Как это видит Билл

Как это видит Билл

 

 

 

Образ жизни по АА (заметки одного из основателей АА)

 

AS BILL SEES IT

(formerly THE A A. WAY OF LIFE)

Copiright © 1967 by

Alcoholics Anonymous ® World Services, Inc.

468 Park Avenue South, New York, N.Y.

Excepts from the A.A. Grapevine and from “A.A. Today
are reprinted with the permission of The A.A. Grapevine,
Inc., whichholds the copyright.

First printing 1967
Thirteened printing 1983
Первое издание русского перевода 2008

 

 

This is A.A. General Service
Conference-approved literature

ISBN 0-9168 5 6-03-8

Отпечатано в России

 

Предисловие

Дорогие друзья!

Предлагаемая вашему вниманию книга содержит несколько сотен выдержек из нашей литературы, касающихся практически всех ас­пектов жизни АА. Мне кажется, что этот ма­териал может быть полезен отдельным людям в проведении медитаций, а также может сти­мулировать дискуссии в группах. Кроме того, данная книга откроет путь к более широкому ознакомлению со всеми нашими изданиями.

За последние двадцать пять лет я имел воз­можность (и это было моей привилегией) на­писать целый ряд книг: «АА взрослеет» и «Две­надцать принципов всемирного обслужива­ния». Последняя книга была включена в наше «Руководство по третьему завету»+. Многие части предлагаемой книги были написаны для нашего ежемесячного журнала «Грейпвайн». Кроме того, я всегда вел обширную личную переписку.

 

Вот те основные источники, на основании которых я написал предлагаемую книгу. По­скольку цитаты изымались из оригинального контекста, то в некоторых случаях, для боль­шей ясности, я дополнительно редактировал материал, а иногда и заново переписывал.

Конечно, данный материал отражает мое личное восприятие образа жизни АА, а пото­му имеет определенные ограничения и недо­статки. Однако, можно надеяться, что эта но­вая книга будет востребована

Всегда преданный вам

Апрель 1967 г.

«Руководство по третьему завету» было переизда­но под новым названием «Руководство по служе­нию АА». «Двенадцать принципов всемирного об­служивания» издавались отдельно в течение двенад­цати лет, но начиная с издания 1981 — 1982 гг. они были включены в Руководство.

 

Как это видит Билл

 

Изменение личности

«Об АА часто говорят, что мы занимаемся только алкоголизмом. На самом деле это не так. Мы должны покончить с пьянством, что­бы остаться в живых. Но тот, кто знаком с лич­ностью алкоголика, так сказать, из «первых рук», знает, что ни один настоящий алкоголик не сможет бросить пить без серьезного изме­нения своей личности».

««« »»»

Мы считали, что «условия» вынуждают нас пить, а когда попытались изменить эти усло­вия, то обнаружили, что не можем сделать это так, как нам хотелось бы; вот тут-то мы полно­стью утратили контроль над собой и стали ал­коголиками. Нам никогда не приходило в го­лову, что мы сами должны были измениться, чтобы приспособиться к каким бы то ни было условиям.

  1. Письмо, 1940.
  2. «Двенадцать и двенадцать».

 

 

 

В руках Божьих

Оглядываясь назад, мы понимаем, что все, слу­чившееся с нами после того, как мы отдали себя в руки Бога, намного превзошло наши планы и ожидания.

««« »»»

Моя депрессия невыносимо усилилась, и мне вдруг показалось, что я находился на самом дне какой-то ямы. И в этот момент рухнули пос­ледние остатки моего гордого сопротивления. Внезапно я обнаружил, что кричу: «Если есть Бог, пусть Он покажет Себя! Я готов на все что угодно, на все-все!!.»

И вдруг комната осветилась каким-то уди­вительным белым светом. Мне казалось, что я нахожусь на горе, и меня обдувает не ветер, а некий дух. И я вдруг осознал, что я свободный человек. Постепенно этот исступленный вос­торг ушел. Я лежал на кровати, но на этот раз в каком-то ином мире, в мире иного осознания. Я был весь пронизан удивительным ощущени­ем Присутствия и думал про себя: «Вот он Бог, о котором говорили проповедники!»

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «АА взрослеет».

Страдания и духовный рост

«В течение многих прошедших лет я обычно сочувствовал всем страдающим людям. А те­перь я сочувствую только тем, кто страдает по своему неведению, кто не понимает цель и ко­нечную пользу страдания».

««« »»»

Один человек, испытавший это на себе, однаж­ды назвал боль пробным камнем всякого ду­ховного роста. Мы, члены АА, вполне согласны с этим, потому, что страдания алкоголиков предшествуют трезвости, а эмоциональные расстройства — душевному покою.

««« »»»

Стремитесь к более глубокой вере. Держите себя открытыми Божественному Свету, даже если на какое-то время вы оказались незря­чими».

  1. Пт4сьмо, 1950.
  2. «Двенадцать и двенадцать».
  3. Письмо, 1950.

Имеем ли мы выбор?

Мы не должны допускать бесполезные мысли о том, что мы являемся беспомощными жертвами нашей наследственности, нашего жизненного опыта и на­шего окружения — и что это единственные силы, которые принимают решения за нас Но это не путь к свободе. Мы должны верить, что мы сами можем сделать выбор.

««« »»»

«Будучи алкоголиками,мы не могли сделать выбор: пить или не пить. Мы были жертвами навязчивой идеи, которая, казалось, вынесла приговор, что мы должны продолжать саморазрушение».

«Однако, в конце концов мы делали выбор, ко­торый привел нас к выздоровлению. Мы начинали осознавать,что в одиночку мы бессильны победить алкоголизм. И это был действительно выбор и, надо сказать, очень трудный выбор. Мы начинали верить в то, что Высшая Сила может вернуть нам здраво­мыслие, когда у нас появится желание практико­вать 12 шагов АА».

«Иными словами, мы выбираем «наше стрем­ление», и мы не могли бы сделать лучшего выбора».

  1. «Грейпватш», ноябрь 1960 г.
  2. Пт4сьмо, 1996.

Сохранение и развитие

Совершенно очевидно, что жизнь, наполнен­ная ощущением недовольства, бессмысленна и лишена счастья. Позволяя недовольству ов­ладеть собой, мы безрассудно расходуем то са­мое время, которое могло бы быть истрачено на что-нибудь полезное. Для алкоголиков, чьи надежды связаны с сохранением и ростом ду­ховного опыта, недовольство особенно неже­лательно. Как мы выяснили, оно смерти подоб­но, ибо, питая это чувство, мы загораживаем­ся от сияния Духа. И тогда безумие алкоголя возвращается, и мы снова начинаем пить. А для нас алкоголь — это смерть.

Для того, чтобы жить, мы должны освобо­диться от злобы. Обиды и злоба — не для нас. Они могут быть сомнительной роскошью, ко­торую могут себе позволить люди нормальные, но для алкоголиков они — яд.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Все или ничего?

Принятие и вера способны привести к стопро­центной трезвости, и они обычно делают это. И они должны делать это, иначе у нас не было бы жизни. Но как только мы пытаемся приме­нить эти подходы к решению наших эмоцио­нальных проблем, мы тут же понимаем, что можем получить только относительные ре­зультаты. Ведь ни один человек не может пол­ностью освободиться от чувства страха, гнева и гордости.

Таким образом, в этой жизни мы должны быть готовы к тому, что невозможно достичь совершенного смирения и любви. Мы должны понять, что процесс решения многих проблем будет очень медленным, отмеченным время от времени тяжелыми неудачами (регрессом). Поэтому мы должны отказаться от нашего привычного лозунга «все или ничего».

«Грейпвайн», март 1962 г.

Царство Духа

Те, кто изучают древнюю историю, могут сказать, что интеллект людей тех времен, по крайней мере, не уступал нашему. Тем не менее, материальный прогресс в те времена был мучительно медленным. Дух современного научного поиска, исследования и изобретательства был почта неизвестен.

В материальной области ум человека был ско­ван предрассудками, традициями и всякого рода установившимися представлениями. Некоторые современники Колумба считали абсурдной мысль, что Земля круглая. Другие чуть не приговорили Га- лилея к смерти за еретические взгляды в астроно­мии.

Давайте спросим себя — не выказываем ли мы ту же предвзятость и неразумность в вопросах духа, которую древние выказывали в вопросах матери­альной жизни?

««« »»»

Мы узнали, что условия, которые Бог ставит перед теми, кто ищет Его, не очень сложные. Для нас Цар­ство Духа обширно, просторно и всеобъемлюще. Оно всегда открыто и доступно для тех, кто настой­чиво ищет. Оно открыто, с нашей точки зрения, для всех людей.

«Анонтлмные алкоголики».

Новая жизнь

Правда ли, что трезвость — это все, чего мы ожидаем от духовного пробуждения? Нет, трезвый образ жизни — это только начало; это первый дар нашего первого пробуждения. Если мы хотим получить и другие дары, то процесс пробуждения должен продолжаться. И по мере его продвижения вперед, мы обнаружи­ваем, что постепенно, шаг за шагом, мы можем отказаться от нашей прежней жизни — жиз­ни, которая не работала — и вступать в новую жизнь, которая может и должна состояться при любых условиях.

Несмотря на мирской успех или неудачу, несмотря на страдания или радость, несмотря на болезни или здоровье или даже саму смерть, мы сможем прожить новую жизнь с ее беско­нечными возможностями, если мы действи­тельно хотим продолжить наше пробуждение, практикуя Двенадцать Шагов ДА.

«Грейпвайн», декабрь 1957 г.

Группы и мировое сообщество

Когда выполнение программы Двенадцатого Шага приводит к созданию группы, все делают еще одно открытое: в большинстве своем алкоголики не могут выздороветь, если не являются членами группы. Каждый начинает понимать, что он лишь неболь­шая частица большого целого, что никакая личная жертва не слишком велика для сохранения Содру­жества Он понимает, что надо заглушить в себе же­лания и амбиции, если они могут принести несчас­тье группе.

Становится ясным, что группа должна вы­жить, чтобы выжил каждый человек.

««« »»»

«И человек, находящийся еще далеко от берега, и ДА, которая ведет свою борьбу с далеких странах — все члены ДА знают, что они являются частью все­мирного сообщества ДА, что они разъединены толь­ко физически и что их собратья могут быть где-то совсем рядом, может быть в соседнем порту. И это имеет огромное значение благодаря их увереннос­ти, что милость Божья с ними везде, независимо от того, находятся ли они в открытомморе, тали в ка­кой-то отдаленной точке Земли тали дома».

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. Письмо, 1966.

Из темноты

Как мы уже видели, самоанализ является спо­собом, с помощью которого мы используем новое видение, деятельность и Божью милость, чтобы справиться с темными, негативными чер­тами нашего характера Это шаг к овладению таким видом смирения, которое позволяет нам рассчитывать на помощь Бога Однако, это толь­ко один шаг. А мы хотим двигаться дальше.

Мы хотим, чтобы то хорошее, что есть в нас, даже в худших из нас, росло и расцветало. Для этого нужен целительный воздух и оби­лие пищи, но, прежде всего, нужно много сол­нечного света, потому что в темноте ничего не растет. Медитация — это первый шаг навстре­чу солнцу.

««« »»»

«Кажется, что когда мы открываем глаза, ясный свет падает на всех нас. Поскольку причиной нашей слепоты являются наши собственные недостатки, мы с самого начала должны понять, что это за недостатки. Конструктивная медита­ция является первым требованием на каждом этапе нашего духовного возрождения».

  1. «Двенадцать Т4 двенадцать».
  2. Пт4сьмо, 1946.

Качество или количество

«Что касается этого непростого вопроса, то я не стал бы смущаться по этому поводу. Я ду­маю, что вы много страдаете из-за совершен­но бесполезного чувства вины. По каким-то причинам Господь приготовил для некоторых из нас более трудный путь, и, как мне кажется, вы идете именно по одному из таких путей. Господь не требует от нас быть непременно успешными. Он просто просит нас попробовать стать такими. И именно это вы делали и делае­те сейчас. Поэтому, я не стал бы сторониться АА из-за чувства смущения или стыда Это как раз то место, где вы должны находиться. Поче­му бы не попробовать стать ее членом? И зна­ете ли, вам не нужно будет тащить все АА на своих плечах.»

«Очень часто имеет значение не количе­ство добрых дел, которые вы совершаете, а их качество».

«И главное, каждый день надо делать хотя бы одно доброе дело».

Пт4сьмо, 1958.

 

■j 1961 avadiw ‘«Hnvaumdj» “i ■«сяинэжАуэ ou oaxjVoaoxAj» у

woduV туршяуэжияиУА wnxe овн уиуэУвн Hiqdox -o>i ‘туинтмяэод wbh ojohhb£B>io ‘KndaaoV ojoh -wodjo ojoxe nnfreenvBad bW ганетзж и mood -VAw оншжвжооУ иуэтуи вУяэоя ‘уу я ‘iqw мдожь ‘iqvm wbh ивУ уу -wnjAdy BdBV ояоже BhBVsdsn южэвуяк иэьвУве иэптаэнжвя иэтвн’dвУ ииш -ивьиуэя твн w3h ‘ээшяуод ожьэн оже — Bdsg

««« »»»

  • яжАндшоп jXiow ‘вншзи qoBviqd>i -жо эн эЙ1Э Awo>i ‘аь в ‘>юУвнА я wsVndn hwbo iqw ‘эвьАуз woHHHiodn я !уу иэУи ysdsna шзэн ПНЖУОУ М|/у ‘ИИЯЖЗИЭУ Я ЯО>1ИУОЯО>1УВ ояжоэйг -до оже ‘яонипн^н dogBH ojoodn эн оже — уу

КЭЧХИУЭУ

сшиУохдоэн wradoxoM JdcV

ei

■j 1961 чнсяи ‘«HMvaumdj» у ■«4i.vfiVmaaV и qivfiVvHaay» -j

  • ихЛп о к hv уЛнйзаэ зн ‘ахну -эУэйпо мдохь‘Bxdsaodu KBHHsaioaBdH квннкою -on KoxnVoaodn ‘woEBdgo ииж •HWKiooHHBdx nw -ихе AV>i<3wxnVoxodn KBdoi,o>i ‘omHsdnwo >i шАн bh юахвавю о Aiow к woeBdgo whmbx oxavoj^ ‘mooVdoi j3how xiaxovoe Huiaoood юхкУохвн зУа ‘kvwse ваиь -HBwgo он ‘внауэхвхэуавМн охауожвн ‘iaHodoxo иш -AdV з ‘и ‘MHodoxo ионУо з ‘к HHsfnAweoa и нниа ваю -аАь MHnoifdx ахвжэдеи Aiowo к ио>гв>1 а ‘инэнэхз иод, a oxavox «кнУшэо KHHsdHWD» ахАнашэоУ Aiow у,

««« »»»

  • ваюэгпиуеи иптвн ахвамУавсЗно аэвниь -вн KHiqydoi ‘инеиж изптвн wovoiawo гааннэаюниУэ юдиаонвю итУогу HwniAdy з omrofngo и отаьАуон -швуд ‘Азжо >i HHHSvwsdio хмннэаюэюэ хигпвн эин -sdoaisvaoyAByio^j hwh в>шэудэс1юнАоуе иуи ‘woiog wbh xiqHHBaodBy ‘ашзшшони KHHsfnBdam еэд iaw -иаюэйаАзоэн siadoxox ‘кинваодэсЬ, wniAdy >i иуи эдзз >i ахвуакаУэсЗн звн азвуавюве BHiaVdo j •шооньиу ошх -HaeBd >i теэиашлшэс1н wiaHaBvi и wo>iHHboi3H шэон -yAdiwBifnoiBy>KodoH Ухганаогоо юазвуак‘hwbxbcLio hwhhhbheooosh иуи hwmhhbheooo втауэвашэюУон вУюза и кдэз оганвУавскю >i квйгАУэа ‘KHiqydoi од и

мэиоц
г\

 

Проблемы новичков

Здесь возникает соблазн чрезмерной опеки над новичками. Возможно, нам захочется что-то советовать им в тех делах, где мы совсем не компетентны или где вообще не следует нико­му давать советов. Мы чувствуем обиду и сму­щение, когда наш совет отвергают, а когда его принимают — еще большее смущение.

««« »»»

«Вы не можете заставить новичка (в оригина­ле «лошадь») пить воду, если он все еще пред­почитает пиво или просто сходит с ума из-за того, что не может понять, чего хочет. Поставь­те рядом с ним ведро воды, расскажите ему, как она хороша и почему, и оставьте его.

Если человек действительно хочет напить­ся, то, насколько я знаю, его нельзя остано­вить — поэтому оставьте его в покое и дайте ему напиться. Но при этом позаботьтесь, что­бы рядом с ним было также ведро с водой».

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. Пт4сьмо, 1942.

Вечные ценности

Многие люди не хотят иметь дела с абсолютными духовными ценностями. По их словам перфекци­онисты либо имеют слишком большое самомне­ние, поскольку считают, что они достигли чего-то невозможного, либо они погружаются в самоби­чевание из-за того, что не смогли сделать этого.

Однако, мне кажется, что мы не должны при­держиваться таких взглядов. Не вина высоких иде­алов, что ими иногда неправильно пользуются, и таким образом, они превращаются в несерьезные оправдания вины, возмущения и гордости. Напро­тив, мы не можем совершенствоваться, пока мы постоянно пытаемся предугадать, что же такое веч­ные духовные ценности.

««« »»»

«Изо дня в день мы пытаемся немного прибли­зиться к Божьему совершенству. Поэтому мы не должны плакать и винить себя в том, что не смогли стать Его образом и подобием к следующему чет­вергу. Наша цель — прогресс, а Его совершенство — это наш маяк, находящийся чрезвычайно далеко (на расстоянии световых лет), но который влечет нас к себе».

  1. «Грейпватш», Т4юнь 1961 г.
  2. Пт4сьмо, 1966.

Никогда опять!

«Большинство людей чувствует себя более уве­ренно на основе не пить 24 часа, чем в своем решении бросить пить навсегда. Многие из них нарушили очень много решений. На самом деле это вопрос личного выбора каждого. Каж­дый член АА имеет возможность трактовать программу по своему усмотрению.

Я сам принимаю решение, что я намерен больше никогда не пить. Это звучит несколько иначе, чем «я никогда больше не буду пить». Последнее заявление иногда приводит людей к беде, поскольку базируется на личном реше­нии сделать то, что мы, алкоголики, никогда не могли сделать. Это в большей степени акт воли, который оставляет слишком мало места для идеи, что Господь освободит нас от пагубного стремления к алкоголю, если мы будем следо­вать программе АА».

Письмо, 1949.

На пути к честности

Эта странная особенность ума и эмоционального начала в человеке, это порочное желание скрыть не­привлекательный мотив, выставив вперед привле­кательный, характеризует поступки практически всех людей. Этот тонкий и ускользающий от рас­смотрения вид лицемерия может лежать в основе многих незначительных поступков и мыслей чело­века. Обучаясь ежедневно выявлять, признавать и исправлять эта недостатки, мы приобретаем то глав­ное, что позволяет нам формировать свой характер и жить разумно.

««« »»»

Обман других почти всегда происходит из обмана себя самого.

««« »»»

Почему-то нас в меньшей степени смущает перс­пектива быть наедине с Богом, чем предстать перед другим человеком. Пока мы не сядем с кем-нибудь и не обсудим то, что так долго таили в себе, наше же­лание «произвести чистку в доме» существует в ос­новном в теории. Если мы будем честны с кем-либо, это подтвердит, что мы были честны перед собой и перед Богом.

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. «Грейпвайн», август 1961 г.
  3. «Двенадцать и двенадцать».

Компаньон и партнер

«Д-р Боб был моим постоянным компаньоном и партнером во всех великих делах АА. Будучи вра­чом и просто великим человеком, он выбрал работу в АА в качестве своего основного занятая и достиг в своем деле вершин, которые ни по количеству, ни по качеству не может превзойти ни один другой человек. С помощью несравненной сестры Игна- сии в госпитале Святого Томаса в Акроне он, со­вершенно бескорыстно, исцелил и тело, и душу пята тысячам алкоголиков.

Даже в самом начале пути АА со всеми его стрессами и трудностями, мы никогда не сказали друг другу ни одного резкого слова И я с большой благодарностью должен признать, что в этом была основная заслуга д-ра Боба».

««« »»»

«Мы расстались с д-ром Бобом, зная, что он дол­жен пройти серьезную операцию. Широкая, муд­рая улыбка освещала его лицо, когда он сказал, по­чти в шутку: «Помни, Билл, это дело нельзя зава­лить. Пусть оно останется простым!» Я отвернулся не в силах вымолвить ни слова Это была наша пос­ледняя встреча.

  1. Письмо, 1966.
  2. «АА взрослеет».

Вино успеха

Но не только неприятные и неожиданные про­блемы требуют самоконтроля. Нужно быть осторожным и тогда, когда мы достигаем пре­стижного положения в обществе или матери­ального успеха. Никто не пенил личный успех больше, чем мы; мы просто упивались успехом как вином, которое всегда поднимало наш то­нус. Когда на нашу долю выпадал успех, мы в своих мечтах одерживали еще большие побе­ды над людьми и обстоятельствами. Ослеплен­ные горделивой самоуверенностью, мы начи­нали вести себя как большие боссы. И, конеч­но же, люди отворачивались от нас, когда им это надоедало или мы их обижали.

Теперь, когда мы стали членами АА, боль­ше не пьем, вновь пользуемся уважением дру­зей и коллег, мы видим, что нам все еще нужно тренироваться, чтобы не повторять прежних ошибок. Страхуясь от приступов самовосхва­ления, мы напоминаем себе, что мы трезвы се­годня только по милости Божьей и что все, чего мы добились, — это, скорее, Его успех, чем наш.

«Двенадцать Т4 двенадцать».

Свет молитвы

«Боже! Дай нам разум и душевный покой при­нять то, что мы не в силах изменить, мужество изменить то, что мы можем, и мудрость отли­чить одно от другого».

««« »»»

Мы бережно храним нашу «Молитву о душев­ном покое», поскольку она дает нам новый свет, который способен рассеять нашу пре­жнюю и почти фатальную привычку обманы­вать себя самого.

В сиянии этой молитвы мы видим, что правильно понятое поражение не является катастрофой. Теперь мы знаем, что не долж­ны убегать, не должны опять преодолевать трудности с помощью бульдозера, который громоздит перед нами препятствия быстрее, чем их можно удалить.

«Грейпвайн», март 1962 г.

Опять граждане

«Каждый из нас, т.е. тот, кто извлек максимум пользы из программы, приложил в прошломмно- го усилий для работы по Двенадцатому Шагу. Это относится и ко мне. Возможно, я бы не остался трезвым, если бы проделал меньшую работу.

Однако, раньше тали позже большинство из нас сталкивается с другими обязательствами — перед семьей, друзьями и страной. Как вы помните, Две­надцатый шаг предусматривает «использование этих принципов во всех своих делах». Таким обра­зом, я думаю, что вы сами должны решить, будете ли вы руководствоваться принципами Двенадцато­го шага в своей работе. Никто не может сказать вам точно, что вы должны делать в данный момент вре­мени.

Я только знаю, что в какой-то момент от вас ожидается нечто большее, чем просто донести идеи ДА до других алкоголиков. В ДА мы не только стре­мимся к обретению трезвого образа жизни, но мы пытаемся опять стать гражданами мира, который мы отвергали, и который однажды отверг нас Это конечная цель, к достижению которой наша рабо­та на Двенадцатом шаге является первым, но не последним усилием».

Пт-1Сьмо, 1959.

Страх как средство
для достижения цели

Главным возбудителем наших недостатков был эгоистический страх; прежде всего, страх, что мы утратим то, чем владеем, или не получим того, что нам хочется иметь. Живя с ощущени­ем неудовлетворенных желаний, мы постоян­но испытывали беспокойство и недовольство. Мы не могли обрести покой, пока не умень­шили свои притязания.

««« »»»

Несмотря на его разрушающую силу, мы об­наружили, что страх может подтолкнуть нас к чему-то лучшему. Страх может быть сред­ством достижения благоразумия и должного уважения к другим людям. Он может указать путь, как к справедливости, так и к ненависти. А чем больше в нас чувства уважения и спра­ведливости, тем больше у нас шансов обрести любовь, хотя и выстраданную, но даруемую нам свободно. Поэтому можно сказать, что страх не всегда разрушителен, поскольку по­знание его последствий ведет нас к позитивным ценностям.

  1. «Двеналцать и двенадцать».
  2. «Грейпвайн», январь 1962 г.

Почитание всего

Мы обнаружили, что на самом деле мы были почитателями. Что это за состояние, когда у тебя мысленно идут «мурашки по телу» от это­го? Разве мы, в том или ином виде, не поклоня­лись людям, мыслям, вещам, деньгам и самим себе?

И затем, с более хорошей мотивацией, раз­ве мы не поклонялись восходу солнца, морю или цветам? Кто из нас может сказать, что он никогда не любил чего-то или кого-то? Разве эти вещи не являются «кирпичиками», из ко­торых строится наша жизнь? Разве эти чувства, в конце концов, не определяют направление нашего существования?

Нельзя говорить, что мы не способны к вере, любви или почитанию. В той или иной форме мы живем, следуя нашей вере.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Мы все похожи, когда наступает
момент решения

Вначале АА потребовалось целых четыре года, чтобы вернуть к постоянной трезвой жизни хотя бы одну женщину-алкоголичку. Женщи­ны обычно говорят с «высокими основания­ми», что они другие, и поэтому АА не для них. Но по мере улучшения общения, в большой степени благодаря самим же женщинам, ситу­ация изменилась.

И этот процесс распознавания и передачи продолжался. Житель неблагополучного рай­она сказал, что он другой, не такой, как все. А человек, занимающий видное положение в обществе (или бездомный бродяга-алкоголик с Парк Авеню), заявил то же самое, но даже более громогласно — то же говорили артисты и другие профессионалы, богатые, бедные, ве­рующие, агностики, индейцы и эскимосы, ве­тераны и заключенные.

Но сегодня все они и многие-многие дру­гие, находясь в трезвом состоянии, говорят о том, как похожи все алкоголики, когда они вынуждены признать, что оступились.

«Грейпватш», октябрь 1959 г.

Мы не можем стоять на месте

Когда АА только создавалось, меня не очень заботило, что в некоторых областях жизни я топтался на месте. У меня всегда наго­тове было объяснение: «В конце концов, — убеждал я сам себя, — я слишком занят други­ми более важными делами». Это был мой поч­ти идеальный рецепт комфорта и самоуспоко­ения.

««« »»»

Очень многие из нас обычно заявляли: «Я трезв и счастлив. Чего еще мне желать или делать? Мне хорошо при том, как есть». Мы знаем, что цена такого самоудовлетворения — неизбеж­ное скатывание назад, заканчивающееся в ка­кой-то момент жестоким пробуждением. Мы либо должны идти вперед, либо быть готовы­ми к полному разрушению. Для нас статус кво может быть только сегодня, и никогда завтра Мы должны измениться; мы не должны топ­таться на месте.

  1. «Грейпвайн», Т4юнь 1961 г.
  2. «Грейпвайн», февраль 1961 г.

Действительная
духовная независимость

А факты эта таковы: чем выше наша готовность подчи­ниться Высшей Силе, тем более независимыми мы ста­новимся. Поэтому практикуемая АА зависимость пред­ставляет собой средство для достижения подлинной не­зависимости духа

Давайте посмотрим, как эта зависимость прояв­ляется в повседневной жизни. В этой сфере просто уди­вительно бывает обнаружить, как фактически мы за­висимы, совершенно не осознавая этого. В каждом современном доме имеется электропроводка, обеспе­чивающая нас электроэнергией и светом Мы рады та­кой зависимости и только надеемся, что не произойдет ничего такого, что лишило бы нас энергоснабжения. Принимая нашу зависимость от этого чуда науки, мы обнаруживаем, что наша личная независимость растет. Более того, мы добились не только большей независи­мости, но и большего комфорта и безопасности. Энер­гия направлена в нужное русло. Незаметно и надежно электричество — эта странная энергия, понимание ко­торой доступно немногим, — удовлетворяет и наши простейшие будничные запросы, и самые насущные.

Но, как только речь заходит о нашей духовной или эмоциональной зависимости, мы ведем себя со­вершенно иначе. Как настойчиво мы отстаиваем свое право думать и действовать целиком по-своему. Ко­нечно, каждый раз сталкиваясь с проблемой, мы взве­шиваем все «за» и «против». Мы вежливо выслушива­ем всех, кто готов дать нам совет, но принимать реше­ния мы должны сами.

«ДвенаАЩть и двеяздщага».

Ежедневная отсрочка

Мы не излечились от алкоголизма. Просто каждый день нам дается отсрочка приговора при условии нашего духовного роста.

««« »»»

Поэтому мы, члены АА, подчиняемся духов­ным принципам вначале потому, что обязаны это делать, а в конце концов потому, что нам нравится та жизнь, которую несет с собой это подчинение. А дисциплинируют членов АА ог­ромные страдания и огромная любовь, и нам не нужны другие стимулы.

  1. «Анонтлмные алкоголики».
  2. «Двеналцать и Авеналцать».

Возмутители спокойствия
могут стать учителями

Очень немногие из нас все еще боятся, что лю­бой новичок может подорвать репутацию или эффективность АА. Те, которые срываются; те, кто занимались попрошайничеством; те, кто затевал скандалы; те, у кого были психические отклонения; те, кто восставали против прог­раммы; те, кто торговали репутацией АА — все эти люди редко причиняли вред группе АА, а если и причиняли, то ненадолго.

Некоторые из них стали нашими наибо­лее уважаемыми и любимыми людьми. Другие остались, чтобы испытать наше терпение, со­блюдая, тем не менее, трезвость. Другие поки­нули нас. И мы постепенно стали воспринимать таких возмутителей спокойствия не как какую- то угрозу, а скорее как учителей. Они заставля­ют нас проявлять терпение, выносливость и смирение. В конце концов, мы видим, что эти люди просто больны в большей степени, чем мы, что мы, которые обвиняем их, являемся просто Фарисеями, чья ложная праведность наносит нашей группе более серьезный духов­ный урон.

«Грейпвайн», август 1946 г.

Благодарность прежде всего

«Благодарность должна быть прежде всего, а не после.

Иными словами, если ты передаешь идеи АА другим людям, ты получаешь самое лучшее из возможного вознаграждения за ту помощь, которую когда-то получил ты сам».

««« »»»

Практически все члены АА говорят, что ничто не доставляет более глубокого удовлетворения и большей радости, чем практическая деятель­ность последнего Шага. Видеть, как открыва­ются удивленно глаза мужчин и женщин, ког­да они движутся из тьмы навстречу свету, ви­деть, как в их жизни появляются цель и смысл, видеть, как воссоединяются семьи, как воз­вращаются в круг своих друзей и знакомых в качестве полноправных граждан недавно от­верженные алкоголики, и более всего — ви­деть, как души этих людей пробуждаются, чтобы впустить в свою жизнь любящего Бога, — все это составляет сущность того, что мы получаем, когда передаем свой жизненный опыт другим алкоголикам.

  1. Письмо, 1959.
  2. «Двенадцать и двенадцать».

Отказ от «сухого пьянства»

«Иногда у нас наступает депрессия. Я прошел через это; я сам был чемпионом по сухой пьян­ке. Если поверхностные причины были всего лишь частью всей картины, просто события­ми, которые ускоряют депрессию, то более се­рьезные причины, я уверен, лежали глубже.

Умом я принимал свою ситуацию, а эмо­ционально — нет.

Конечно, для таких проблем нет готовых решений. Но частично они могут быть реше­ны путем неустанных усилий по прохождению всех Двенадцати Шагов ДА».

Пт4Сьмо, 1954.

В Божьих владениях

«В Божьих владениях ничто не пропадает зря. Через неудачи мы получаем урок смирения, который, по всей вероятности, необходим, хотя и болезнен».

««« »»»

Мы не всегда приближаемся к мудрости через наши добродетели; очень часто осознание при­ходит к нам через муки от наших прежних без­рассудных поступков. Поскольку это было сущностью нашего личного опыта, то это так­же становится сущностью нашего общего опы­та, опыта нашего Братства.

  1. Письмо, 1942.
  2. «Грейпвайн», август 1946 г.

Моральная ответственность

«Некоторые решительно отрицают позицию АА о том, что алкоголизм — это болезнь. Они считают, что такая концепция снимает мо­ральную ответственность с алкоголиков. Но любой член АА знает, что это совсем не так. Мы не пытаемся использовать концепцию бо­лезни для того, чтобы избавить членов АА от ответственности. Наоборот, мы используем факт этого смертельного заболевания для того, чтобы наложить на алкоголика самое тяжелое моральное обязательство — пройти Двенад­цать Шагов для выздоровления.

В самом начале, когда у человека только формируется пристрастие к выпивке, он зача­стую виноват в своей безответственности. Но когда он переходит на стадию компульсивного потребления алкоголя, он уже не может нести полную ответственность за свое поведение. У него появляется одержимость, которая застав­ляет его пить снова и снова, и физическая чув­ствительность к алкоголю. В конце концов все это ведет к безумию и смерти.

Но когда его заставляют осознать свое по­ложение, то ему приходится принять програм­му АА по духовному возрождению».

Беседа, 1960.

 

Основа для жизни

Мы обнаружили, что получаем руководство в наших действиях в той мере, в какой переста­ем требовать от Бога, чтобы Он действовал по нашему заказу и в соответствии с нашими ус­ловиями.

««« »»»

Обычно мы просим, чтобы в течение дня Бог помог нам наилучшим образом понять Его волю и дал силы исполнить ее.

««« »»»

Существует прямая связь между самоанали­зом, медитацией и молитвой. И по отдельнос­ти они приносят много пользы и облегчения человеку. Но логически взаимосвязанные и переплетенные, они образуют нерушимое ос­нование жизни человека.

 

«Не связаны ни с какой
сектой…»

«АА вернули тысячи бедных христиан в церк­ви и превратила в верующих бывших атеис­тов и агностиков. Они также сделали хороших членов АА из тех, кто исповедует Буддизм, Ислам и Иудаизм. Так, например, мы часто задаемся вопросом, присоединились бы наши члены в Японии, исповедующие Буддизм, к нашему обществу, если бы АА официально признала бы себя исключительно христианс­ким движением.

Вы легко можете убедиться в этом, пред­ставив, что АА было создано среди буддистов и что они бы сказали, что вы можете присое­диниться к ним, только если примете Буддизм. При таких обстоятельствах если бы вы были алкоголиком-христианином, то вам остава­лось бы только повернуться лицом к стенке и умереть».

 

Преобразование страданий

«В обычном понимании АА не является счаст­ливой историей. Это история о том, как благо­даря Божьей милости страдания превращают­ся в духовное развитие».

««« »»»

Аля д-ра Боба ненасытная алкогольная тяга была, очевидно, физическим явлением, кото­рая терзала его в первые несколько лет пребы­вания в АА. Это было время, когда только до­несение идей до других алкоголиков и днем и ночью, заставляла его забыть о выпивке. Хотя его тягу к спиртному было очень трудно пода­вить, она без сомнения стала частью сильного стимула, который привел к созданию Группы номер один в Акроне.

Духовное освобождение Боба проходило не просто, и оно было болезненным и медлен­ным. Оно всегда подразумевало тяжелейший труд и острую бдительность.

  1. Пт4сьмо, 1959.
  2. «АА взрослеет».

 

Сначала смирение

Мы нашли среди членов АА многих, думавших в свое время так же, как мы. Они помогли нам осознать истинные размеры своего «я». На их примере мы убедились, что смирение и интел­лект совместимы, если смирению отдается пер­венство. Начав жить по-новому, мы обрели дар веры, действенной веры. И для вас открыт этот путь.

««« »»»

Смирение, овладение которым в прошлом по­нималось как насильственное пичканье горь­кой похлебкой унижения, становится полез­ным питательным веществом, приносящим душевный покой.

 

Наполненные и благодарные
сердца

Вот одно упражнение, которое я практикую — попытаться провести полную инвентаризацию моих благословений, а затем правильного при­нятия множества моих даров, как временных, так и духовных. Таким образом, я пытаюсь до­стичь состояния радостной благодарности. Если такая благодарность неоднократно под­тверждается и обдумывается, то она, в конце концов, может вытеснить привычную тенден­цию благодарить себя самого за любое дости­жение в какой-либо области жизни.

Я старался строго придерживаться сентен­ции, что полное и благодарное сердце не мо­жет быть источником тщеславия. Переполнен­ное благодарностью, человеческое сердце раз­дает любовь, самое прекрасное чувство.

«Грейпвайн», март 1962 г.

 

Связь с Богом

«Я твердо верю и в то, что Бог ведет меня по жизни, и в молитву. Но, надеюсь, я полностью осознаю и являюсь достаточно смиренным, чтобы понять, что нет полной непогрешимос­ти в моем понимании Божьего руководства.

Как только мне кажется, что я получил надежную связь с Богом, я тут же становлюсь эгоистом и попадаю в беду. Никто не может причинить больше бессмысленного горя, чем человек, который думает, что он напрямую связан в Богом».

 

Избавление от обид

Злоба — это враг «номер один». Она разруша­ет алкоголиков больше, чем что-либо другое. Она является причиной всех видов духовных недугов, ибо мы были больны не только психи­чески и физически, но и духовно. Когда мы пре­одолеваем заболевание духа, мы излечиваем­ся также психически и физически.

Поводы нашего озлобления мы изложили на бумаге. Мы составили список лиц, учрежде­ний или просто общих принципов, которые вызывают у нас злость. Записав все это, мы спро­сили себя, почему мы испытываем это чувство. В большинстве случаев оказалось, что понесли ущерб или находились под угрозой: наше чув­ство собственного достоинства, наш кошелек, наши амбиции, наши взаимоотношения (вклю­чая сексуальные) с другими людьми.

««« »»»

«Написание писем может быть прекрасным предохранительным клапаном — при условии, что мусорная корзина находится рядом».

  1. «Анонт4мные алкоголики».
  2. Письмо, 1949.

Материальное достижение

Конечно, ни один алкоголик и ни один член АА не имеют ничего против материальных дости­жений человечества Мы не будем спорить и с теми, кто страстно отстаивает точку зрения, что удовлетворение первичных потребностей человека составляет главную цель жизни. Но мы совершенно уверены в том, что, пытаясь следовать этой формуле, ни одна категория людей в мире не делала больших глупостей, чем алкоголики.

В течение тысячелетий мы пытались тре­бовать большую, чем нам причитается, долю обеспеченности, престижа и любви. Когда нам казалось, что мы добиваемся этого, мы пили, строя еще более грандиозные планы. Потер­пев хотя бы незначительную неудачу, мы пили, чтобы забыться.

Во всех этих стремлениях, многие из кото­рых не содержали в себе ничего предосудитель­ного, обнаруживалось отсутствие в нас смире­ния. Нам не хватало перспективы, чтобы по­нять, что главное внимание должно уделяться развитию личности и духовным ценностям и что удовлетворение материальных потребно­стей не является целью жизни.

 

Правила членства?

В 1943 или 1944 годах Центральный офис об­ратился с просьбой ко всем группам подгото­вить и прислать им правила вступления в чле­ны группы. После получения всех материалов мы проанализировали их и пришли к удиви­тельному выводу.

Если бы все эти правила вступили в силу везде одновременно, то любому алкоголику было бы просто невозможно вступить в АА. Почти девять десятых наших старейших и луч­ших членов не смогли бы попасть в нашу орга­низацию.

««« »»»

Опыт научил нас, что лишить алкоголика шан­са выздороветь означает иногда вынести ему смертный приговор, и почти всегда — обречь на бесконечные страдания. Кто решится быть судьей, присяжным или палачом своего боль­ного собрата?

  1. «Грейпвайн», август 1946 г.
  2. «Двеналцать и Авеналцать».

 

 

 

 

Самоуверенность и сила воли

Поначалу идея признания поражения вызыва­ет у большинства протест. Вступая в Содруже­ство АА, мы ожидали, что нас научат уверен­ности в себе. Потом нам объяснили, что, когда речь идет об алкоголе, уверенность в себе ни­кому не помогает, а, скорее, даже мешает. Наши наставники заявили, что мы являемся жертвами пристрастия, столь коварного и силь­ного, что никакая человеческая воля не в со­стоянии пересилить его.

««« »»»

Только стремясь подчинить свою волю Божь­ей, мы начинаем правильно использовать ее. Для многих из нас это было настоящим откро­вением. Все наши беды были вызваны невер­ным использованием силы воли. Мы старались обрушиваться на наши проблемы, опираясь на волю, вместо того чтобы согласовывать ее с намерениями Всевышнего относительно нас. Цель Двенадцати Шагов АА — сделать такую согласованность все более возможной…

Какова должна быть
анонимность?

Как правило, каждый новичок хотел, чтобы его семья сразу же узнала о том, чем он собирает­ся заняться. Он также хотел посвятить в свои дела всех тех, кто пытался помочь ему, — вра­ча, священника, близких друзей. Поверив в себя, он чувствовал, что может рассказать о своем новом образе жизни своему начальнику и коллегам. Когда же он начинал помогать дру­гим, он понимал, что способен свободно гово­рить об АА почти что со всеми.

Эти, не выходящие за рамки определенно­го круга рассказы помогали ему избавиться от страха, что на нем клеймо алкоголика, и начать распространять новость о существовании АА среди своих соседей. Благодаря этим беседам к нам пришли многие мужчины и женщины. Хотя анонимность в строгом смысле слова здесь не соблюдалась, но ее дух, тем не менее, не нарушался.

Ежедневное принятие

«Слишком много в своей жизни я занимался поис­ком недостатков в других Это как бы наиболее изощ­ренная и порочная форма самоудовлетворения, ко­торая дает нам возможность оставаться в блаженном неведении о наших собственных недостатках. Очень часто мы слышим «Если бы не он (она), как бы я был счастлив!»

««« »»»

Первая проблема, с которой мы сталкиваемся, это принять обстоятельства, как они есть, себя, какой ты есть, и людей вокруг, какие они есть. Иными словами, надо приобрести смирение, без которого нельзя достигнуть никакого реального прогресса. Снова и снова мы должны возвращаться к этой нелестной отправной точке. Это своего рода тре­нировка принятия всего, как оно есть, и мы долж­ны проводить ее ежедневно в течение всей жизни.

Если мы всеми силами стремимся избежать пре­вращения истинного анализа фактов нашей жизни в ложное оправдание апатии или пораженчества, то это может стать прочной основой для улучшения на­шего эмоционального состояния и, соответственно, духовного прогресса

  1. Пт4СЬМО,
  2. «Грейпвайн», март 1962г.

 

Наши соратники

Сегодня большинство из нас приветствуют появление любой новой информации, способ­ной пролить свет на эту загадочную и трудную болезнь, называемую алкоголизмом. Мы всег­да рады появлению новых и пенных данных, будь то из лабораторных анализов, с кушетки психотерапевта или из социальных исследова­ний. Мы рады любой новой информации, ко­торая правильно информирует обществен­ность и меняет ее традиционное отношение к алкоголикам.

Людей, которые работают с алкоголика­ми в любом качестве, мы все больше воспри­нимаем как соратников, которые помогают найти путь из темноты к свету. Мы видим, что вместе мы можем достичь того, что нам было бы не под силу в одиночку или в соперничестве друг с другом.

«Грейпвайн», март 1958 г.

 

Истинные и ложные амбиции

Мы более внимательно присмотрелись к себе и другим алкоголикам. Мы поняли, что нас все время подстегивал неразумный страх или бес­покойство, заставлявшие нас превращать жизнь в погоню за славой, деньгами и положе­нием, которое мы считали руководящим. Та­ким образом, ложная гордость стала оборот­ной стороной той самой монетки, на лицевой стороне которой было написано слово «страх» и в которую мы играли себе на погибель. Мы просто обязаны были стать первыми, чтобы скрыть глубоко спрятанный в нас комплекс неполноценности.

««« »»»

Настоящие амбиции — это не то, что мы ду­мали. Это желание быть полезным и смиренно идти по жизни под сенью Божьей благодати.

 

Увидеть — значит поверить

Почти детская вера братьев Райт в то, что они смогут построить летательный аппарат, была основой их успехов. Без этой веры они ничего не добились бы.

Мы, агностики и атеисты, придерживались идеи, что опора на собственные силы поможет нам решить все наши проблемы. Когда же на чужих примерах мы увидели, что идея упова­ния на Бога практически решает проблемы других людей, мы начали чувствовать себя как те, кто утверждал, что у братьев Райт ничего не выйдет.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

Живите в спокойствие

Когда алкоголик страдает от головной боли, вызванной вчерашней попойкой, его сегод­няшняя жизнь отравлена. Но есть похмелье другого рода, которое знакомо и пьющим, и непьющим в равной мере. Это «эмоциональ­ное похмелье» — прямое следствие вчерашне­го и сегодняшнего избытка отрицательных эмоций — гнева, страха, ревности и т.п.

Чтобы жить спокойно сегодня и в буду­щем, необходимо устранить такие «похмелья». Это не значит, что нужно без конца возвра­щаться к печальным событиям прошлого. Для этого требуется сейчас, сегодня признать и исправить свои ошибки.

 

 

 

Силы… из поражения

Если вы решили бросить пить, это решение должно быть безоговорочным, без всякой зад­ней мысли когда-либо вернуться к нормально­му потреблению алкоголя.

««« »»»

Таков парадокс духовного возрождения через АА: сила возникает из полного поражения и слабости, отход от старой жизни как условие обретения новой.

  1. «Анонтзмные алкоголики».
  2. «АА взрослеет»

АА: мягкая анархия
и демократия

Придя в АА, мы ощущаем большую личную сво­боду, чем в любой иной организации. Нас не могут заставить что-то сделать. В этом смысле наша организация олицетворяет анархию «в легкой форме». Большинство людей восприни­мает слово «анархия» как нечто негативное. Но я думаю, что тот идеалист, который впервые на­чал пропагандировать эту концепцию, чувство­вал, что если только люди получат полную свобо­ду и не будут никому подчиняться, они будут доб­ровольно объединяться на основе общности интересов. АА является именно такой мягкой формой анархии, которую он представлял.

Но когда мы приступаем к действию — начинаем функционировать как группа — мы понимаем, что нам необходима демократия. После ухода наших старейших членов мы на­чали выбирать доверенных лиц большинством голосов. Каждая группа в этом смысле превра­щается в городское собрание. Все планы дея­тельности группы должны быть утверждены большинством. Это означает, что ни один че­ловек не может действовать сам по себе от имени группы или всего АА. Нам не подходила ни диктатура, ни патернализм.

«АА взрослеет».

Приход веры

В моем конкретном случае, основой свободы от страха, является вера: вера, которая, несмот­ря на то, что все в мире, кажется, говорит об обратном, заставляет меня верить, что я живу во вселенной, которая имеет смысл.

Для меня лично это означает веру в Со­здателя, который являет собой силу, справед­ливость и любовь; веру в Бога, который опре­деляет для меня цель, смысл и направление роста, каким бы малым и непостоянным он не был, до Его подобия и образа. Пока ко мне не пришла вера, я жил как чужеземец в космосе, который часто казался враждебным и жесто­ким. И в нем я не ощущал себя в безопасности.

««« »»»

«Когда алкоголь заставил меня опуститься на колени, я был готов просить о даровании веры. И после этого все изменилось. Никогда боль­ше, несмотря на трудности и проблемы, я не чувствовал прежнего одиночества. Я понял, что вселенная освещается Божьей любовью. Я больше не был одинок».

  1. «Грейпвайн», январь 1962 г.
  2. Пт4сьмо, 1966.

Остерегаться срыва

Что, если мы не сможем жить в соответствии с выбранным идеалом и собьемся с дороги? Зна­чит ли это, что мы непременно должны начать пить? Кое-кто скажет вам, что это именно так. Но это лишь полуправда

Все зависит от нас и наших мотивов. Если мы сожалеем о случившемся и честно хотим, чтобы Бог вывел нас на путь добра и истины, значит, мы верим, что получим прощение и что все это послужит нам хорошим уроком. Если же у нас нет сожалений, и наше поведение про­должает причинять вред другим, то мы навер­няка начнем пить. Это не теоретические рас­суждения. Это факты из нашего прошлого опыта.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

 

 

Одиночки — но не одинокие

А что можно сказать о тех многочисленных алкоголиках из АА, которые в силу разных при­чин не могут иметь семью? Поначалу многие из них, видя вокруг столько семейного счастья, чувствуют себя одинокими, обиженными и покинутыми. Если им отказано в подобном сча­стье, может ли АА предложить что-нибудь, вызывающее чувство удовлетворения, сходное с семейным по своей ценности и прочности?

Да Стоит лишь им пожелать этого. Окру­женные множеством друзей, эти, так называ­емые «одиночки», согласно их собственным высказываниям, отнюдь не чувствуют себя оди­нокими. В обществе с другими — мужчинами и женщинами — они могут посвятить себя идеям, людям, созидательным проектам. Сво­бодные от семейных уз, они могут заняться деятельностью, недоступной людям семейным. Мы ежедневно видим, что они делают множес­тво полезных дел, получая взамен чувство ог­ромного удовлетворения.

Более глубокое познание
самого себя

…Важно подвергнуть анализу всю выявленную информацию о себе и о своих трудностях в об­щении с людьми. Поскольку испорченные с ними взаимоотношения были почти всегда не­посредственной причиной наших несчастий, в том числе и алкоголизма, никакая область ана­лиза не дает более пенных результатов, чем эта.

Спокойные вдумчивые размышления о наших личностных взаимоотношениях углуб­ляют наше понимание жизни. Начав с не столь серьезных недостатков, мы можем добраться до фундаментальных изъянов, тех самых, что определили весь ход нашей жизни. Основатель­ность нашего анализа, как мы обнаружили, оправдывает себя в полной мере.

 

Поиск руководства в жизни

«Человек способен думать и действовать. Он не был создан по образу Божьему, чтобы быть неким автоматом.

Моя личная формула в этом вопросе сле­дующая. Сначала продумать все «за» и «про­тив» в той или иной ситуации, молясь при этом, чтобы мое личное «я» не повлияло на оценки. После этого я бы хотел исполнить волю Божью.

Затем, рассмотрев проблемы таким обра­зом и не найдя никакого окончательного или веского ответа, я жду дальнейшего руковод­ства свыше, которое может возникнуть непос­редственно в моем мозгу или через других лю­дей или через обстоятельства.

Если я чувствую, что я не могу ждать и все еще не получил определенных указаний, я не­сколько раз повторяю первый этап, пытаясь выбрать наилучший путь, а затем начинаю дей­ствовать. Я знаю, что если я не прав, небеса не упадут на меня, но в любом случае я получу свой урок».

Пт4Сьмо, 1950.

Восприятие критики

Иногда мы испытываем удивление, шок или гнев, когда люди находят какие-то недостатки в АА. При этом мы настолько расстраиваемся, что теряем спо­собность извлекать пользу из конструктивной кри­тики.

Такое чувство обиды не помогает приобрести друзей и не является конструктивным Конечно, это та область, где мы можем совершенствоваться.

««« »»»

Очевидно, что гармония, безопасность и будущая эффективность АА зависят, в значительной степе­ни, от того, насколько неагрессивно и спокойно мы будем вести себя в отношениях с обществен­ностью. Это трудная задача, поскольку в нашем ал­когольном прошломмы были подвержены присту­пам гнева, ненависти, сопротивления и агрессии. И хотя теперь мы ведем трезвый образ жизни, старые модели поведения все еще остаются в нас, готовые вырваться наружу при любом удобном случае.

Но сейчас мы знаем об этом и я уверен, что в наших общественных делах мы всегда с Божьей помощью должны прилагать усилия для сдержи­вания.

  1. «Грейпвайн», июль 1965г.
  2. «Двенадцать и двенадцать».

Лучше, чем золото

Мы тоже находились в состоянии духовного опьянения. Как отощавший старатель, остав­шийся с последней коркой хлеба, мы натолк­нулись киркой на золотую жилу. Радость пре­одоления бесконечной череды разочарований не знала границ.

Какое-то время он не будет выпускать свое новое сокровище из рук. Он еще не понимает, что он затронул начало богатейшей жилы, ко­торая будет приносить ему прибыль только в том случае, если он будет копать до конца жиз­ни и настоит на том, чтобы все добытое разда­валось бесплатно.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Справедливое негодование

«Справедливое негодование является чисто теоретическим фактом, особенно для алкого­ликов. Оно дает нам как бы право говорить о том, что мы можем сердиться, как нам хочет­ся, если считаем, что этот гнев справедливый».

««« »»»

Мы должны были понять, что если мы накап­ливаем недовольство и строим планы мести за поражение, то накопленный нами гнев на по­верку оборачивается против нас самих. Мы поняли также, что, если мы вышли из себя, нам нужно прежде всего успокоиться , независимо от того, кто, как нам кажется, виноват или что послужило причиной нашего недовольства.

  1. Пт4Сьмо, 1954.
  2. «Двенадцать и лвеналцать».

 

Убежденность и компромисс

Один из принципов полезной жизни — взаим­ные уступки, способность с готовностью идти на компромисс. Нам, алкоголикам, у которых основной принцип «все или ничего», компро­мисс дается непросто. Тем не менее, мы никог­да не должны забывать о том, что прогресс всег­да основывается на серии компромиссов, спо­собствующих развитию.

Конечно, мы не можем всегда идти на ком­промисс. Существуют обстоятельства, при ко­торых необходимо твердо придерживаться своих убеждений, пока проблема не будет ре­шена. Надо очень серьезно подходить к реше­нию о том, идти или нет на компромисс.

 

Только ли сила мысли?

Теперь мы подошли к проблеме иного рода: интеллектуально независимые мужчины и женщины. Им члены АА могут сказать: «Да, мы были такими же, как и вы, — слишком сооб­разительными, чтобы это пошло нам на пользу. Нам так нравилось, когда люди называли нас не по годам развитыми. И хотя мы и скрывали это от окружающих, но надувались как воз­душные шары от гордости и сознания соб­ственной образованности. Про себя мы счита­ли, что способны возвыситься над другими только за счет умственных способностей.

Научный прогресс учил нас, что нет ничего такого, что было бы не под силу человеку. Зна­ние было всесильно. Интеллект мог подчинить всю природу. Поскольку мы умнее большин­ства людей (как мы считали), трофеи победы должны принадлежать нам за наши интеллек­туальные усилия. Бог разума вытеснил из на­ших сердец Бога наших предков. Но Джон Яч­менное Зерно имел на этот счет свои сообра­жения. Мы, кто столь убедительно одерживал верх, в мгновение ока стали проигрывать во всем. Мы поняли, что нам надо пересмотреть свою жизнь или мы умрем.

 

Преодоление страха

Страх каким-то образом касается всех сторон жизни. Страх — это зло, он разъедает душу, как ржавчина. Все наше существование прониза­но страхом Он порождает цепь обстоятельств, которые приносили нам незаслуженные, как мы считали, несчастья. Но не сами ли мы были причиной этих несчастий?

««« »»»

Проблема преодоления страха имеет два ас­пекта. Сначала мы должны попытаться осво­бодиться от страха, насколько это возможно. Затем нам надо собрать всю свою решимость, чтобы конструктивно расправиться с оставши­мися страхами.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Грейпвайн», январь 1962 г.

 

Войти в другую дверь

Когда среди нас появляется пьяный и говорит, что ему не нравятся принципы, люди или служ­ба АА, когда он заявляет, что ему будет лучше где-нибудь в другом месте, мы не беспокоим­ся. Мы просто отвечаем: «Может быть, ваш случай действительно иной. Почему бы вам не попробовать что-то другое?»

Если член АА говорит, что ему не нравится его группа, мы не волнуемся. Мы просто гово­рим: «Почему бы вам не присоединиться к дру­гой группе? Или организовать свою собствен­ную группу?»

Тем, кто хочет выйти совсем из АА, мы бодро предлагаем сделать это. Если они смогут решить свои проблемы иным образом, мы бу­дем только рады. Если эта попытка не увенча­ется успехом, мы знаем, что перед ними будет стоять выбор: они могут сойти с ума или уме­реть, либо они могут вернуться в АА. Выбор за ними. (В действительности большинство из них возвращается.)

 

Свобода от зависимости

Я спрашивал себя: «Почему Двенадцать Ша­гов не могут освободить меня от невыносимой депрессии?» К тому времени я пристально изу­чал молитву Святого Франциска: «Лучше уте­шать, чем быть утешаемым».

И внезапно я понял, каков может быть ответ. Моим главным недостатком всегда была зависимость от людей или обстоятельств, ко­торые давали мне престиж, безопасность и уве­ренность. Невозможность получения этих ве­щей в том виде, в котором я видел это в своих идеальных снах, заставляло меня бороться за них. И когда в этой борьбе пришло пораже­ние, с ним пришла и депрессия

Укрепившись духом благодаря молитве, я должен был использовать всю свою волю и все свои силы, чтобы разорвать эту эмоциональ­ную зависимость от людей и обстоятельств. И только тогда я мог стать свободным и любить, как Франциск.

«Грейпвайн», январь 1958 г.

 

Поиск мотивов

Мы упорно утверждали, что наше пьянство вредило только нам и больше никому. Наши семьи не страдали, потому что мы всегда пла­тили по счетам и редко выпивали дома. Наши деловые партнеры не страдали, потому что мы появлялись на работе вовремя. Наша репута­ция не страдала, потому что мы были уверены, что лишь немногие знали о нашем пороке. А те, кто знали, не раз убеждали нас в том, что хороший человек может иногда и выпить. Так какой же мы причинили ущерб? Уж не более серьезный, чем тот, который можно легко уст­ранить, мимоходом принеся извинения.

Такая точка зрения является результатом на­меренной забывчивости. Изменить ее можно лишь глубоким и честным анализом наших мотивов и действий.

 

Рост к Десятому Шагу

В последующие годы АА конечно будет совер­шать ошибки. Опыт научил нас, что мы не дол­жны бояться их при условии, что мы всегда го­товы признать наши ошибки и быстро испра­вить их. Наш рост как личностей, а также рост как братства зависит от этого здорового про­цесса проб и ошибок.

Надо всегда помнить, что любое сообще­ство мужчин и женщин, которое не может свободно исправлять свои ошибки, обречено на развал или даже на гибель. Это универсаль­ное наказание за неспособность дальнейшего роста. Каждый член АА должен продолжать осуществлять нравственную инвентаризацию и работать над ней. То же относится и ко всей нашей организации, если мы хотим выжить и если мы хотим служить с пользой.

«АА взрослеет».

 

Только

для экстренных случаев?

Мы серьезно изменили наше отношение к Богу, причем как верующие, так и неверующие. Мы перестали считать, что Высшая Сила — это за­пасной игрок, к которому обращаются только в экстренных ситуациях.

Мы постепенно отказывались от пред­ставления, что живем, полагаясь в основном на себя, а Бог лишь изредка помогает нам. Те из нас, кто были верующими, поняли ограни­ченность такого представления о Боге. Отка­зываясь в первую очередь всегда обращаться к Нему, мы тем самым лишили себя Его по­мощи.

Теперь в словах «сам по себе я ничто, все решает Отец Небесный» появился смысл и обещание помощи.

 

Тысячи «основателей»

«Хотя я благодарен Богу за то, что я получил привилегию стать одним из первых членов АА, я честно хочу, чтобы слово «основатель» было исключено из употребления в АА.

Все, кто успешно сделал любую работу по Двенадцатому Шагу, должны считаться осно­вателями новой жизни для других алкоголиков».

««« »»»

«АА не было изобретено! Ее основы мы полу­чили благодаря опыту и мудрости многих на­ших великих друзей. Мы просто позаимство­вали и адаптировали их идеи».

««« »»»

«С большой благодарностью мы приняли ус­луги многих преданных неалкоголиков. Мы обязаны всей нашей жизнью врачам и священ­никам. И, говоря от имени д-ра Боба и меня самого, я с благодарностью заявляю, что если бы не наши жены Анна и Луиза, ни один бы из нас не дожил до дня создания АА».

  1. Пт4Сьмо, 1945.
  2. Пт4сьмо, 1966.
  3. Пт4сьмо, 1966.

 

Возобновите ваши усилия

«Хотя я знаю, как вы сожалеете и страдаете после срыва, пожалуйста, не переживайте о временной потере душевного покоя. С мак­симально возможным спокойствием, возоб­новите ваши усилия по прохождению заново программы АА, особенно тех ее частей, кото­рые имеют отношение к медитации и само­анализу.

Я бы также советовал вам разобраться в том, что такое избыточная вина. Это не что иное, как оборотная сторона гордыни. Ис­креннее сожаление о содеянном — это пре­красно, а вина — нет.

Действительно, срыв мог произойти в ре­зультате непомерного чувства вины, возник­шего из-за других моральных неудач. Конечно, вы должны рассмотреть и эту возможность. Но даже при этом вы не должны винить себя за неудачу; вы можете быть наказаны только за отказ от попытки достичь лучшего».

Пт4Сьмо, 1958.

 

Давать,

ничего не требуя взамен

Понаблюдайте за любым членом АА, который в течение шести месяцев работал по Двенад­цатому Шагу. Если новичок говорит: «К черту вас», то человек, делающий Двенадцатый Шаг, только улыбнется и найдет другого алкоголи­ка, чтобы предложить ему помощь. Он не чув­ствует себя разочарованным или отвергнутым Если другой алкоголик откликается на его сло­ва и в свою очередь начинает дарить любовь и внимание другим страдающим людям, и вза­мен ничего не получает, то спонсор может в любом случае радоваться этому. И он не чув­ствует себя отвергнутым; вместо этого он ра­дуется, что человек, с которым он работал, стал трезвым и счастливым

И он также знает, что его собственная жизнь стала богаче благодаря тому, что он го­тов давать, не требуя ничего взамен.

Правда — освободитель

Мы в АА прекрасно понимаем, как правда мо­жет сделать нас свободными. Она разрубает оковы, которыми связывал нас алкоголь. Вне всяких сомнений она продолжает освобождать нас от конфликтов и несчастий; она помогает избавиться нам от страха и одиночества. Ощу­щение братского единства, любовь друг к дру­гу, уважение друг к другу — все это дает нам правда, которую мы постигли благодаря Богу.

««« »»»

Как и когда мы говорим правду или храним молчание, может часто показать разницу меж­ду истинной честностью и ее отсутствием.

Девятый Шаг предостерегает нас от непра­вильного использования правды, отмечая: «Мы возмещаем прямой ущерб людям, кроме слу­чаев, когда такая помощь может нанести вред им или кому-либо другому». Поскольку здесь подразумевается, что правду можно использо­вать, как во зло, так и во благо, то этот важный принцип, конечно, широко применяется в ре­шении проблемы развития честности.

 

«Как же ты примешь
этот удар?»

В тот день, когда трагедия Пирл Харбора дош­ла до нашей страны, один добрый друг АА про­гуливался по улице Св. Луиса. Отец Эдвард Да­улинг не был алкоголиком, но был одним из основателей группы АА в своем городе. По­скольку большинство его обычных непьющих друзей уже «приложились» к бутылке, чтобы стереть все последствия несчастья Пирл Хар­бора, отец Эд пребывал в мучениях от мысли, что его любимая группа АА, возможно, займет­ся тем же самым.

По пути ему попался один из членов АА, не пьющий уже около года Он и вовлек отца Эда в оживленный разговор об АА Отец Эд с облегчением заметил, что его собеседник был абсолютно трезв.

«Как это так, что вам нечего сказать по поводу Пирл Харбора? Как же вы сможете увернуться от такого удара?»

«Ну, — ответил новичок, — каждый из нас в АА уже пережил свой собственный Пирл Хар- бор. Что ж, нас, пьяниц, должен сломить еще один?»

 

О здоровой и пагубной
зависимости

«Ничто не может быть таким деморализую­щим, как цепкая и малодушная зависимость от другого человека Очень часто нашу потреб­ность в любви и внешней защите невозможно удовлетворить. В конце концов, наш предпо­лагаемый защитник просто исчезает, и мы опять остаемся в одиночестве и перед дилем­мой — либо совершенствоваться, либо опус­каться все ниже и ниже».

««« »»»

Когда мы поднялись на более высокую ступень развития, то обнаружили, что лучший источ­ник эмоциональной стабильности — это сам Бог. Мы узнали, что зависимость от Его безуп­речной справедливости, всепрощения и любви способствует душевному здоровью и помога­ет там, где помощи ждать больше неоткуда.

Если мы по-настоящему зависим от Бога, то не станем строить из себя Бога перед наши­ми друзьями и не захотим полностью зависеть от защиты и поддержки людей.

  1. Пт4СЬМО,
  2. «Двенадцать и лвеналцать».

Взаимная терпимость

«У меня когда-то была такая же точка зрения, как и у вас. К счастью, АА построено таким образом, что нам не надо вдаваться в обсужде­ние, существует ли Бог или нет; но для получе­ния наилучших результатов большинство из нас должно зависеть от Высшей Силы. Вы ска­жете, что ваша Высшая Сила — это группа, и ни один здравомыслящий член АА не будет возражать против вашего права так думать. Мы все должны радоваться, что выздоровле­ние может происходить даже только на осно­ве такой ограниченной веры.

Но изменение позиции — это справедли­вая игра Если вы будете ощущать терпимость к вашему мнению, я уверен, что и вы ответите тем же. Я припоминаю, что в течение многих веков множество людей, более способных, чем я, оказывались на противоположных сторонах в дискуссиях о вере. Что касается меня, то в последние годы я все больше ощущаю, что мне легче верить в то, что Бог сотворил человека, чем в то, что человек сотворил Бога».

Пт4Сьмо, 1950.

Разрушение стен эгоизма

Люди, пораженные гордыней, бессознательно слепы к своим недостаткам. Такие новички не нуждаются в успокоении. Задача заключается в том, чтобы помочь им обнаружить брешь в стене, созданной их собственным «я», через которую мог бы проникнуть луч разума.

««« »»»

Воистину достижение большего смирения яв­ляется основополагающим принципом каждо­го из Двенадцати Шагов ДА, ибо без опреде­ленной степени смирения ни один алкоголик не сможет оставаться трезвым.

Почти все члены ДА пришли к выводу, что если они не разовьют в себе это драгоценное качество в гораздо большей степени, нежели это требуется для достижения трезвости, то никогда не будут по-настоящему счастливы. Без него они не смогут поставить перед собой ка­кую-либо полезную цель, а в трудные момен­ты жизни опереться на веру, чтобы устоять перед испытаниями.

  1. «Двенадцать Т4 двенадцать».
  2. Там же.

 

Избавление от страха
финансовой несостоятельности

Когда работа была просто для заработка, а не возможностью сделать что-то полезное, когда приобретение денег ради финансовой незави­симости было важнее, чем зависимость от Бога, мы все еще оставались жертвами неразумных страхов. Эти страхи делали невозможной спо­койную и полезную жизнь при любом матери­альном достатке.

Но с помощью Двенадцати Шагов мы смогли избавиться от этих страхов вне зависи­мости от того, какими были наши финансовые перспективы. Мы радостно и смиренно труди­лись, не заботясь о завтрашнем дне. Если наше материальное положение было хорошим, мы больше не боялись его ухудшения, потому что поняли, что наши беды могут стать нашими большими приобретениями.

 

Только Бог неизменен

«Изменение является характерной чертой любого развития: от алкоголизма к трезвости, от лживости к честности, от конфликтов к со­гласию, от ненависти к любви, от детской зави­симости к взрослой ответственности. Все это и многое другое представляет собой перемены к лучшему.

Таким изменениям сопутствуют вера в ос­новополагающие принципы и их реализация. Для этого мы должны избавиться от ложных или неэффективных принципов в пользу хоро­ших, которые работают. Но даже наличие очень хороших принципов не может исклю­чить появление еще лучших.

«Только Бог неизменен, и только Он есть наивысшая истина».

 

Ответьте, пожалуйста,
да или нет

Таким образом, наша цель состоит не в том, чтобы избегать тех мест, где выпивают, если у нас есть основания находиться там Это вклю­чает бары, ночные клубы, танцы, приемы, свадь­бы и даже обычные кутежи. Человеку, имев­шему дело с алкоголиками, это может пока­заться искушением судьбы, но это не так.

Не забывайте, что мы выработали одно важное ограничение. Всякий раз спрашивайте себя: «Есть ли у меня какие-либо обществен­ные, деловые или личные причины, чтобы идти куда-либо, где будут пить другие, или я хочу урвать немного запретного удовольствия в ат­мосфере этих мест?» Если у вас есть причины, то вам нечего бояться. Можете пойти, можете остаться, делайте то, что считаете правильным. Но нужно быть уверенными в том, что вы сто­ите на прочном духовном основании и что вы правильно осознаете свои мотивы. Не думай­те о том, что вы извлечете из ситуации, думай­те о том, что вы привнесете в нее.

Но если у вас нет уверенности в себе, то вам лучше потратить это время на работу с другим алкоголиком.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

Очищая каналы

В течение дня, когда возникают сложные ситу­ации или же нам предстоит принять опреде­ленное решение, мы делаем паузу и снова об­ращаемся к нему с простой просьбой: «Да ис­полнится Твоя воля, а не моя».

Если в эти моменты мы находимся в состо­янии сильного душевного волнения, то, повто­рив про себя молитву или фразу, понравившу­юся и запомнившуюся нам во время чтения или медитации, мы сможем лучше контроли­ровать наши эмоции. Повторяя ее снова и сно­ва, мы сможем очиститься от душащего нас гнева, страха, разочарования и непонимания и вернуться к самому надежному источнику по­мощи в минуты стресса — нашему поиску Бо­жьей воли, а не своей собственной.

 

 

 

Чья ответственность?

«Группа АА, как таковая, не может взять на себя все проблемы ее членов, не говоря уже о тех неалкоголиках, которые живут вокруг нас. Так, группа АА не может выступать посредни­ком в семейных отношениях, она также не предоставляет индивидуальную финансовую помощь кому бы то ни было.

Хотя в подобных случаях члену нашей организации могут помочь его друзья из АА, но все же главная ответственность за решение всех его проблем каждодневной жизни и пе­ревоспитания лежит непосредственно на нем самом. Как только АА попытается оказывать такую помощь, то их эффективность и усилия будут безнадежно растрачены впустую.

Вот почему трезвость, — свобода от ал­коголя, которая достигается через обучение и практику «Двенадцати Шагов» АА, — яв­ляется единственной целью группы. И если мы не будем следовать этому важнейшему прин­ципу, то мы обязательно развалимся, а если мы развалимся, то уже не сможем помочь ни­кому».

Дебет и кредит

Во время дружеской сплетни мы можем спро­сить себя: «Зачем мы сказали то, что сказали? Мы только старались быть полезными и ин­формативными? Или может быть, мы пыта­лись почувствовать свое превосходство, гово­ря о чужих грехах? Или может быть, из-за стра­ха и неприязни мы старались навредить им?»

Это была бы честная попытка изучить себя, а не других.

««« »»»

Здесь уместно напомнить, что он (самоанализ) не всегда пишется красными чернилами. Если уж мы совсем ничего не сделали как надо, то это — воистину неудавшийся день. По сути дела, весь наш день обычно заполнен конструк­тивными вещами. Нужно попытаться обнару­жить в них наши хорошие намерения, хоро­шие мысли, хорошие поступки.

Даже если мы пытались что-то сделать и нам это не удалось, мы можем отметить это как одно из наших самых больших достижений.

  1. «Грейпвайн», август 1961.
  2. «Двеналцатъ и Двеналцать»

 

 

 

 

Эгоизм?

«Я могу понять ваше смущение, когда какой- либо член АА говорит: «АА — это программа для эгоистов». Слово «эгоистичный» обычно подразумевает стремление к приобретатель­ству, повышенную требовательность и безраз­личие к благополучию окружающих. Конечно, стиль жизни АА не предполагает таких неже­лательных черт.»

«Так что же имеет в виду говорящий?» Любой теолог скажет вам, что спасение своей собственной души — это высочайшее призва­ние любого человека. Без этого спасения, ка­кое бы определение мы не дали этому поня­тию, у нас останется мало, либо ничего. Для нас в АА это еще более серьезно.

Если мы не сможем обрести трезвость, то прямо здесь и сейчас можно считать, что мы погибли. Мы превращаемся в ничто для окру­жающих и для самих себя, если только не най­дем пути спасения от алкоголя. Поэтому на первом месте стоит выздоровление и духовное совершенствование — справедливая и необхо­димая забота о себе».

 

Как проблемы превращаются
в достоинства

«Я думаю, что эта особенная конференция Главной Службы является многообещающей и наполненной духом прогресса — поскольку у нее были проблемы. И она обратила эти проб­лемы в достижения, в некий рост и в большие надежды.

АА родилось из проблемы, одной из самых серьезных бед, в которую мог попасть человек, проблемы, которая сопутствует этому тяже­лому и смертельному недугу, называемому ал­коголизмом. Каждый из нас пришел в АА со своей бедой, невозможной бедой, безнадеж­ной бедой. Вот почему мы здесь.

Раз эта Конференция была бурной, раз люди, присутствовавшие на ней, были глубоко взволнованы, я говорю: «Это прекрасно». Ка­кой парламент, республика или демократия не вызывали волнения? Столкновение взглядов и является тем принципом, на котором строит­ся наше общение. Так чего же нам бояться?»

Беседа, 1958.

 

Мы не можем жить в одиночестве

Все Двенадцать Шагов АА вступают в противоре­чие с нашими естественными желаниями… они умаляют наше «я». Когда дело доходит до умале­ния собственного «я», то наиболее труден Пятый Шаг. Но для последующего трезвого образа жизни и душевного покоя это самый необходимый Шаг.

Опыт других членов АА убедил нас в том, что в одиночку мы не можем жить с гнетущими нас проб­лемами и дефектами характера, вызвавшими или усугубившими эти проблемы. Если, выполняя Чет­вертый Шаг, мы, как прожектором, осветили всю нашу жизнь, наглядно выявив то прошлое, которое нам не хотелось бы вспоминать; если мы пришли к пониманию того, как неразумные суждения и дей­ствия причинили вред нам и окружающим, то зна­чит, мы не должны жить дальше с этими, терзаю­щими нас призраками нашего прошлого. Мы дол­жны побеседовать с кем-нибудь о них.

««« »»»

Мы не можем полностью рассчитывать на друзей в решении всех наших трудностей. Даже самый хо­роший советчик никогда не будет думать за нас. Он знает, что окончательное решение должны при­нимать мы сами. Но он поможет нам устранить страх, «рационализаторство» и самообман, тем са­мым, позволяя нам принять решения, которые бу­дут верными, мудрыми и честными.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «Греипваин», август 1961.

Преимущества ответственности

«К снастью, расходы каждого члена АА на АА ми­нимальны. И не справиться с ними будет означать попытку избежать ответственности, полезной для нас

Большинство алкоголиков говорит, что у них нет проблем, которые нельзя было бы решить с помощью денег. Когда мы пьем, мы всегда просим денег. А вот когда мы начинаем сами платить по счетам, то здесь и начинается выздоровление».

««« »»»

«Мой друг Генри потерял высокооплачиваемую работу из-за пьянства. Но у него остался прекрас­ный дом, на содержание которого требуется в три раза больше, чем его сократившийся заработок.

Он мог бы сдать этот дом, а полученные день­ги пустить на его содержание. Но нет! Генри ска­зал, что, как ему кажется, Бог хочет, чтобы он жил здесь, и что Бог позаботится, чтобы он платил по всем счетам. Поэтому Генри продолжал накапли­вать счета и продолжал надеяться. И не удивитель­но, что, в конце концов, кредиторы забрали у него дом за долги.

Теперь Генри только посмеивается над этим, поняв, что Бог чаще всего помогает тем, кто сам хочет помочь себе».

  1. Письмо, 1960.
  2. Письмо, 1966.

Жизнь — это не тупик

Когда мужчина или женщина духовно пробу­дились, они, прежде всего, способны действо­вать, чувствовать и верить там, где раньше не могли, пока жили, опираясь только на собственные ресурсы и не имея помощи свы­ше. Такой человек получает дар, равносиль­ный новому состоянию сознания и новому существованию.

Он идет по дороге, которая куда-то ведет, и он понимает это. Жизнь перестает быть ту­пиком, ее не нужно больше влачить, и с ней не надо пытаться совладать. В самом точном смыс­ле слова — человек преображается, потому что он овладел источником силы, которого у него не было ранее.

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

Всегда есть место
для совершенствования

Мы пришли к выводу, что Шаги и Традиции АА, направленные на наше выздоровление, являются лишь приблизительными истинами, необходимыми нам для нашей определенной цели. Чем больше мы используем их, тем боль­ше ценим. Без сомнения принципы АА оста­нутся неизменными.

И если наши основополагающие принци­пы такие твердые, то надо ли их изменять или улучшать?

И ответ готов. Если нам не надо вносить изменения в наши основополагающие принци­пы, то мы можем лучше применять их к себе самим, к АА в целом, и к нашим отношениям с окружающим миром. При этом никто не зап­рещает нам постоянно, шаг за шагом, расши­рять «использование этих принципов во всех наших делах».

«Грейпвайн», февраль 1961.

Замковый камень арки (краеугольный камень)

Перед угрозой гибели от алкоголя мы стали столь же непредвзятыми в духовных вопросах, какими старались быть и в других сферах жиз­ни. В этом смысле алкоголь обладает большой силой убеждения.

««« »»»

Прежде всего мы должны были перестать иг­рать роль Бога для самих себя. Это не дало ни­каких результатов. Затем мы решили, что с это­го момента в этой жизненной драме Бог будет нашим Руководителем. Он наш Господин, мы — исполнители Его воли. Он наш Отец, мы — Его дети.

В большинстве своем полезные идеи про­сты, и этот принцип стал краеугольным кам­нем новой триумфальной арки, пройдя под которой, мы вышли к свободе.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Там же.

 

Сила Воли и Выбор

«Мы в АА знаем тщетность попыток порвать с алкогольной одержимостью только с помо­щью силы воли. В то же время, мы прекрасно знаем, какие неимоверные усилия требуются для принятия Двенадцати Шагов АА в каче­стве основных принципов жизни, которые вер­нут нас к здравомыслию.

Независимо от того, насколько мучитель­на наша одержимость алкоголем, мы, к счас­тью, обнаруживаем, что в состоянии сделать иной жизненный выбор. Например, мы можем признать, что бессильны перед алкоголем; что зависимость от Высшей Силы — это необхо­димость, даже если это простая зависимость от группы АА. Мы может также попробовать вести праведную и смиренную жизнь, жизнь самоотверженного служения нашим братьям и «Богу как мы Его понимаем».

И пока мы продолжаем делать подобный выбор и сохраняем свои высокие устремления, наше здравомыслие постепенно возвращает­ся к нам, а нестерпимое желание выпить про­падает».

 

 

 

Анализ событий дня

Когда мы ложимся спать, мы мысленно оцени­ваем прожитый день. Не были ли мы в течение дня злобными, эгоистичными или бесчестны­ми? Может, мы испытывали страх или должны извиниться перед кем-то? Может, мы кое-что затаили про себя, что следует немедленно об­судить с кем-нибудь? Проявляли ли мы любовь и доброту ко всем окружающим? Что мы мог­ли бы сделать лучше? Может, в основном мы думаем только о себе? Или мы думали о том, что мы можем сделать для других, о нашем вкладе в общее течение жизни?

Не нужно только поддаваться беспокой­ству, угрызениям совести или мрачным раз­мышлениям, ибо в этом случае наши возмож­ности приносить пользу другим уменьшаются. Вспомнив события прожитого дня, мы просим прощения у Бога и спрашиваем Его, как нам исправить наши ошибки.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Наблюдаем,

как исчезает одиночество

Почти все без исключения алкоголики страшно одиноки. Даже до того, как мы начали всерьез зло­употреблять алкоголем, люди стали сторониться нас, почти все мы страдали от ощущения, что не вписываемся ни в какую компанию. Мы либо стес­нялись и боялись подойти к другим, либо вели себя шумно, требуя непрерывного внимания и людско­го окружения, но никогда, однако, не получая ни того, ни другого, — по крайней мере, как нам тогда казалось. Всегда существовал некий мистический барьер в общении, который мы не могли ни по­нять, ни преодолеть.

Именно по этой причине мы так любили пить. Мы начинали чувствовать себя непринужденно. Но даже Бахус обернулся против нас —мы были окон­чательно сражены и покинуты в ужасном одино­честве.

««« »»»

С АА ваша жизнь приобретет новый смысл Следи­те за тем, как люди выздоравливают, как они, в свою очередь, начинают помогать другим, как они пере­стают быть одинокими, как вокруг вас возникает братство. Широкий круг друзей несет с собой цен­ный опыт, которым не следует пренебрегать.

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. «Анонимные алкоголики».

Мужество и осторожность

Когда страх упорно преследовал нас, мы уже знали его причину и могли с ней справляться. И в каждом несчастье мы начинали видеть дан­ную Богом возможность развивать в себе му­жество, рождающееся из смирения, а не из бра­вады.

««« »»»

Осторожность — это золотая середина, судо­ходный канал между препятствиями, создава­емыми нашими страхами с одной стороны, и безрассудством, с другой. Осторожность в дей­ствии создает особый, единственный в своем роде климат, в котором можно достичь гар­монии, эффективности и последовательного духовного возрождения.

««« »»»

«Осторожность — это разумная озабо­ченность без беспокойства».

  1. «Грейпвайн», январь 1962.
  2. «Двенадцать пртшцтшов».
  3. Беседа, 1966.

Пешком к спокойствию

«Когда я уставал и не мог сосредоточиться, я пришел к выводу, что порой ощущения жизни можно достичь простой прогулкой, делая глу­бокие вдохи. Иногда я признавался себе, что не в состоянии сделать даже этого, настолько я был слаб. Но я понял, что это как раз тот слу­чай, когда я не имею права сдаваться, чтобы не впасть в еще большее отчаяние.

Поэтому я поставил перед собой малень­кую цель. Я решил проходить пешком четверть мили. И я сосредотачивался и считал вдохи и выдохи — каждые шесть шагов медленный вдох и каждые четыре шага выдох. Пройдя чет­верть мили, я с обнаружил, что могу пройти еще полмили, а потом еще и еще…

Это меня вдохновило. Ложное ощущение физической усталости покинуло меня (это чув­ство всегда присутствовало во мне при депрес­сиях.) Эти прогулки, и особенно, дыхание, убе­дили меня, что я все еще живу и увели от отча­яния и гибели.

Этот подсчет дыхания был минимальным упражнением на концентрацию, отдыхом от телесной слабости, раздирающего страха и чув­ства вины.»

Пт4Сьмо, 1960.

Атмосфера благодати

Те из нас, кто стали регулярно молиться, не могут обходиться без молитвы как без возду­ха, пищи или солнечного света И по одним и тем же причинам. Когда мы отказываем себе в воздухе, свете или пище, наше тело страдает. Точно так же, когда мы отказываемся от ме­дитации и молитвы, мы лишаем наше созна­ние, наши чувства и нашу интуицию жизненно необходимой для них поддержки.

Так же как тело может перестать справ­ляться со своими функциями из-за отсутствия питания, это может случиться и с душой из-за отсутствия молитвы. Мы все нуждаемся в све­те Божьего бытия, в насыщении Его силой, в атмосфере Его благости. Факты деятельности АА с поразительной силой доказывают эту древнюю истину.

«Двенадцать Т4 двенадцать».

«…во всех делах наших»

«Главной целью АА является трезвый образ жизни. Мы все понимаем, что без трезвого об­раза жизни мы ничто.

Однако, эту благую цель можно превратить в нонсенс, особенно, если возьмем отдельного человека. Иногда он говорит: «Трезвость — это моя единственная обязанность. Вообще-то я хороший парень, за исключением пьянства. Дайте мне трезвость и все будет в порядке!..

Пока наш друг будет придерживаться та­кого удобного для него алиби, он не сможет решить свои настоящие жизненные проблемы и обязанности, которые и заставляют его пить снова. Вот почему «Двенадцатый Шаг» АА на­стойчиво убеждает нас «применять эти прин­ципы во всех наших делах». Мы живем не для того, чтобы просто избавиться от алкогольной зависимости, мы живем, чтобы учиться, слу­жить и любить».

Пт4СЬМО, 1966.

Духовный детский сад

«Мы всего лишь имеем дело с духовным детским садом, в котором люди находят возможность из­бавиться от пристрастия к алкоголю и обретают благодать лучшей жизни. Каждый человек имеет право на свои собственные теологические взгляды, это его личное дело».

««« »»»

Когда мы только планировали написать «Большую Книгу», некоторые члены нашего общества полага­ли, что следует придерживаться доктрины Хрис­тианского учения. Другие не возражали против употребления слова «Бог», но хотели бы избежать догматических вероучений. Иными словами, духов­ности — да, религии — нет. А еще другие хотели, чтобы это была психологическая книга, которая могла бы привлечь в АА многих алкоголиков. А уж оказавшись в АА, они сами будут выбирать — ве­рить ли им в «Бога» или нет.

Аля остальных из нас это было просто шоки­рующим, но, к счастью, мы прислушались к этим точкам зрения. Наше групповое сознание работа­ло над созданием наиболее приемлемой и эффек­тивной книги.

В этом деле каждый человек играл свою роль. Наши атеисты и агностики широко распахнули во­рота, чтобы через них могли войти все страждущие независимо от того, верили ли они в Бога или нет.

  1. Письмо,1954.
  2. «АА взрослеет»

Когда недостатки
не смертельны

Практически каждый человек стремится из­бавиться от наиболее вопиющих и пагубных недостатков. Никто не хочет быть до такой степени гордецом, чтобы его презирали как хвастуна, или настолько алчным, чтобы его зак­леймили как вора. Никто не желает испытать такой гнев, когда человек способен на убийство, или настолько сгорать от страсти, чтобы совер­шить насилие, или до такой степени не знать меры в еде, что это нанесет вред здоровью. Никто не хочет испытывать непрерывные стра­дания зависти или парализующую лень.

Разумеется, большинство людей не стра­дает от указанных недостатков в столь резко выраженной форме. Все те, кто избежали этих крайностей, могут поздравить себя. Или, мо­жет, радоваться пока что рано? Что еще убе­регло нас от крайностей, как не обыкновенный, чистой воды, эгоизм? Ведь эти крайности сами содержат в себе наказание, а поэтому, чтобы избежать их, больших душевных усилий не требуется. Ну, а как обстоят дела с теми же самыми пороками, но выраженными в мень­шей степени?

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Самоуважение через самопожертвование

Вначале мы пожертвовали алкоголем. И мы должны были сделать это, в противном случае нас ждала гибель. Но мы не смогли бы покон­чить с нашим пристрастием к алкоголю, если бы не пошли на другие жертвы. Нам пришлось выбросить в окно и наши самооправдания, и нашу жалость к себе, и наш гнев. Нам пришлось прекратить погоню за престижем и больши­ми банковскими счетами. Нам пришлось взять на себя ответственность за наше плачевное состояние и перестать винить в нем других.

Можно ли назвать все это жертвами? Да, безусловно. Чтобы обрести смирение и само­уважение и, в конце концов, сохранить свою жизнь, нам пришлось отказаться от самого дорогого, что у нас было — наших амбиций и ненормальной гордости.

«АА взрослеет»

 

 

 

Гнев —

наш личный и общий враг

«Как написано в книге «Анонимные алкоголи­ки». «обида— наш обидчик №1». Это основ­ная причина того, что человек снова начинает пить. А мы в АА прекрасно понимаем, что для нас за словом «пить» стоит либо смерть, либо безумие.

Такое же наказание грозит каждой груп­пе А А. Стоит дать волю собственному гневу, как сразу и единство и общие цели оказывают­ся под угрозой. Стоит дать волю «справедливо­му» негодованию и нарушится целостность группы, что приведет к ее гибели. Вот почему мы стараемся избегать разногласий. Вот поче­му мы не требуем наказания за неправильные поступки, какими бы тяжкими они не были. И, конечно же, ни один алкоголик не может быть лишен членства в АА ни при каких усло­виях.

«Наказание никогда не исцеляет; исцеля­ет только любовь».

«Срывники» нуждаются
в понимании

«Срывы» часто являются своеобразным выраже­нием бунта; у некоторых из нас такого бунтар­ского духа больше, чем у других Срывы могут так­же вызываться иллюзией, что человек уже «из­лечился» от алкоголизма. Причиной срывов может быть также беспечность и самоуспокое­ние. Мало кому из нас удалось преодолеть этот период абсолютно трезвыми. Два-три года все идет прекрасно, и вдруг этот человек исчезает, и мы его долго не видим Некоторые из нас страда­ют от чрезмерного чувства вины из-за пороков и слабостей, от которых мы либо не можем, либо не хотим избавиться. Слишком мало прощения самого себя и слишком мало молитвы — такое сочетание способствует срывам

К тому же на некоторых из нас алкоголь ока­зал более сильное разрушительное воздействие. Другие же, сталкиваясь с чередой бедствий, не могут найти в себе достаточно духовных сил, что­бы противостоять им Есть среди нас и люди, стра­дающие физическими недугами. Некоторые из нас более подвержены продолжительному нерв­ному истощению, тревогам и депрессиям. Та­кие факторы зачастую способствуют срывам, а иногда они даже подавляют человека».

 

Забытая гора

Когда я был маленьким, у меня проявились черты характера, которые впоследствии при­вели к сильной тяге к алкоголю. Я вырос в ма­леньком городке, в штате Вермонт, под сенью горы, которая называлась Эоловой горой. В сво­их детских воспоминаниях я вижу, как я смот­рю вверх на огромную таинственную гору, пы­таясь понять, что это такое, и смогу ли я заб­раться так высоко. Но мои созерцания были нарушены моей теткой, которая в качестве подарка на мое четырехлетие преподнесла мне тарелку с помадками. И в течение последую­щих тридцати пяти лет я гнался за «помадкой жизни» и не вспоминал о горе.

««« »»»

Когда потворство нашим слабостям не оказы­вает на нас очевидного разрушительного дей­ствия, мы называем это не иначе как «малень­кие радости жизни».

  1. «ДА взрослеет»
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

 

Духовный Аспект

Как часто на наших встречах мы слышим та­кие заявления: «Я еще не достиг духовности». Хотя до этих слов человек рассказывал нам о невероятных изменениях, которые произош­ли в его душе, имея в виду не только его избав­ление от алкогольной зависимости, но и пол­ное изменение его отношения к самой жизни.

Все присутствующие понимают, что он получил удивительный дар и что этот дар несо­измеримо больший, чем можно было ожидать просто от обычного участия в делах АА. По­этому мы все, собравшиеся на этой встрече, улыбаемся и говорим про себя:

«Да этот парень просто излучает духов­ность, хотя он и сам об этом не знает!»

 

Исцеляющие беседы

Когда мы общаемся с нашим другом по АА, мы не должны смущаться напоминанием ему о соблюдении анонимности. Наши приватные беседы обычно протекают так легко и свобод­но, что некоторые наставники АА забывают о неразглашении некоторых тайн. И мы не дол­жны никогда нарушать обет таинства таких ис­целяющих бесед.

У подобного рода общения есть неоспо­римые преимущества. В них мы находим вели­колепную возможность быть предельно от­кровенными. Мы уже не думаем о нанесении вреда другим людям и не боимся насмешек или осуждения. В таких беседах мы также имеем прекрасную возможность распознать самооб­ман.

 

Принципы

против целесообразности

Многие из нас считали, что желательно обладать всеми достоинствами характера, но, по всей оче­видности, эти достоинства были необходимы толь­ко для того, чтобы удачно вести дела и сохранять самодовольство. Имея такие качества как честность и мораль, мы скорее сможем добиться того, чего захотим. Но, когда нам приходилось выбирать между нравственностью и удобством, забота о на­шем моральном облике утрачивалась в пылу охоты за тем, что мы считали счастьем.

Мы довольно редко считали, что моральное со­вершенствование ценно само по себе как нечто, к чему мы стремимся, независимо от того, удовлет­ворены наши инстинкты или нет. Мы никогда не стремились к тому, чтобы честность, терпимость и подлинная любовь к людям и к Богу стали основой нашей повседневной жизни.

««« »»»

Основная проблема жизни как таковой состоит в том, как из правильных духовных убеждений по­лучить правильный эмоциональный результат и, соответственно, беззаботное, счастливое и хорошее существование.

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. Грейпвайн», январь 1958.

Наш новый «работодатель»

У нас появился новый Хозяин. Будучи всемогу­щим, Он давал нам все, что нужно, когда мы не отдалялись от Него и выполняли Его волю.

Взяв это за основу, мы стали все меньше и меньше интересоваться собой, нашими ма­ленькими планами и прожектами. Все больше и больше нас интересовало, какой вклад мы можем внести в жизнь людей.

Так как мы ощутили в себе новые силы, приобрели душевное спокойствие, обнаружи­ли, что можем добиться успеха в жизни, и осоз­нали Его присутствие, мы утратили страх пе­ред настоящим и будущим. Мы как бы заново родились.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Движение вперед

Тратить слишком много времени на одного человека — значит лишить других шансов на­чать новую счастливую жизнь. Один из членов нашего братства не смог добиться успеха с пер­выми пятью-шестью алкоголиками, которым он пытался помочь. Он часто говорит, что, если бы он продолжал работать только с ними, он лишил бы шанса многих других, которых ему удалось вернуть к нормальной жизни.

««« »»»

«Нашей главной обязанностью по отношению к новичкам является доступное разъяснение нашей программы. Если он ничего не делает или пытается спорить, то мы просто продолжаем вести трезвый образ жизни. Если мы замечаем у него какие-то положительные сдвиги, пусть самые незначительные, то мы в лепешку разо­бьемся, чтобы помочь ему».

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Пт4сьмо, 1942.

 

«Идеальное» смирение

Я все время пытаюсь найти наиболее точное опре­деление слову «смирение». Оно не будет идеальным, поскольку я сам никогда не буду совершенным.

Для этой статьи я бы выбрал следующее опре­деление: «Абсолютное смирение должно состоять из полной свободы от себя самого, свободы от всех требований, которые из-за несовершенства моего характера ложатся на меня тяжелым бременем. Идеальное смирение должно быть полной готов­ностью, всегда и везде, искать и исполнять волю Божью».

Когда я обдумываю подобную точку зрения, мне не нужно бояться того, что я никогда не смогу дос­тичь этого, равно как и не стоит раздуваться от са­момнения, что когда-то эта достоинства будут пол­ностью моими.

Все, что мне нужно, это придерживаться этой точки зрения, давая ей возможность расти и все бо­лее заполнять мое сердце. Сделав так, я могу срав­нить это с последней предпринятой «инвентариза­цией» моих личных качеств. После того, как я буду точно знать свое место на этой длинной дороге к смирению, я пойму, что мое движение к Богу еще в самом начале пути.

Осознав, таким образом, свои размеры и свое положение, моя озабоченность самим собой и соб­ственной значимостью становится просто смешной.

 

Два вида гордости

Горделивая праведность «хороших людей» очень часто может оказаться такой же пагуб­ной, как и бросающиеся в глаза грехи тех, кто якобы не так хорош.

««« »»»

Как мы любили громкие разоблачения того, что миллионы «добрых прихожан» все еще убивают друг друга во имя Божие. Все это гово­рило о том, что мы предпочитали отрицать, вместо того чтобы утверждать.

Став членами АА, мы поняли, что эта чер­та способствовала развитию нашего себялю­бия. Обвиняя в грехах некоторых верующих, мы могли ощущать свое превосходство над все­ми ними. Более того, мы могли не слишком пристально следить за своими собственными недостатками.

Самодовольство, с презрением осуждае­мое нами в других, было нашим собственным неискоренимым пороком. Наша фальшивая респектабельность мешала нам обрести веру и была губительна для нас. Но, в конце концов, примкнув к АА, мы прозрели.

  1. »Грейпватш», август 1961.
  2. »Двеналцать и Двенадцать»

 

Познание в тишине

В 1941 году один из членов нашей группы в Нью-Йорке привлек наше внимание к газет­ной заметке, а точнее, к некрологу, напечатан­ному в местной газете, где говорилось: «Боже, дай нам разум и душевный покой, чтобы при­нять то, что мы не в силах изменить, мужество, чтобы изменить то, что мы можем, и мудрость, чтобы отличить одно от другого».

Никогда мы еще не видели, чтобы главные идеи АА излагались так точно всего в несколь­ких словах. С удивительной быстротой Молит­ва о душевном покое стала общеупотребитель­ной.

««« »»»

Во время медитации нет места дебатам. Мы спокойно принимаем мысли человека сведуще­го, чтобы суметь сопереживать и учиться. В таком состоянии мы часто обнаруживаем и углубляем нашу осознанную связь с Богом

  1. «АА взрослеет», стр.196.
  2. »АвенаАца.ть и Авеналщть»

 

Свобода через признание

Мы осознали, что не смогли победить алкоголь остатками собственных сил, и, таким образом, мы приняли следующий факт, что зависимость от Высшей Силы (пусть ею будет даже только наша группа АА) могла сделать, на первый взгляд, невозможное. Как только мы смогли признать эти факты, началось наше избавле­ние от алкогольной зависимости.

Для большинства из нас признание этих двух фактов потребовало громадных усилий. Нам пришлось расстаться с нашей, такой до­рогой сердцу, философией о самодостаточнос­ти. И это было сделано не благодаря нашей исключительной силе воли. Это пришло в ре­зультате появления в нас готовности принять эти новые факты жизни.

Мы не бежали и не боролись. Мы просто приняли их. И вот тогда мы стали обретать сво­боду.

 

по

Конструктивна или
деструктивна неприятность?

«Было время, когда мы игнорировали пробле­мы, надеясь, что они уйдут. Или, находясь в страхе и депрессии, мы попросту убегали от них, но обнаруживали, что они все равно с нами. Часто из-за безрассудности, горечи и обвине­ний, мы пытались сопротивляться. Эти заблуж­дения, «подогреваемые» алкоголем, гаранти­ровали нам полное разрушение, если только мы не поменяем себя.

Затем появилось АА. И тут мы узнали, что проблемы — это жизненная реалия для каж­дого человека, реалия, которую надо понять, и предпринять соответствующие действия. К удивлению мы обнаружили, что наши проб­лемы, Божьей милостью, могут превратиться в неожиданное благословение.

И это была сущность АА: если осознать проблему, если со спокойной решимостью встретить проблему, проблема становится меньше и зачастую исчезает из поля зрения. Такова история АА и мы — часть ее. Такое по­ведение — это наш наличный товар для новых страждущих».

 

Вглядываясь в прошлое

Мы обязаны тщательно и всесторонне проана­лизировать наше прошлое с точки зрения вза­имоотношений с людьми. Во многих случаях мы обнаружим, что ущерб, нанесенный нами людям, и впрямь невелик, но эмоциональный ущерб, который мы нанесли себе, намного больше.

Тревожащие нас эмоциональные конф­ликты прошлого погребены в подсознании по­рой настолько глубоко, что мы забыли о них. В то время, когда они произошли, они стали при­чиной серьезной эмоциональной встряски, в результате которой наш внутренний мир по­блек и наша жизнь в целом ухудшилась.

««« »»»

«Наша реакция на неудачи более сильная, чем у обычных людей. Переживая заново эти эпи­зоды и обсуждая их строго конфиденциально с другими людьми, мы, таким образом, умень­шаем их масштаб, а соответственно, и их по­тенциальную силу в нашем подсознании».

  1. «Двеналцать и Двенадцать»
  2. Письмо, 1954.

 

Полная безопасность?

Когда мы стали членами АА, наше отношение к деньгам изменилось, часто чуть ли не на про­тивоположное. Мы впадали в паническое со­стояние, вспоминая зря потраченные годы. Нашей главной целью стал не финансовый ус­пех, а просто материальная обеспеченность.

Даже если нам удавалось восстановить свое дело, эти страхи продолжали преследовать нас. Мы снова становились скрягами и эконо­мили на спичках. Мы должны быть материаль­но обеспеченными, иначе…

Мы забыли, что большинство членов АА имеют заработки значительно выше среднего; мы забыли о расположении к нам наших бра­тьев по АА, которые охотно помогут нам най­ти работу получше, если мы сможем выпол­нять ее; мы забыли о фактической или потен­циальной финансовой необеспеченности всех людей в мире. Хуже всего было то, что мы за­были Бога. В денежных вопросах мы верили только в себя, да и то не очень.

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Быть открытыми

Мне кажется, слишком часто мы осуждали и даже высмеивали идеи наших друзей относи­тельно алкоголизма только потому, что не все­гда встречались с ними с глазу на глаз.

Мы должны очень серьезно спросить себя, сколько алкоголиков продолжают пить про­сто потому, что нам не удалось осуществить доброе сотрудничество с данными организаци­ями — хорошими, плохими или никакими. Ни один алкоголик не должен сойти с ума или уме­реть лишь потому, что с самого начала он не пришел к нам в АА.

««« »»»

Нашей первой задачей должно быть воспита­ние умения сдерживать себя. Это умение наи­более важно для нас. Когда мы говорим или действуем поспешно, наша способность быть справедливыми и терпеливыми мгновенно уле­тучивается.

  1. «Грейпвайн», Т4юль
  2. «Двеналцать Т4 Двеналцать»

Никакой личной власти

«С самого начала средство разрешения моих личных трудностей казалось мне настолько очевидным, что я не мог представить себе ни одного алкоголика, который бы отверг пред­ложение, будь оно просто ему представлено. Твердо веря, что Христос всесилен, я неосоз­нанно полагал, что Он будет делать все через меня — тогда и таким образом, как мне пона­добится. Через шесть долгих месяцев мне при­шлось признать, что ни одной душе не удалось завладеть Повелителем — и я не был исключе­нием.

Это заставило меня понять, что в мире су­ществует еще множество ситуаций, над кото­рым я не властен, — и если я готов допустить это в отношении алкоголя, то я должен сде­лать то же самое в отношении многого друго­го. Мне надо сохранять спокойствие и понять, что Он, а не я, является Богом».

Пт4Сьмо, 1940.

 

Сущность развития

Давайте не бояться неизбежных перемен. Конечно же мы отличаем перемены к худше­му от перемен к лучшему. Но если необходи­мость перемен становится очевидной, как для отдельных членов организации, групп, так и для всего ДА в целом, то уже давно было по­нято, что мы не можем оставаться на месте и выглядеть иначе.

Сущностью всего процесса совершенство­вания является желание перемен к лучшему и неослабная готовность брать на себя часть от­ветственности за эти перемены.

 

Видение каждого человека

«За пределы той Высшей Силы, как каждый из нас воспринимает Его, АА, как общество, ни­когда не должно проникать в сферу догм и тео­логии. Мы никогда не станем религией в этом смысле, в противном случае окажемся втяну­тыми в теологические споры, и тогда мы погу­бим свою действенность».

««« »»»

«Удивительный факт об АА — все религии ви­дят в нашей программе сходство со своими постулатами. Так, католические теологи заяв­ляют, что «Двенадцать Шагов» это точное по­вторение «Духовных Упражнений» Святого Игнасия, и хотя наша книга имеет привкус гре­ха, болезни и смерти, но журнал «Кристиан Сайенс Монитор» часто хвалил ее в своих ре­дакционных статьях.

И, глядя на нас глазами квакера, вы тоже видите нас в положительном свете. Какие же прекрасные обстоятельства!»

  1. Пт4сьмо, 1954.
  2. Пт4сьмо, 1950.

Чувство причастности

Возможно, одна из самых больших наград, ко­торую мы получаем за наши молитвы и меди­тацию, это чувство приобщения. Окружающий нас мир перестает казаться нам чужим и враж­дебным. Исчезает чувство потерянности, стра­ха и отсутствия цели.

Как только мы видим проблеск Божьей воли, мы начинаем понимать, что истина, спра­ведливость и любовь являются реальными и вечными ценностями жизни. Нас перестает беспокоить, что окружающая действитель­ность день за днем вроде бы доказывает нам как раз обратное. Мы знаем, что Бог с любо­вью следит за нами. Мы знаем, что, когда мы обратимся к Нему, все будет у нас хорошо и ныне, и присно…

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Вступление к Программе

Почему нужно настаивать на необходимости «опуститься на самое дно»? Дело в том, что без этого очень немногие люди искренне станут соблюдать Программу ДА. Чтобы, являясь чле­ном ДА, пройти остальные Одиннадцать Ша­гов, следует принять такую точку зрения и со­вершить такие поступки, о которых не может и мечтать почти что любой пьющий алкоголик. Нет, обычный, занятый своими переживания­ми, алкоголик не интересуется такими пробле­мами — конечно, если его не вынудит к тому желание выжить.

««« »»»

Мы знаем, что новичку приходится «опустить­ся на самое дно», в противном случае ничего не произойдет. Поскольку мы все алкоголики, которые понимают его, мы можем прибегнуть к мощному орудию «одержимость-плюс-ал- лергия», которое сможет разбить его эго. Толь­ко в этом случае он поймет, что сам по себе, без какой-либо помощи, он попросту не име­ет шансов.

  1. «Двенадцать и Двенадцать»
  2. «ДА сегодня»

На широкой дороге

«Теперь я понял, что мое давнее предубежде­ние против служителей церкви было невер­ным. Они сохранили сквозь века веру, которая могла бы совсем угаснуть. Они указали мне путь, но я даже не взглянул на него, поскольку меня переполняли предубеждения и озабочен­ность исключительно самим собой».

«Открыл же я глаза только потому, что мне пришлось это сделать. И человек, который рас­крыл мне правду, был такой же обычный ал­коголик и дилетант. Благодаря ему я, наконец, прозрел, и сумел сделать шаг от пропасти и сту­пить на твердую землю. И я тут же осознал, что стою на широкой дороге, по которой могу пойти, если выберу это».

Письмо, 1940.

 

Живое слово

«У меня нет ни малейших возражений против того, чтобы группы сохраняли анонимность так же, как и отдельные люди, которые не хотят предавать огласке свое членство в АА. Это их право, и это нормальная практика».

«Однако большинство людей находят, что анонимность в такой степени не обязательна или даже нежелательна. Если человек уже дос­таточно долго не пьет и чувствует себя уверен­ным, нет причин, чтобы не поговорить об АА с другими людьми в каких-то подходящих ме­стах. Таким образом, можно привлечь еще больше людей в АА. Живое слово всегда явля­лось самым важным средством общения».

«Поэтому мы не должны критиковать ни людей, которые желают сохранять аноним­ность, ни людей, которые готовы слишком много рассказать об их принадлежности к АА, при условии, что эти люди не выходят с этим на какой-то публичный уровень и не ставят под угрозу всю организацию».

 

 

 

Мы не боремся

И еще — мы перестали бороться с чем-либо или с кем-либо, даже с алкоголем. Ибо к этому времени к нам уже вернулось здравомыслие. Мы будем подходить к жизни с разумных и реалистических позиций. У нас само собой по­явится новое отношение к алкоголю, которое не потребует от нас специальных усилий. Оно просто придет.

В этом заключено чудо. Мы больше не бо­ремся и не избегаем соблазнов. Мы больше не даем зароки, проблема ушла сама. Она больше не существует для нас. В нас нет самоуверен­ности, но нет и страха.

Таков наш опыт. Таково наше состояние до тех пор, пока мы поддерживаем духовность.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Готовность — вот главный
«ключ»

Каким бы горячим ни было его (новичка) же­лание, ему нужно конкретно знать, каким об­разом он может вручить свою волю и жизнь тому Богу, который, с его точки зрения, суще­ствует.

Мы можем также добавить, что самое глав­ное — это начать, каким бы скромным ни было это начало. Однажды воспользовавшись на­шим желанием как ключом, открывающим замок, и слегка приоткрыв дверь, мы обнару­жили, что теперь сможем открывать ее всегда и все шире и шире.

Хотя своеволие может захлопнуть ее сно­ва, что нередко случается , она всегда будет поддаваться, как только мы снова воспользу­емся этим ключом — нашей доброй волей.

«Двенадцать Т4 двенадцать».

Новичок и его семья

Когда человек становится алкоголиком, создаются противоестественные ситуации, разрушающие се­мейные отношения. Если пьет муж, жена должна стать главой семьи и часто обеспечивать ее матери­ально. По мере развитая алкоголизма муж превра­щается в больного и безответственного ребенка, за которым надо присматривать и которого надо спа­сать от всякого рода неприятностей и бед Постепен­но и незаметно жена вынуждена взять на себя в от­ношении мужа роль матери мальчика, сбившегося с праведного пути. Муж попеременно то любит, то ненавидит ее за материнскую заботу. Устанавлива­ется тип взаимоотношений, изменить который впоследствии будет очень не просто.

Однако под влиянием Программы Двенадца­ти Шагов ситуация часто нормализуется.

««« »»»

Переходит ли семья надуховную основу или нет, ал­коголик должен сделать это, если он хочет выздоро­веть. Другие должны убедиться в том, что реальность его нового состояния вне всякого сомнения. Члены семьи, жившие с алкоголиком, способны поверить, только увидев воочию.

  1. «Двенадцать id Двенадцать».
  2. «Анонимные алкоголики».

Свобода выбора

Оглядываясь назад, мы видим, что наша свобо­да сделать плохой выбор, не была настоящей свободой.

Когда мы выбираем потому, что «должны», то это отнюдь не свободный выбор. Но это подталкивает нас в нужном направлении.

Когда мы выбираем потому, что «так сле­дует сделать», то это уже лучше. В этом случае мы получаем некую свободу и готовим себя к большему.

Но когда, время от времени, мы можем сделать правильный выбор без сопротивления, промедления или конфликтов, тогда мы впер­вые ощущаем, какой может быть настоящая свобода по воле Божьей.

«Грейпвайн», май 1960.

Заглядывая за горизонт

Моя мастерская находится на холме позади моего дома. Глядя на долину, я вижу здание деревенской общины, где наша местная груп­па проводит свои встречи. А за горизонтом ле­жит весь мир АА.

««« »»»

Единство Анонимных Алкоголиков — самое ценное, чем владеет наше Содружество. От этого зависят наши жизни и жизни всех тех, кто собирается присоединиться к Содруже­ству в будущем. Если мы не сохраним единства, сердце АА перестанет биться, наши артерии перестанут нести животворную Божью благо­дать, Его дар будет бессмысленно утрачен.

  1. «АА Сегодня»
  2. «Авенадцать Т4 Авенадцать»

«…признали перед Богом…»

Если, делая Пятый шаг, вы не будете ничего утаивать, чувство облегчения будет возрастать с каждой минутой. Все копившиеся годами от­вратительные эмоции прорвут сдерживавшую их преграду и чудесным образом исчезнут сра­зу после того, как вы расскажете о них другому человеку. Как только боль утихнет, ее место займет исцеляющий покой. Когда смирение и душевный покой соединяются вместе, это мо­жет стать поистине одним из выдающихся пе­реживаний.

Многие члены АА, бывшие агностиками или атеистами, рассказывают, что именно на этом этапе прохождения программы Пятого Шага они впервые отчетливо почувствовали присутствие Бога. И даже те, кто уже были ве­рующими, почувствовали, как никогда ранее, свой контакт с Богом.

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Постоянство в молитве

Мы часто с пренебрежением относимся к серь­езной медитации и молитве, считая их необя­зательными. Конечно, мы признаем, что в чрез­вычайных обстоятельствах они могут помочь, но поначалу многие склонны рассматривать их как загадочное ремесло служителей церкви, от которого мы надеемся получить некую косвен­ную пользу.

««« »»»

Став членами АА, мы поняли, что молитва не­сомненно дает хорошие результаты. Они при­ходят благодаря знаниям и опыту. Все, кто усер­дно молились, ощутили в себе силу, которой у них не было ранее. Они стали мудрее. Они об­рели спокойствие духа, которое устойчиво со­храняется в столкновениях с жизненными трудностями.

  1. «Двеналцать и Двеналцать»
  2. Там же

Возвращение к работе

Нечестность других людей мы можем использо­вать в качестве благовидного предлога неисполне­ния наших собственных обязательств.

Однажды несколько предубежденных друзей посоветовали мне никогда не возвращаться на У олл Стрит. Они были уверены, что воинствующий ма­териализм и двойные стандарты, процветающие там, помешают моему духовному росту. Посколь­ку все это звучало так возвышенно, то я держался подальше от единственного занятая, которое знал

Но когда мое домашнее хозяйство пошло пра­хом, я понял, что прежде просто не мог допустить мысли о возвращении на работу. И я вернулся на У олл Стрит, и с тех пор страшно рад этому. Мне нужно было снова понять, что в этом финансовом районе Нью-Йорка было много прекрасных лю­дей. Мне также нужен был опыт нахождения в трез­вом состоянии в тех местах, где когда-то алкоголь нанес мне удар.

Во время деловой поездки по заданию У олл Стрит в Акрон, штат Огайо, я впервые встретился с д-ром Бобом. Таким образом, можно сказать, что рождение АА зависело от моих усилий получить средства к существованию.

«Грейпвайн», август 1961.

 

Путь силы

Мы не просим ни у кого прощения за то, что полагаемся на нашего Создателя. Мы можем только посмеяться над теми, кто считает ду­ховность проявлением слабости. Парадокс зак­лючается в том, что это как раз проявление силы.

Многовековой опыт показал, что вера де­лает людей мужественными. Верующие люди полагаются на своего Бога Мы никогда не про­сим прощения за то, что верим в Бога Мы по­зволяем Ему показать на наших примерах, что Он в состоянии совершить.

 

Все наши проблемы в голове

Мы знаем, что в течение месяцев и лет, пока алкоголик удерживается от выпивки, он ведет себя так же, как и другие люди. Мы также зна­ем, что как только он вводит алкоголь в свой организм, что-то происходит с ним, с его физи­ческим и психическим состоянием, и он уже никак не может остановиться. Жизненный опыт любого алкоголика содержит множество примеров, подтверждающих это.

Эти наблюдения можно было бы считать чисто теоретическими и бессмысленными, если бы первая рюмка не приводила в движение весь ужасный циклический процесс, который переживает алкоголик. Это и заставляет нас думать, что основная причина лежит скорее в психике алкоголика, нежели связана с его фи­зическим состоянием.

 

Препятствия на нашем пути

Мы живем в мире, отравленном завистью. В большей или меньшей степени каждый из нас заражен ею. Этот недостаток приносит нам извращенное и, тем не менее, несомненное удовольствие. Иначе, зачем бы мы тратили столько времени, лишь испытывая желание заполучить что-то, вместо того чтобы трудить­ся ради приобретения желаемого? Зачем, ис­пытывая раздражение, мы стремимся к обла­данию некоторыми качествами, которых у нас никогда не будет, вместо того чтобы смирить­ся с обстоятельствами и принять реальность такой, какая она есть?

««« »»»

Каждый из нас хочет жить в мире с самим со­бой и другими людьми. Мы хотим быть уверен­ными в том, что милосердие Божие сделает для нас то, что мы не в состоянии сделать сами.

Мы поняли, что наши недостатки, основан­ные на недальновидности или недостойных желаниях, мешают нам в достижении наших целей. Мы поняли, что предъявляли неразум­ные требования к себе, к другим и к Богу.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. Там же.

Быстрая оценка

Чтобы успокоить разбушевавшиеся эмоции, когда мы чем-то расстроены, очень полезна «быстрая оценка». Применяется она и для выхода из ситуаций, возникающих у всех без исключения практически каждый день. Рас­смотрение более серьезных проблем стоит отложить по возможности на специально от­веденное для этого время.

«Быстрая оценка» направлена на решение каждодневных взлетов и падений, особенно таких, когда какие-либо люди или события вывели нас из равновесия, и мы можем нало­мать дров.

 

 

 

«Привилегированные люди»

Я обнаружил, что слишком долго жил в одино­честве, слишком отстраненно от моих друзей и был слишком глух к своему внутреннему го­лосу. Вместо того, чтобы воспринимать себя в качестве простого человека, передающего свой опыт и знания другим, я думал о себе как об основателе АА.

Насколько было бы лучше, если бы я чув­ствовал благодарность, а не самоудовлетворе­ние: благодарность за то, что я прошел через страдания алкоголизма; благодарность за то, что свыше мне было дано чудо исцеления; бла­годарность за привилегию служить моим то- варищам-алкоголикам и благодарность за братские узы, которые связывают меня с ними такими тесными дружескими отношениями, которые испытывали весьма немногие челове­ческие сообщества.

Один священник мне честно сказал: «Твои неудачи обернулись для тебя удачей. Вы в АА привилегированный народ».

«Грейпвайн», Т4юль 1946.

Права каждого

Мы считаем, что нет такого товарищества на земле, которое уделяло бы так много внимания его отдель­ным членам Нет другого товарищества, которое так ревностно ограждало бы право каждого члена ду­мать, говорить и действовать, как ему хочется. Ни один член АА не может заставить другого члена что- либо сделать, никого нельзя наказать или исклю­чить из группы.

Наши Двенадцать Шагов к выздоровлению яв­ляются всего лишь предложениями, а Двенадцать Традиций, которые гарантируют единство АА, не содержат ни одного «нельзя». В них постоянно го­ворится: «Нам следует» или «Мы должны», но ни­когда не говорится: «Вы должны!»

««« »»»

«Хотя традиционно наше сообщество никого не принуждает, но не надо допускать ни на секунду, что мы свободны от всякого принуждения. На са­мом деле, мы находимся под огромным давлени­ем — давлением того, что содержится в бутылках. Наш давний деспот, Король Алкоголь, всегда готов опять затащить нас к себе.»

«Таким образом, свобода от алкоголя — это великое «должны», которое необходимо выпол­нить, иначе нам грозит безумие или смерть».

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. Пт4сьмо, 1966.

 

Победа в поражении

Убежденный в том, что никогда не смогу быть причастным, и уверенный в том, что никогда не мог бы удовлетвориться должностью вто­рого плана, я чувствовал, что должен был гла­венствовать во всем: и в работе и в игре. Когда эта привлекательная формула хорошей жиз­ни начала приносить успехи, в соответствии с моими тогдашними представлениями об успе­хе, я был необычайно счастлив.

Но, когда я время от времени терпел не­удачу, меня переполняли чувства обиды и уны­ния, излечить которые могла только новая по­беда. Следовательно, я очень рано начал оце­нивать все в терминах победы или поражения«все или ничего». Единственное полное удов­летворение мне давала только победа.

««« »»»

Мы приходим к выводу, что, только потерпев полное поражение, можно обрести способ­ность встать на путь, ведущий к силе и осво­бождению. Признание полного бессилия в ко­нечном счете оказывается прочным основани­ем, на котором можно построить счастливую целенаправленную жизнь.

  1. «Грейпвайн», январь 1962.
  2. «Двеналцать и Двенадцать».

 

Отбрасывая недостатки

Пересмотрев все недостатки, с которыми мы не хотим расставаться, нам следует отказать­ся от жесткого и решительного подхода, кото­рый мы описали выше. Возможно, мы будем вынуждены в некоторых случаях сказать: «От этого я пока не могу отказаться», но мы не дол­жны говорить себе: «От этого я не откажусь никогда!»

Как только мы говорим: «Нет, никогда!» — наше сознание становится недоступным для Божьей благодати. Промедление опасно, а про­тест может стать гибельным. Именно в этом пункте мы отходим от ограниченных целей и движемся к принятию Божьей воли.

 

За пределами агностицизма

Мы, агностики, испытывали нечто подобное и сталкивались с похожими мыслями. Спешим утешить вас. Мы обнаружили, что как только мы смогли отказаться от предрассудков и вы­разить готовность поверить в Силу, более мо­гущественную, чем что-либо, чем мы облада­ем, так сразу это принесло результаты, хотя никто из нас не мог дать точное определение или до конца понять Силу, которая есть Бог.

««« »»»

«Многие люди, находясь в трезвом состоянии, уверяли меня, что нет лучшего места для чело­века во Вселенной, чем то, где организмы бо­рются за существование в жизни лишь для того, чтобы, в конце концов, погибнуть. Услышав это, я почувствовал, что все еще предпочитаю оставаться верным так называемой иллюзии религии, которая, по моему личному опыту, подсказала мне совсем иное».

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Пт4сьмо, 1946.

 

Два пути для ветерана АА

Основателей многих групп можно разделить на два класса, которые на жаргоне АА называ­ются «заслуженный деятель» и «сострадающий проповедник».

Первый понимает мудрость решения груп­пы и не обижается на то, что лишился своего положения. Его суждения, подкрепленные большим жизненным опытом, разумны, и он согласен тихо отойти в сторону, ожидая даль­нейшего развития событий.

Второй же глубоко убежден, что группа не может обойтись без него, он постоянно стре­мится быть переизбранным в «руководящие» органы и не может освободиться от жалости к самому себе. Почти все старожилы АА в той или иной форме прошли через этот процесс. К счастью, в большинстве своем они его перенес­ли хорошо и стали «заслуженными деятелями». Эти люди становятся постоянными и подлин­ными лидерами АА.

 

Основа смирения

До тех пор пока мы убеждены, что живем опи­раясь исключительно на собственные силы и разум, для нас невозможна действенная вера в Высшую Силу.

Это справедливо даже в тех случаях, когда мы верим в существование Бога Все наши се­рьезные религиозные чувства оставались бес­плодными, потому что мы пытались сами иг­рать роль Бога Если мы рассчитывали прежде всего на собственные силы, всякая опора на Высшую Силу исключалась.

Отсутствовал основной элемент всякого смирения — желание познать Божью волю и следовать ей.

 

Недостатки и их преодоление

Больше, чем кто бы то ни было, алкоголик ве­дет двойную жизнь. Он прекрасный актер. Ок­ружающим людям он постоянно преподносит свой сценический образ. Он хочет, чтобы люди видели его именно таким. Он хочет иметь оп­ределенную репутацию, но в глубине души по­нимает, что не заслуживает ее.

««« »»»

Вина является оборотной стороной гордости. Вина нацелена на саморазрушение, а гордость на разрушение других.

««« »»»

«Нравственный самоанализ — это спокойный анализ того ущерба, который случился с нами в течение жизни, и искренняя попытка рас­смотреть их в нужном свете. Это схоже с про­цессом шлифовки в нас самих матового стекла эмоциональной основы, которая продолжает ранить и вызывать комплексы».

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Грейпвайн», Т4юнь
  3. Пт4сьмо, 1957.

«Вернуло нам здравомыслие»

Лишь немногие алкоголики понимают, на­сколько они иррациональны, и даже те, кто понимают, все равно не в состоянии взглянуть правде в глаза. Некоторые согласны называть себя «беспробудными пьяницами», но реши­тельно отвергают всякое предположение, что они, в сущности, душевнобольные.

Их слепота поддерживается отношением к ним окружающих, которые не понимают разницы между обыкновенным употреблени­ем алкоголя и алкоголизмом. Душевное здо­ровье определяется как здравомыслие. Одна­ко ни один алкоголик, трезво анализирующий свое разрушительное поведение, будь его объектом мебель в столовой или нравственные основы собственной личности, не может утвер­ждать, что сохранил здравый ум.

 

Инстинкты, данные Богом

Природа не напрасно наделила нас инстинктами. Без них мы не были бы людьми в полной мере. Если бы мужчины и женщины не делали усилий, чтобы обрести уверенность в себе, чтобы добыть пищу и построить жилище, они не смогли бы выжить. Если бы они не рожали детей, земля не была бы населе­на. Если бы не было социального инстинкта, если бы люди не стремились к общению друг с другом, не было бы человеческого общества.

Однако эти инстинкты, столь необходимые для нашего существования, часто превосходят свои нормальные функции. Властно, слепо, а порой весь­ма искусно они управляют нами, увлекают нас, подчиняют себе и настойчиво пытаются руково­дить нашей жизнью.

««« »»»

Таким образом, мы попытались выработать разум­ный, здоровый идеал нашей будущей сексуальной жизни. Мы проанализировали, насколько эгоистич­ны наши отношения со всеми людьми. Мы просили Бога помочь нам выработать идеалы и жить в соот­ветствии с ними. Мы помнили, что наши сексуаль­ные возможности дарованы нам Богом и потому являются благом, которым нельзя пользоваться лег­комысленно и эгоистично, но к этому также нельзя относиться с презрением или отвращением.

  1. «Двенадцать и Двенадцать»
  2. «Анонимные алкоголики».

 

143

Школа жизни АА

Мы в АА всегда весьма много спорили, и, по большей части, эти споры касались того, как сделать больше добра большему числу алкого­ликов. У нас были детские ссоры по некоторым вопросам управления денежными средствами и о том, кто будет руководить группой в тече­ние следующих шести месяцев. Любая компа­ния растущих детей (а именно такими мы и являемся) вряд ли укрепила бы свой характер, если бы они не делали этого.

Это и есть проблемы взросления детей, и мы как раз и переживаем этот период. Пре­одоление таких проблем в достаточно суровой школе жизни АА является полезным упраж­нением.

«АЛ взрослеет», стр. 233.

 

Слепо доверять?

«Очевидно, что там, где нет любви, не может быть и доверия, равно как и не может быть настоящей любви там, где недоверие оказыва­ет свое пагубное влияние».

«Но разве доверие требует, чтобы мы были слепы к мотивам других людей, да и к нашим собственным? Нет и нет; это было бы безрас­судно. Мы обязательно должны оценивать способность каждого человека, которому мы верим, совершить доброе и плохое деяние. Та­кой внутренний анализ поможет нам опреде­лить степень доверия, которую мы можем про­явить в той или иной ситуации».

«Однако такой анализ требует понимания и любви. Ничто не может так исказить наши суждения, как негативные чувства, например, подозрение, зависть или злоба».

«Проявляя доверие к другому человеку, мы обязаны дать ему понять, что он может рассчитывать на нашу полную поддержку. Это найдет отзвук в его душе, и его поступки пре­высят все наши первоначальные ожидания».

 

Брать на себя ответственность

Обучение тому, как жить в постоянном мире, сотрудничестве и братстве со всеми мужчина­ми и женщинами, какими бы они ни были, ста­новится интересным и захватывающим при­ключением.

Однако каждый член АА понял, что вряд ли ему удастся участвовать в этом приключе­нии, если он тщательно и честно не оценит тот ущерб, что нанес другим людям в прошлом.

««« »»»

Готовность взять на себя всю ответственность за последствия наших прошлых поступков и, в то же время, принять на себя ответственность за благополучие других людей и составляет суть Девятого Шага.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. Там же.

Делай как я…

Очень редко, даже реже, чем мы сами думаем, мы находим глубокий контакт с алкоголика­ми, которые сталкиваются с дилеммой — ве­рить в Бога или нет.

И конечно же никто не проявляет боль­шую чувствительность к духовной самоуверен­ности, гордости и агрессии, чем они. Я уверен, что это то, о чем мы часто забываем.

В первые годы становления АА я чуть не разрушил все это начинание своим неосознан­ным высокомерием. Бог, как я его понимаю, должен быть для всех. Иногда моя агрессия была неуловимой, а иногда — откровенной. Но в любом случае, она была губительной, возмож­но даже смертельной, для многих неверующих.

Конечно, такие проблемы не решаются только работой по Двенадцатому Шагу. Они могут проникать и в наши отношения со мно­гими людьми. Даже сейчас я ловлю себя на том, что повторяю снова и снова все те же слова, со­здающие барьер: «Делай, как я; веруй, как я».

АА — путеводная звезда

Мы благодарны любой организации или мето­ду, направленным на решение проблемы алко­голизма, независимо от того, относятся ли они к медицине, религии, образованию или к науч­ным исследованиям. Мы приветствуем такие усилия, но в то же время относимся с понима­ем ко всем неудачам. Мы ведь помним, что сами АА в течение многих лет шли по пути «проб и ошибок».

Каждый из нас может и должен работать с теми, кто обещает успех, пусть даже неболь­шой.

««« »»»

Каждый из зачинателей дела борьбы с алкого­лизмом великодушно скажет, что если бы в АА не было живого подтверждения возможности излечения, они бы вряд ли достигли успеха. АА была той путеводной звездой надежды и по­мощи, которая поддерживала их.

 

Больше, чем утешение

Когда я ощущаю депрессию, я не перестаю по­вторять сам себе: «Боль — это пробный камень прогресса»… «Не бойся зла»… «И это тоже прой­дет…», «И этот опыт может оказаться полез­ным».

Эти отрывки из молитв приносят больше, чем просто утешение. Они помогают мне дер­жаться на правильном пути; они помогают мне отделаться от навязчивых мыслей о виновнос­ти, унынии, неповиновении и гордости; а иног­да они придают мне мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого.

 

Путеводитель к лучшему

Почти никому из нас не нравилось заниматься самоанализом, унимать свою гордыню, призна­вать свои недостатки, но этого требует процесс совершенствования. И мы видели, что это по­могало другим людям, и, в то же время, мы уве­ровали в бесперспективность и тщетность той жизни, которую мы вели.

Когда же нам встретились те люди, кото­рые разрешили эту проблему, нам ничего не оставалось, как поднять положенный к нашим ногам такой простой набор духовных средств.

««« »»»

Через все Традиции АА проходит признание того факта, что и наше Братство небезгрешно. Мы признаем, что у нас есть недостатки, как у каждого сообщества, и что эти недостатки по­стоянно мешают нам. Наши Традиции — это путеводитель к лучшим способам действий и жизни. И они имеют то же значение для жиз­неспособности и гармонии групп, что и «Две­надцать Шагов» для достижения трезвого об­раза жизни и внутреннего спокойствия каж­дым членом АА.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «АА взрослеет»

 

Никаких границ

Искусство медитации всегда может совершен­ствоваться. Для этого не существует границ ни в ширину, ни в высоту. После такого наставле­ния и описанного выше примера становится ясно, что медитация — это индивидуальное путешествие в неизведанное, которое каждый из нас совершает по-своему. Но цель у всех одна — улучшить наш сознательный контакт с Богом, ощутить Его благодать, мудрость и любовь.

И не нужно забывать, что медитация — действие в высшей степени практическое. Прежде всего она дает нам душевное равнове­сие. С ее помощью мы углубляем связь между собой и Богом, как мы Его понимаем.

 

 

 

Начни с прощения

Как только мы начинаем размышлять об ис­портившихся или разорванных отношениях с другим человеком, наши эмоции начинают выгораживать нас. Чтобы не видеть зла, при­чиненного другому, мы с обидой говорим о зле, причиненном нам. Это особенно справедливо в тех случаях, когда другой человек и впрямь вел себя плохо. Мы с триумфом хватаемся за этот факт как за прекрасное оправдание, что­бы преуменьшить или вообще не заметить на­шей вины.

Вот тут-то нам и следует резко одернуть себя. Нет большого смысла в том, что настоя­щий пьяница начинает находить недостатки в других людях. Не нужно забывать, что не толь­ко алкоголики наделены болезненными эмо­циями. Во многих случаях мы имели дело с та­кими же страдальцами, как и мы, с людьми, чьи страдания мы умножили.

Если мы хотим, чтобы простили нас, поче­му бы нам сначала не простить их, всех вместе и каждого в отдельности?

Чудодейственная сила

В глубине души каждого мужчины, каждой жен­щины и каждого ребенка есть основополагающая идея Бога Она может ощущаться невнятно, засло­ненная бедой, помпезностью или преклонением перед другими вещами, но в той или иной форме она есть всегда. Ибо есть вера, столь же древняя, как и сам человек, это вера в Силу, более могуще­ственную, чем мы, и в чудесные проявления этой Силы в жизни людей.

««« »»»

«Очень часто вера может возникнуть через знаком­ство с вдохновеннымучением или убедительными примерами ее воздействия на человека. И ног да мы приобщаемся к ней через разум. Например, мно­гие священники верят, что Святой Фома Аквинс­кий действительно доказал существование Бога с помощью простой логики. Но что делать, если все эти пути не приносят результатов? Я сам столкнул­ся с этой дилеммой».

«Только когда я полностью признал, что не властен над алкоголем, только, когда я стал взывать к Богу, который мог существовать, я ощутил духов­ное пробуждение. Сначала пришло ощущение сво­боды, а затем появилась вера, и это было настоя­щим даром!»

  1. «Анонимные алкоголт4кт4».
  2. Пт4сьмо, 1966.

 

Без гнева

Представьте, что АА подвергается резким напад­кам со стороны общественное™ или осмеянию, что, на самом деле, не имеет оснований. В этом случае нашей лучшей защитой будет отсутствие защиты, т.е. отсутствие выступлений перед обще­ственностью. Забавно, но если мы не будем обра­щать внимания на критику, то она скоро уляжет­ся. Если же нападки продолжаются и становится очевидным, что критики просто неправильно ин­формированы, было бы правильным побеседовать с ними наедине и сдержанно разъяснить все, что непонятно.

Однако, если критика в адрес АА. частачно или полностью оправдана, лучше признать это в част­ной беседе с критиками и выразить при этом бла­годарность.

Но не при каких условиях нельзя проявлять гнев или жажду отмщения.

««« »»»

Однако мы должны признать, что радуемся неко­торым нашим недостаткам Большое удовольствие доставляет и «справедливый гнев». Мы можем ис­пытывать извращенное чувство удовлетворения от того, что многие люди нас раздражают, ибо это вызывает приятное чувство превосходства.

  1. «Двенадцать прт-шщ-шов».
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Рецидивы — и группа

На самых первых порах нас больше всего пресле­довал страх рецидива Вначале почта каждый алко­голик, с которыммы начинали работать, срывался, если вообще когда-либо переходил к трезвой жиз­ни. Некоторые не пили почти шесть месяцев или даже год, а потом срывались. Это всегда была на­стоящая катастрофа Мы тогда переглядывались и, молча, спрашивали друг друга: «Кто следующий?»

Сегодня, хотя срывы остаются очень серьез­ной проблемой, мы, как группа, спокойно отно­симся к ним Страх улетучился. Алкоголь всегда бьет по отдельномучеловеку, но он не может разрушить всеобщее благополучие.

««« »»»

«Нам кажется бессмысленным пытаться спорить со «срывниками» о том, каким способом бросить пить. В конце концов, почему пьющие люди долж­ны рассказывать непьющим о том, как бросить пить?»

«Просто подшутите сотами парнями — спро­сите их, весело ли им. Если они слишком шумят или ведут себя неспокойно, то просто обойдите их стороной».

  1. «АА взрослеет».
  2. Птзсьмо, 1942.

Здание,

построенное каждым и всеми

Мы благодарим нашего Отца Небесного, ко­торый через такое огромное число друзей и через такое большое количество различных способов и путей, позволил нам построить столь замечательный храм духа, в котором мы сейчас пребываем, — этот собор, который уже опирается на все четыре стороны света.

И на огромном полу этого собора мы на­чертали Двенадцать Шагов к выздоровлению. На боковых стенах мы разместили все Двенад­цать Традиций ДА, чтобы они поддерживали наше единство до тех пор, пока на то будет воля Божья. Жаждущие сердца и руки подняли над нашим собором шпиль, который называют Служением. Пусть он всегда указывает вверх, к Богу.

««« »»»

«Мы обязаны очень многим людям за их по­мощь в развитии нашего единства и возмож­ности передавать наши знания об ДА другим Мы обязаны очень многим. Действительно, усилия всех нас достойны благословения».

  1. «АА взрослеет».
  2. Птзсьмо, 1959.

Осознание смирения

Новое отношение к смирению является нача­лом еще одной революционной перемены в нашем мировоззрении. Мы приходим к пони­манию огромной ценности того, к чему ведет болезненный процесс умаления нашего «я». До сих пор вся наша жизнь была непрерывным бегством от страданий и проблем. Бутылка была единственным решением всех наших про­блем.

Вступив в ДА, мы наблюдали и слушали. И везде мы сталкивались со случаями, когда сми­рение превращало неудачи и несчастья в нео­ценимые достоинства.

««« »»»

Для тех, кто достиг успехов в ДА, смирение ста­ло равносильным пониманию того, что и кто мы на самом деле, за которым последовали ис­кренние попытки стать тем, кем мы могли бы быть.

  1. «Двенадцать и Двенадцать»
  2. Там же

Воображение может быть
конструктивным

Мы, немного сожалея, вспоминаем, как высо­ко мы пенили воображение, когда оно созда­вало реальность из содержимого бутылки. Но мы ведь наслаждались таким ходом мыслей, не правда ли? А теперь, когда мы больше не пьем, разве мы не пытаемся делать то же самое?

Возможно, наша беда была не в том, что мы пользовались своим воображением, а в том, что мы были совершенно не способны напра­вить его в нужное русло. Творческое вообра­жение само по себе вещь неплохая, оно лежит в основе всех наших серьезных успехов. В кон­це концов, ни один человек не может постро­ить дом, прежде чем не начертит план.

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Терпимость в действии

«Мы поняли, что в нашей практике больше внимания надо уделять принципам терпимос­ти и любви. Мы никогда не имеем права гово­рить человеку (или настаивать), что он обязан согласиться с формулировками, иначе его ис­ключат из наших рядов. Атеист может высту­пить на встрече АА и сказать, что он все еще не верит в существование Божества, но при этом он будет говорить о том, как сильно измени­лись его восприятие и взгляды. Наш опыт под­сказывает, что его отношение к Богу тоже из­менится, но при этом никто не указывает ему, что он должен делать».

«Стремясь далее развивать принцип тер­пимости, мы не предъявляем религиозных требований. Все люди, которые столкнулись с проблемой алкоголизма и которые хотят отделаться от этого пристрастия и вести нор­мальную жизнь, становятся членами АА про­сто для того, чтобы быть вместе с нами. И от них требуется только искренность. Но мы не требуем даже этого».

«И правоверные, и иноверцы, и неверую­щие прекрасно сосуществуют в АА. И для всех здесь открыта возможность духовного преоб­ражения».

Письмо, 1944.

Между крайностями

«Настоящим вопросом является — сможем ли мы извлечь уроки из нашего опыта, на основа­нии которых мы могли бы расти и помогать расти другим до образа и подобия Божьего.»

«Мы знаем, что если мы взбунтуемся и не захотим сделать то, что вполне в наших силах, нас ждет наказание. И мы также будем нака­заны, если мы возомним о себе как о полном совершенстве, которым не являемся.»

«Очевидно, путь к смирению и совершен­ствованию лежит где-то посередине между этими крайними точками. В своем медленном продвижении от бунта — мы в тысячах и ты­сячах лет от полного совершенства».

Пт4сьмо, 1959.

Рациональность и самоотречение

Мы, алкоголики, самые рациональные люди в мире. Используя оправдания, что мы так много делаем для АА, мы можем, нарушив анонимность, вернуть­ся к старому разрушительному стремлению к лич­ной власти и престижу, публичным почестям и деньгам, т.е. тем же неукротимым стремлениям, которые в минуту наших неудач толкнули нас к выпивке.

««« »»»

Доктор Боб был гораздо более скромным челове­ком, чем я, и ему было легче соблюдать аноним­ность. Когда стало ясно, что он смертельно болен, некоторые из его друзей предложили воздвигнуть памятник в его честь и в честь его жены Анны, ко­торый был бы достоин основателя АА и его жены. Рассказывая мне об этом, доктор Боб широко улыб­нулся и сказал: «Да благословит их Господь. Они хотят как лучше. Но пусть нас с тобой похоронят, как всех обычных людей».

На кладбище Акрона, где покоятся доктор Боб и Анна, поставлен простой камень, на котором нет ни слова об АА. И этот последний пример самоот­речения более ценен для АА, чем огромное внима­ние общественности или большой памятник.

  1. «АА взрослеет»
  2. Там же

Чей самоанализ?

Мы обычно не рассказываем об интимных под­робностях жизни другого человека, если не уверены, что он одобрил бы это. Мы предпочи­таем, по возможности, ограничиваться наши­ми собственными историями жизни. Человек может критиковать себя или смеяться над со­бой, и это может произвести благоприятное впечатление на окружающих, но критика или насмешка в адрес других может произвести прямо противоположный эффект

««« »»»

Постоянное внимание к собственным досто­инствам и недостаткам, искреннее желание учиться и духовно развиваться совершенно необходимы для каждого из нас. Чтобы понять это, мы, алкоголики, дорого заплатили. Более опытные люди всегда и во все времена руко­водствовались в своей жизни беспристрастным самоанализом и были всегда критичны к себе.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Двенадцать Т4 Двенадцать»

Пусть все будет просто

«Мы должны четко различать духовную про­стоту и простоту функциональную».

«Когда мы говорим, что АА не поддержи­вает никакого теологического суждения, кро­ме веры в Бога, каким мы Его понимаем, мы сильно упрощаем жизнь АА, тем, что избегаем конфликтов и исключительности».

«Но когда заходит разговор о деятельно­сти групп в разных местах и АА в целом, мы понимаем, что мы должны как-то организо­вать донесение идей, или столкнемся с хаосом. А хаос — это уже не простота».

««« »»»

Я усвоил, что временное или кажущееся доб­ро может быть злейшим врагом постоянного лучшего. Когда возникает вопрос о выживании АА, ничто, из нашего самого хорошего, не бу­дет достаточно хорошим.

  1. Пт4СЬМО,
  2. «АА взрослеет»

Избавление и радость

Кто может перечислить все страдания, кото­рые мы пережили в прошлом, и кто может оценить чувство облегчения и радости, кото­рое принесли нам последующие годы? Кто мо­жет рассказать о тех широких последствиях, которые были вызваны делами Божьими че­рез АА?

И кто может проникнуть в глубокую тай­ну нашего полного освобождения от рабства, привязанности к самой безнадежной и смер­тельной одержимости, которая в течение мно­гих веков владела умами и телами таких же мужчин и женщин, как и мы.

««« »»»

Поэтому мы считаем, что веселье и смех по­лезны. Посторонние приходят в ужас, когда мы весело смеемся над трагическими событиями нашего прошлого. Но почему бы нам не посме­яться? Мы выздоровели, и у нас сохранились силы, чтобы помогать другим.. Бывает ли луч­ший повод для веселья, чем этот?

  1. «АА взрослеет»
  2. «Анонтзмные алкоголтзктз».

Спасительный принцип

Практика признания своих недостатков перед другим человеком известна, конечно же, с глу­бокой древности. Она всегда и во все времена признавалась эффективной и характерна для по-настоящему духовных и религиозных лю­дей.

Но в наше время религия — не единствен­ный адвокат этого спасительного принципа. Психиатры и психологи указывают на глубо­кую потребность каждого человека в практи­ческом исследовании и понимании своей лич­ности и ее недостатков, а также их обсужде­нии с доверенным лицом.

Что касается алкоголиков, то члены АА даже кое-что добавили бы к этому. Большин­ство из нас считают, что без бесстрашного при­знания собственных дефектов перед каким- либо другим человеком мы не смогли бы со­хранить трезвость. По-видимому, Божья благодать не войдет в нас и не избавит нас от разрушительного пристрастия, пока мы не за­хотим попробовать выполнить это.

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

«Успех» в деле
Двенадцатого Шага

«Теперь мы понимаем, что в деле Двенадцато­го Шага немедленные результаты не так уж и важны. Некоторые люди, которые начинают работать с новичками, быстро добиваются ус­пеха И они, скорее всего, начинают «задирать нос». А те из нас, кто не добился такого быст­рого успеха, впадают в депрессию».

«В сущности, успешный человек отличает­ся от не успешного лишь тем, что ему повезло с тем, с кем он работает. Он просто сталкива­ется с новичками, которые готовы и способны сразу остановиться. Если бы такие же новички попались «неудачнику», у него были бы похо­жие результаты. Вам придется поработать со многими новичками, прежде чем закон боль­ших чисел придет в действие».

««« »»»

Настоящее общение основывается на взаим­ной необходимости. Мы знаем, что каждый наставник должен смиренно признать свою собственную потребность в новичке так же четко, как и новичок в нем.

  1. Письмо, 1942.
  2. «АА сегоАня»

Не бойтесь зла

Хотя мы, в АА, понимаем, что живем в мире, охваченном, как никогда ранее, разрушитель­ными страхами, мы все же видим огромные возможности для веры и громадное стремле­ние к справедливости и братству. Ни один про­рок не скажет, вам, будет ли исходом мира ог­ненное разрушение, или, по Божьему замыслу, это будет начало самой яркой эры, которое когда-либо знало человечество.

Я уверен, что мы, АА, прекрасно это пред­ставляем. В своем маленьком мире каждый из нас прошел через подобную стадию ужасаю­щей неизвестности. Без всякой гордости мы можем сказать, что не боимся исхода мира, каким бы он ни был. И это потому, что мы смог­ли глубоко прочувствовать и сказать: «Не убо­имся зла Да исполнится воля Твоя, а не наша».

«Грейпвайн», январь 1962.

Прогресс, а не совершенство

Изучая Двенадцать Шагов, многие из нас вос­клицали: « Что за режим! Я не смогу следовать ему до конца». Не отчаивайтесь. Никто из нас не смог совершенно безупречно придержи­ваться этих принципов. Мы не святые.

Главное в том, что мы хотим духовно раз­виваться. Изложенные принципы являются руководством на пути прогресса. Мы притяза­ем лишь на духовный прогресс, а не на духов­ное совершенство.

««« »»»

«Мы, излечившиеся алкоголики, являемся не столько братьями по нашим добродетелям, сколько братьями по нашим недостаткам и общему стремлению преодолеть их».

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Пт4сьмо, 1946.

Принимая Дары Божьи

«Хотя многие теологи утверждают, что внезап­ное духовное преображение можно назвать особой наградой или даже своего рода предоп­ределением свыше, я готов с ними поспорить. Каждый человек, неважно склонен ли он к доб­ру или злу, является частью божественного духовного мира. Таким образом, у каждого из нас есть свое место, и я не вижу, чтобы Господь хотел возвеличить одного или другого».

«Поэтому нам всем необходимо принять с глубоким смирением все возможные поло­жительные дары, всегда помня при этом, что наши отрицательные свойства были даны нам для того, чтобы подготовить нас к принятию позитивных даров, пройдя путь преобразова­ния. Ваш собственный алкоголизм и то паде­ние, которое последовало за этим, на самом деле, были фундаментом, на котором базиру­ется ваш духовный опыт».

Пт4Сьмо, 1964.

Процесс обучения
никогда не останавливается

«Мой опыт ветерана АА в некоторой степени схож с вашим и с опытом многих других. Мы все понимаем, что приходит время, когда мы уже не можем управлять делами групп, райо­нов или, как в моем случае, АА в целом. В конце мы можем лишь являть собой духовный при­мер. Мы становимся полезными символами, и все».

««« »»»

«Я стал скорее учеником движения АА, чем учителем, которым, как я думал, я являлся».

  1. Письмо, 1964.
  2. Письмо,!949.

Чья воля?

Мы были свидетелями того, как многие члены АА со всей серьезностью и верой обращались к Богу, чтобы Он дал им конкретные указания, как им дей­ствовать в разных сложных ситуациях, начиная с разрушительных домашних и финансовых кризи­сов и заканчивая исправлением мелких личных недостатков, таких, скажем, как медлительность. Тот член АА, да и вообще любой человек, пытаю­щийся строить свою жизнь строго на основании молитв, в которых он спрашивает Бога о решении своих проблем и эгоистично требует ответа, воис­тину приводит окружающих в замешательство. На любой вопрос и любую критику его действий он сейчас же заявляет, что руководствуется ответом на свои молитвы во всех своих больших и малых поступках.

Он при этом забывает, что человеку свойствен­но выдавать желаемое за действительное, и, что склонность человека к логическим обоснованиям своих действий искажает так называемое «руко­водство свыше». С самыми наилучшими намере­ниями он проявляет собственную волю в жизнен­ных ситуациях и при решении своих проблем, пре­бывая при этом в счастливом заблуждении, что Бог руководит им во всех его поступках.

«Двенадцать и Двенадцать».

Достижения и тайны

«Иногда озабоченность АА вопросами трезво­сти воспринимается неправильно. Для некото­рых одно только это достоинство воспринима­ется как единственное достижение нашего общества Нас считают бывшими алкоголика­ми, которые, по сути своей, либо немного, либо совсем не переменились к лучшему. Такие мне­ния весьма далеки от истины. Мы знаем, что постоянной трезвости можно достичь только путем коренного изменения в жизни и в миро­воззрении человека путем духовного пробуж­дения, которое может положить конец тяге к спиртному».

««« »»»

«Как и все мы, вы должны спросить себя: «Кто я?»… «Где я?»… «Откуда я?» Процесс озарения всегда очень медленный, однако, в конце наши поиски всегда приносят свои плоды. И все эти великие тайны сводятся к довольно простому выводу — желание является основой духовно­го развития».

  1. Письмо, 1966.
  2. Письмо,

Вопрос честности

«Лишь один Бог полностью знает, что такое абсолютная честность. Следовательно, каждый из нас в меру своих возможностей, должен по­нять каким может быть этот великий идеал.

Поскольку все мы склонны совершать ошибки, и не застрахованы от них в нашей бу­дущей жизни, было бы самонадеянным пред­положить, что мы когда-нибудь сможем дос­тичь абсолютной честности. Самое лучшее, что мы можем сделать — это стремиться к тому, чтобы стать более честными».

«Иногда мы должны поставить любовь на первое место по отношению к «фактической честности». Мы не можем, прикрываясь «иде­альной честностью», вести себя жестоко по отношению к другим людям и беспричинно обижать их. Каждый должен всегда спраши­вать себя: «Что самое лучшее и доброе я могу сделать?»

Пт4СЬМО, 1966.

Корни реальности

Поэтому мы начали с проверки личных моральных качеств. Это был Четвертый шаг. Предприятие, ко­торое не проводит инвентаризацию, обычно разо­ряется. Ведение коммерческих проверок — это про­цесс поиска фактов, их восприятия и оценки. Это попыткаузнать правду о накопленных товарах. Одна из целей инвентаризации — выявить испорченные или не пользующиеся спросомтовары,чтобы быст­ро и без сожаления избавиться от них. Если пред­приниматель хочет успешно веста дело, он не дол­жен заблуждаться в истинной ценности вещей.

Мы проделали такую же операцию по отно­шению к нашей жизни. Мы честно осмотрели то, чем мы обладаем

««« »»»

«Моменты осмысления могут построить жизнь, ос­нованную на духовной ясности, и у меня есть от­личная причина так думать. Корни реальности, вы­тесняющие невротическую поросль, будут крепко держать нас, несмотря на сильные порывы тех сил, которые могут разрушить нас, или которые мы мог­ли бы использовать, чтобы разрушить самих себя».

  1. «Анонт4Мные алкоголики».
  2. Пт4сьмо, 1949.

Конструктивные силы

Поначалу у меня, как у многих наших нович­ков, которые называют себя атеистами или аг­ностиками, в глубине души была какая-то прег­рада. Их желание не верить в Бога настолько сильно, что, по всей видимости, они предпочи­тают встретиться с владельцем похоронного бюро вместо того, чтобы попытаться найти свою дорогу к Богу.

К счастью для меня и для всех, подобных мне, кто пришел за это время в АА, конструк­тивные силы, повлиявшие на наше сообщество, почти всегда помогали преодолеть это колос­сальное упрямство. Полностью побежденные алкоголем, имея перед глазами реальную воз­можность избавления от этой зависимости и окруженные теми, кто готов говорить с ними абсолютно откровенно, мы, в конце концов, сдались.

И после этого, вдруг, совершенно парадок­сальным образом, мы начинали ощущать себя в новом измерении — в настоящем мире духа и веры. Готовность и открытость — вот глав­ные движущие силы!

«АА сегодня».

Терпимость

К нам в АА нашли свой путь очень разные люди. Не так давно я сидел в своем офисе и разговаривал с женщиной, одним из членов нашего сообщества, которая носила титул графини. В тот же вечер я пошел на встречу АА. Была зима и в прихожей сто­ял скромный маленький человек, который прини­мал пальто. Я спросил: «Кто это?»

И кто-то ответил: «Он уже здесь довольно дав­но. Все любят его. А раньше он был одним их чле­нов банды Аль Капоне.» Вот насколько разнооб­разны сегодня члены АА.

««« »»»

Мы не собираемся убеждать кого бы то ни было, что существует единственный путь, который от­крывает человеку веру в Бога Если то, что мы узна­ли, почувствовали и увидели, имеет хоть какое-ни­будь значение, то оно заключается в том, что неза­висимо от расы, вероисповедания или цвета кожи, все мы — дети существующего Создателя, с кото- рым можно общаться, установив простые и понят­ные отношения, если только нам хватит воли и че­стности, чтобы взяться за это всерьез.

  1. «АА взрослеет»
  2. «Анонтзмные алкоголтзктз».

Доминирование и потребность

Основной факт, который мы не удосужились при­знать, — это нашу неспособность установить с дру­гими людьми отношения, основанные на сотруд­ничестве. Наша самовлюбленность роет на нашем пути две ямы, грозящие катастрофой. Мы либо пытаемся подавлять тех, кого мы знаем, либо на­чинаем слишком зависеть от них.

Если мы слишком зависим от других, то они рано или поздно подведут нас, ибо, обладая всеми человеческими слабостями, они не в состоянии выполнять наши бесконечные требования. Таким образом наша неуверенность растет и все более мучает нас

Когда мы постоянно стремимся манипулиро­вать другими и использовать их в своих интересах, они протестуют и противятся этому изо всех сил. Мы обижаемся на них, нам кажется, что нас пре­следуют, у нас появляется желание мстить.

««« »»»

Моя зависимость означает потребность — потреб­ность в обладании и контроле над людьми и над окружающей меня действительностью.

  1. «Двеналцать и Двенадцать»
  2. «Грейпвайн», январь 1958.

Деньги — до и после

В тот период, когда мы пили, мы вели себя так, как если бы у нас был неистощимый запас де­нег, хотя в перерывах между запоями мы ста­новились почти нищими. Не осознавая этого, мы всего лишь копили деньги для очередного запоя. Деньги были для нас символом прести­жа и удовольствия. Когда алкоголизм усилил­ся, деньги стали единственно важным момен­том в нашей жизни, потому что позволяли нам купить алкоголь и временное забытье, кото­рое следовало за выпивкой.

««« »»»

Хотя восстановление нашего финансового ста­туса является очень важным для многих из нас, но мы не можем ставить деньги на первое ме­сто. Для нас материальное благополучие сле­дует за духовным ростом, и никогда наоборот.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «Анонтамные алкоголики».

Обратно на Землю

Те из нас, кто в течение долгого времени пре­бывали в мире ложной выдуманной духов­ности, наконец, поняли, что вели себя по- детски. На место выдуманного мира пришло великое чувство предназначения, сопровож­даемое растущим осознанием силы Божьей в нашей жизни.

Мы пришли к убеждению, что Он велит нам в мыслях наших быть с Ним рядом, в обла­ках, но обеими ногами прочно стоять на зем­ле… Вот к чему мы стремимся, и вот над чем мы должны работать. Это и есть наша действи­тельность. Таковы реальности нашей жизни. Мы считаем, что интенсивная духовная жизнь вполне совместима с разумной и счастливой жизнью, в которой мы стремимся приносить пользу другим.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Сдерживая гнев

Немногие люди становятся в такой мере жертва­ми недовольства, как алкоголики. При этом не важ­но, правы мы или не правы. Вспышка гнева может испортить весь день, а тайная злоба делает нас не­счастными и мешает действовать. К тому же мы были не в состоянии различать, в каких случаях наш гнев был оправданным, а в каких нет. Он нам все­гда казался оправданным Гнев, которому изредка могут предаваться уравновешенные люди, долго держал нас в состоянии эмоциональной неурав­новешенности. Т акие «эмоциональные запои» час­то заставляли нас снова прикладываться к бутылке.

««« »»»

Сдержанность во всем, что мы говорим и пишем, всегда окупается. Следует избегать скоропалитель­ной критики и яростных эмоциональных споров. То же самое касается надутого вида и молчаливого презрения. Это эмоциональные ловушки, в кото­рые мы попадаем из-за гордости и мстительности. Наша первая задача — эти ловушки обойти. Когда нас влечет к ним какая-либо приманка, мы долж­ны научиться отступить на шаг и подумать. Ибо мы не можем ни думать, ни действовать, стремясь к каким-либо разумным целям, пока привычка обуздывать свои порывы не станет автоматической.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. Там же.

Проблема сообщества

Одним из путей решения проблемы алкоголиз­ма является образование — учеба в школе, медицинских колледжах, у священников и ра­ботодателей, в семьях и у всего общества в це­лом. На всем протяжении жизни от колыбели до могилы пьяница и потенциальный алкого­лик должны быть окружены настоящим и глу­боким пониманием и непрекращающимся потоком информации.

Это означает правильно организованное фактическое образование. До сих пор в таком образовании основной акцент ставился на аморальность алкоголизма, а не на то, что это болезнь.

Ну а кто теперь займется таким образо­ванием? Очевидно, это должно стать обязан­ностью сообщества и более узких специалис­тов. Мы, в ДА, конечно можем оказывать по­сильную помощь, но ДА как таковое не может и не должно вмешиваться напрямую в эту область. Таким образом, мы должны до­верять другим организациям, друзьям вне ДА и их желанию внести значительное количество денег и усилий.

«Грейпвайн», март 1958.

Мнимое совершенство

Когда мы, первые члены АА, увидели в себе проявление духовной гордости, мы придумали следующую фразу: «Не пытайся стать святым к четвергу!»

Это старое предостережение может вос­приниматься как еще одна готовая отговорка, которая может оправдать наше нежелание прилагать максимум усилий. Однако, при бли­жайшем рассмотрении мы обнаруживали пря­мо противоположное. Это наш способ предуп­редить о слепой гордыне и мнимом совершен­стве, которыми мы, на самом деле, не обладаем

««« »»»

Только Первый Шаг, где мы признали на сто процентов свое бессилие перед алкоголем, требует абсолютного совершенства. Осталь­ные Одиннадцать Шагов провозглашают со­вершенные идеалы. Они являются целями, к которым мы стремимся, и мерой нашего успе­ха в процессе исцеления.

  1. «Грейпвятш», Т4юнь
  2. «Двеналцать Т4 Двеналцать».

Реальность духовного опыта

«Возможно, вы зададитесь вопросом, в чем раз­ница между галлюцинациями и божественным образом истинного духовного опыта Я сомне­ваюсь, что кто-то может дать точное опреде­ление, что такое галлюцинации. Однако, все те, кто сами получили духовный опыт, говорят о его истинности. А наилучшим подтверждени­ем истинности являются последующие резуль­таты. Те, на кого снизошла эта благодать, ста­новятся совершенно другими людьми, и обыч­но они меняются к лучшему. Этого нельзя сказать о людях, которые галлюцинируют».

«Некоторые могут счесть меня самонаде­янным, когда я заявляю, что мой собственный опыт является реальностью. Тем не менее, я могу с уверенностью сказать, что в моей жиз­ни и в жизни огромного числа других людей результаты были реальными, а благодеяние превзошло все ожидания».

Беседа, 1960.

Обеспокоенный наблюдатель

«Я прожил несколько бесплодных лет в состоянии, которое можно назвать «обеспокоенное ожидание положительных сдвигов». Я думал, что именно от меня зависит «исправление реальности»… Очень редко кто мог посоветовать мне, что мне следует делать, и никому никогда не удалось сказать мне, что я должен делать. Я должен был искать выход сам, на основе своего собственного опыта».

«Когда я собирался «проверять» других, мною часто руководил страх за то, что они делают, излиш­няя уверенность в своей правоте и даже прямая не­терпимость. В результате, мне редко удавалось что- либо подкорректировать. Я просто создавал барьеры недовольства, которые мешали правильно восприни­мать любые предложения, примеры, понимание или любовь».

««« »»»

«Мы в АА часто говорим: «Наши лидеры не дей­ствуют на основе какого-то мандата; они следуют примеру». Если мы хотим оказать положительное влияние на других, мы сами должны жить так, как проповедуем, и вообще забыть о проповедях, как таковых. Хороший пример говорит сам за себя».

  1. Письмо, 1945.
  2. Письмо, 1966.

Уметь встретить
превратности судьбы

«Наше духовное и эмоциональное совершен­ствование в АА не столь сильно зависит от на­ших успехов, как от наших неудач и отходов назад. Если вы будете помнить об этом, то, мне кажется, ваши ошибки будут толкать вас вверх, а не тянуть вниз».

«У нас в АА нет лучшего учителя, чем «Ста­рина Несчастье», кроме тех случаев, когда мы не даем ему возможности поучать нас».

««« »»»

«И сейчас и впоследствии нас будут критико­вать. Когда мы озлоблены и обижены, очень трудно сдержать себя и не ответить тем же. Но мы должны сдержаться и спросить себя, а может наши критики правы. Если да, то мы можем признать перед ними свои ошибки. В результате такого поведения обычно возника­ет атмосфера взаимопонимания».

«Предположим, что наши критики были несправедливы. Тогда мы можем попробовать спокойное убеждение. Если они продолжают сотрясать воздух, то мы можем в душе простить их. Возможно, чувство юмора может помочь нам, и тогда мы сможем простить и забыть».

  1. Пт4Сьмо, 1958.
  2. Пт4сьмо, 1966.

Бумеранг

Когда мне было десять, я был высоким и неук­люжим подростком, а во время ссор младшие дети всегда нападали на меня. Я помню, что год или больше я находился в тяжелой депрессии, а затем во мне начало развиваться страстное стремление побеждать.

Однажды мой дедушка подошел ко мне, а в руках у него была книга Он сказал: «Эта кни­га об Австралии. Тут говориться, что только австралийские бушмены знают, как надо бро­сать бумеранг».

«Да, — подумал я, — вот он, мой шанс. Я буду первым человеком в Америке, который умеет бросать бумеранг». Любому парнишке может прийти в голову такая мысль. Она мо­жет продержаться два-три дня, а может и две- три недели. Но для меня это была настоящая цель, и я следовал ей около шести месяцев, пока не сделал бумеранг, который пролетел по церковному двору перед нашим домом и чуть не попал в голову возвращавшемуся дедушке».

Пребывая в большом возбуждении, я на­чал придумывать другой бумеранг, который позже чуть не убил меня.

«АА взрослеет».

«Единственное требование…»

В Третьей Традиции АА обращается к каждо­му алкоголику со следующими словами: «Ты являешься членом АА, если ты заявляешь об этом. Ты можешь объявить себя членом, ник­то не может вывести тебя из организации. Не­важно, кто ты, как низко ты пал, насколько серьезны твои эмоциональные расстройства, даже твои преступления, — мы все равно не можем отказать тебе в членстве. Мы не хотим, чтобы ты оставался за пределами нашей орга­низации. Мы нисколько не боимся, что ты на­вредишь нам, как бы ни было извращено твое сознание и каким бы буйным ты ни был. Мы лишь хотим быть уверенными в том, что ты получишь такой же отличный шанс вернуться к трезвой жизни, какой получили мы.»

««« »»»

Мы не хотим лишать шанса избавиться от ал­когольной зависимости ни одного человека Мы хотим включать людей в нашу организацию, а не исключать их из нее.

  1. «Двенадцать и Двенадцать»
  2. «Грейпвайн», август 1946.

Разговоры или действия?

В возмещении ущерба вряд ли разумно прихо­дить к человеку, который все еще обижен на вас, и объявлять ему, что вы стали на путь ре­лигии. В боксе это называется «наступать под­бородком». Зачем подвергать себя риску быть объявленным фанатиком веры или прислуж­ником религии? Мы можем в корне загубить возможность завершить столь нужное для нас дело.

Но скорее всего этот человек будет при­ятно удивлен нашим желанием наладить пре­рванные отношения. Он будет гораздо больше заинтересован в проявлении доброй воли, чем в разговоре о наших духовных открытиях.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Пережить испытания

С нашей точки зрения, любая схема борьбы с алкоголизмом, основанная на том, чтобы ог­радить алкоголика от соблазнов, обречена на неудачу. Если алкоголик старается спрятать­ся от алкоголя, ему, возможно, это удастся на время, но обычно это кончается сильнейшим запоем. Мы испробовали все эти методы. По­пытки совершить невозможное всегда окан­чивались неудачей. Наше решение — освобо­диться от алкогольной зависимости, а не бе­жать от нее.

««« »»»

«Вера без дел мертва», — говорил он. Как это верно по отношению к алкоголикам! Ведь если алкоголик не совершенствует и не обогащает свою духовную жизнь путем работы во имя других и самопожертвования, он не сможет пройти через будущие испытания и преодолеть житейские трудности. Отказавшись от такого рода деятельности, он снова начнет пить и, ко­нечно же, погибнет. Тогда уж вера будет дей­ствительно мертва.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Там же.

Экспериментаторы

Мы, агностики, всегда любили АА и были одни­ми из первых, кто заметил, что АА может тво­рить чудеса Но мы шарахались от медитации и молитвы с упорством ученого, который ре­шительно отказывается выполнить определен­ный эксперимент из опасения, что тот дока­жет неверность его любимой теории.

Потом, правда, мы все же решались на эк­сперимент , и, когда он приводил к неожидан­ным результатам, мы испытывали новые чув­ства. Фактически у нас появлялось новое зна­ние, и оно убеждало нас в ценности медитации и молитвы. Как кто-то удачно выразился: «Над молитвами глумятся в основном те люди, ко­торые сами никогда не пробовали молиться как следует».

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

Путь АА в дома людей[1]

Если алкоголик не хочет следовать программе, не нужно порывать связи с его семьей. Про­должайте поддерживать дружеские отноше­ния. Предложите членам семьи духовный путь жизни. Если они примут ваши принципы, шан­сы на выздоровление главы семьи повысятся. Даже если он будет продолжать пить, жизнь семьи станет более сносной.

««« »»»

До тех пор пока члены семьи новичка в АА не выразят готовность следовать в жизни нашим духовным принципам, нам кажется, он не дол­жен подталкивать их к этому. Со временем они сами переменятся. Его более адекватное пове­дение обычно оказывается более убедитель­ным, чем слова.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Там же

Начало смирения

«В Двенадцати Шагах можно найти всего не­сколько абсолютных истин. Большинство Ша­гов можно интерпретировать, исходя из име­ющегося опыта и взглядов отдельного челове­ка».

«Следовательно, человек может начинать Шаги с любой точки, с которой он сможет или захочет. Бога, как мы Его понимаем, можно назвать «Силой, более могущественной…» или же Высшей Силой. В самом начале пути для тысяч членов АА сама группа была такой «Выс­шей Силой». Это признание легко сделать, если новичок знает, что большинство членов груп­пы бросили пить, а он нет».

«И такое его признание является началом пути к смирению, по крайней мере, новичок не претендует на роль Бога. Это все, что ему нужно для начала. Если после этого успеха он расслабится и сможет выполнить максималь­ное количество Шагов, он непременно станет духовно более совершенным».

Письмо, 1966.

Донесение идей

Чудесная энергия, которую он высвобождает, и напряженная деятельность по передаче опы­та другим страдающим алкоголикам, которая преобразует Двенадцать Шагов в действия, оказывающие влияние на все наши дела, явля­ются платой, великолепной реальностью Ано­нимных Алкоголиков.

««« »»»

Никогда не пытайтесь снисходить к алкоголи­кам с моральных и духовных высот. Просто расскажите ему о духовных средствах исцеле­ния и о том, как они помогли вам. Предложите ему вашу помощь и дружбу.

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. «Анонт4мные алкоюлт4кт4».

Духовное алиби

Наши первые попытки самоанализа могут не принести результатов. Когда-то я был «чемпи­оном» по неправильной самооценке. В неко­торых случаях я хотел видеть только ту часть моей жизни, которая казалась мне достойной. Кроме того, я обычно сильно преувеличивал те добродетели, которых мне удалось достичь. Потом я поздравлял себя с той огромной ра­ботой, которую я проделал в АА.

Естественно, это вызвало невероятное стремление к еще большим свершениям и к еще большему одобрению со стороны окру­жающих. Я снова возвращался к прошлому, к тем дням, когда я употреблял спиртное. У меня были прежние цели — власть, популярность и восхваление. Но теперь у меня появилось са­мое лучшее на свете алиби — духовное алиби. Тот факт, что у меня появилась настоящая ду­ховная цель, придавало этой чепухе вид совер­шенной правильности.

«Грейпвайн», Т4юнь 1961.

Одержимость и ответ на нее

Заветная мечта каждого алкоголика — чтобы он снова мог пить, получая удовольствие от алкоголя и полностью контролируя себя. Жи­вучесть этой иллюзии поистине удивительна. Многие верят в нее на пороге безумия или смерти.

««« »»»

Я страдал алкоголизмом, а не раком, но в чем разница? Разве алкоголь не также пожирает разум и тело? Да, безусловно, от алкоголизма умирают не так быстро, но результат останет­ся неизменным. Поэтому, я решил, если суще­ствует на свете великий Целитель, который может избавить меня от пристрастия к алко­голю, я лучше немедленно отправлюсь на Его поиски.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «АА взрослеет».

Язык Сердца

Почему именно этот исторический момент Бог избрал для своего исцеляющего милосердия ко многим из нас? Каждый аспект этого глобаль­ного процесса можно выразить одним ключе­вым словом, и это слово «общение». Мы имели возможность общения друг с другом, с окру­жающим миром и с Богом, что и спасало нам жизнь.

Уже изначально общение в АА не было простым обменом полезных идей и опыта. Поскольку мы были друзьями по несчастью и поскольку наши общие средства спасения по­могали нам самим, только когда мы их переда­вали другим, мы всегда общались только на языке сердца.

«АЛ Сегодня».

Противоядие от страха

Неудачи и недостатки порождают страх, который сам по себе является видом душевного заболева­ния. Страх, в свою очередь, создает новые недо­статки характера

Неразумный страх, что наши инстинкты не будут удовлетворены, заставляет нас домогаться того, чем владеют другие, стремиться к сексу и влас­ти, раздражаться, когда возникает угроза запросам наших инстинктов, завидовать, когда нам кажет­ся, что другим удается материализовать свои амби­ции, а нам нет. Мы едим, пьем, пытаемся захватить всего больше, чем нам нужно, из опасения, что нам чего-то не хватит. И всерьез обеспокоенные тем, что придется работать, мы бездействуем. Мы без­дельничаем и тянем время или, в лучшем случае, работаем нехотя и вполсилы.

Эти страхи похожи на термитов, безостано­вочно подтачивающих фундамент, на котороммы пытаемся создать какой-либо образ жизни.

««« »»»

Внутренняя уверенность растет вместе с Верой. Огромный, грызущий изнутри страх никчемности начинает покидать нас. В АА мы поняли, что ос­новное противоядие от страха это духовное про­буждение.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. «Грейпвайн», январь 1962.

Куда заводит рационализм

«Вам известно о нашей гениальной склонности давать рациональное объяснение всему. Если мы хоть раз найдем оправдание нашему возвраще­нию к пьянству, то наш рационализм обязатель­но поможет нам логически обосновать и следу­ющий срыв, но уже придумав новые причины. Но одно оправдание влечет за собой еще и еще, и вот вы уже не можете жить без бутылки».

««« »»»

Как показывает опыт, очень часто любой че­ловек, под контролем принимающий таблет­ки, может выйти из-под контроля. Даже самые бредовые логические объяснения, которыми он в свое время пытался оправдывать свое пьянство, теперь начали разрушать его жизнь. Он полагает, что раз таблетки могут избавить его от бессонницы, то они способны излечить его и от душевных терзаний.

Наших друзей докторов не всегда стоит на­прямую винить в тех неприятных последстви­ях, которые мы так часто испытываем. Для ал­коголика гораздо проще купить такие опасные лекарства, а уж получив их, алкоголик скорее всего будет принимать их без всяких раздумий.

  1. Письмо, 1959.
  2. «Грейпвайн», ноябрь 1945.

Стоит ли

нарушать анонимность?

«Всемирно известные члены АА иногда гово­рят так: «Если я расскажу окружающим, что я являюсь членом организации «Анонимные ал­коголики», то, в результате, к ней потянутся многие». Таким образом, они подразумевают, что наша Традиция анонимности неверна, по крайней для них».

«При этом они забывают, что в те дни, ког­да они пили, престиж и реализация земных амбиций были их главными целями. Они не понимают, что, отказавшись от анонимности, они совершенно бессознательно снова возвра­щаются к своим старым и опасным иллюзиям. Они забывают, что очень часто сохранение анонимности означает принести в жертву свои устремления к власти, престижу и деньгам. Они не понимают, что если эти стремления возоб­ладают в АА в целом, то изменится весь ход истории нашего общества; что наши действия приведут к развалу всего общества».

«Хотя я с радостью могу сообщить, что у многих из нас есть такой соблазн, и я был од­ним из таких людей, однако, очень немногие у нас в Америке нарушили наш принцип ано­нимности на общественном уровне».

Пт4Сьмо, 1958.

Самоуверенность
и ее противоположность

Однажды одного очень трезво мыслящего но­вичка пригласили на собрание АА, где два выс­тупающих, (или лектора?), рассуждали на тему «Бог, как я его понимаю». Позиция лекторов была высокомерной. Один их них зашел слиш­ком далеко в своих теологических рассужде­ниях.

Оба повторили мое выступление много лет назад. Во всем, что они говорили, красной ни­тью проходила одна идея: «Люди, слушайте нас! Только мы знаем истинный путь, по которому должны идти АА, и вам лучше следовать ему».

««« »»»

Я считаю, что «смирение сегодня» — это безо­пасная надежная позиция между сильными эмоциональными крайностями. Это тихое ме­сто, где я могу увидеть перспективу и приобре­сти душевное равновесие для того, чтобы со­вершить следующий небольшой шажок по ясно начертанному пути, который ведет к веч­ным ценностям.

  1. «Грейпвайн», апрель 1961.
  2. Там же, Т4юнь,

 

 

 

Источник силы

Когда разразилась Вторая мировая война, этот духовный принцип подвергся первой крупной проверке. Члены АА были призваны на воен­ную службу, которая разбросала их по всему миру.

Встал вопрос: смогут ли они подчиниться военной дисциплине, выстоять под огнем и вынести тяготы и однообразие войны? Помо­жет ли приобретенная ими в АА зависимость от Высшей Силы пройти через все испытания?

У них было даже меньше алкогольных и эмоциональных срывов, чем у тех, кто благо­получно оставался дома. Они сумели проявить такую же стойкость и такое же мужество, как и остальные солдаты. Зависимость от Высшей Силы помогала и на Аляске, и на плацдарме под Салерно.

Она оказалась не слабостью, а главным ис­точником силы в их жизни.

Неограниченный выбор

Любого зависимого от алкоголя человека терзают гнетущие сомнения: быть частью АА — значит позволить подчинить себя определенной вере или учению.

Они не понимают, что вера никогда не явля­лась главным условием вступления в ряды АА, что достичь трезвости можно с ее приемлемым мини­мумом, и что наши представления о Высшей Силе и о самом Боге (как мы его понимаем) дают каж­дому практически неограниченный выбор для ду­ховного становления и совершенствования.

««« »»»

Во время разговора с новичком не бойтесь делать упор на этой духовной особенности. Если вы раз­говариваете с атеистом или агностиком, особо под­черкните, что он не должен обязательно соглашать­ся с вашим пониманием Бога. Он может выбрать любой путь к Богу, который ему больше по душе. Главное, чтобы это было ему понятно.

Важный момент состоит в том, чтобы человек был готов поверить в Силу, более могущественную, чем он сам и жить по духовным принципам.

  1. «Грейпвайн», апрель 1961.
  2. «Анонтамные алкоголики».

Час принятия решения

«Не каждое решение можно принять простым подсчетом плюсов и минусов каждой ситуа­ции, несмотря на эффективность и необходи­мость такого действия. Мы не можем всегда зависеть от того, что, как нам кажется, явля­ется логичным. Когда мы сомневаемся в нашей логике, мы полагаемся на Бога и прислушива­емся к голосу интуиции. Если во время медита­ции мы ясно слышим этот голос, то, обретая, таким образом, уверенность, мы предприни­маем шаги, руководствуясь нашей интуицией, а не логикой».

Если же ни интуиция, ни логика не м