Как это видит Билл

Как это видит Билл

 

 
 

Образ жизни по АА (заметки одного из основателей АА)

 

AS BILL SEES IT

(formerly THE A A. WAY OF LIFE)

Copiright © 1967 by

Alcoholics Anonymous ® World Services, Inc.

468 Park Avenue South, New York, N.Y.

Excepts from the A.A. Grapevine and from “A.A. Today
are reprinted with the permission of The A.A. Grapevine,
Inc., whichholds the copyright.

First printing 1967
Thirteened printing 1983
Первое издание русского перевода 2008

 

 

This is A.A. General Service
Conference-approved literature

ISBN 0-9168 5 6-03-8

Отпечатано в России

 

Предисловие

Дорогие друзья!

Предлагаемая вашему вниманию книга содержит несколько сотен выдержек из нашей литературы, касающихся практически всех ас­пектов жизни АА. Мне кажется, что этот ма­териал может быть полезен отдельным людям в проведении медитаций, а также может сти­мулировать дискуссии в группах. Кроме того, данная книга откроет путь к более широкому ознакомлению со всеми нашими изданиями.

За последние двадцать пять лет я имел воз­можность (и это было моей привилегией) на­писать целый ряд книг: «АА взрослеет» и «Две­надцать принципов всемирного обслужива­ния». Последняя книга была включена в наше «Руководство по третьему завету»+. Многие части предлагаемой книги были написаны для нашего ежемесячного журнала «Грейпвайн». Кроме того, я всегда вел обширную личную переписку.

 

Вот те основные источники, на основании которых я написал предлагаемую книгу. По­скольку цитаты изымались из оригинального контекста, то в некоторых случаях, для боль­шей ясности, я дополнительно редактировал материал, а иногда и заново переписывал.

Конечно, данный материал отражает мое личное восприятие образа жизни АА, а пото­му имеет определенные ограничения и недо­статки. Однако, можно надеяться, что эта но­вая книга будет востребована

Всегда преданный вам

Апрель 1967 г.

«Руководство по третьему завету» было переизда­но под новым названием «Руководство по служе­нию АА». «Двенадцать принципов всемирного об­служивания» издавались отдельно в течение двенад­цати лет, но начиная с издания 1981 — 1982 гг. они были включены в Руководство.

 

Как это видит Билл

 

Изменение личности

«Об АА часто говорят, что мы занимаемся только алкоголизмом. На самом деле это не так. Мы должны покончить с пьянством, что­бы остаться в живых. Но тот, кто знаком с лич­ностью алкоголика, так сказать, из «первых рук», знает, что ни один настоящий алкоголик не сможет бросить пить без серьезного изме­нения своей личности».

««« »»»

Мы считали, что «условия» вынуждают нас пить, а когда попытались изменить эти усло­вия, то обнаружили, что не можем сделать это так, как нам хотелось бы; вот тут-то мы полно­стью утратили контроль над собой и стали ал­коголиками. Нам никогда не приходило в го­лову, что мы сами должны были измениться, чтобы приспособиться к каким бы то ни было условиям.

  1. Письмо, 1940.
  2. «Двенадцать и двенадцать».

 

 

 

В руках Божьих

Оглядываясь назад, мы понимаем, что все, слу­чившееся с нами после того, как мы отдали себя в руки Бога, намного превзошло наши планы и ожидания.

««« »»»

Моя депрессия невыносимо усилилась, и мне вдруг показалось, что я находился на самом дне какой-то ямы. И в этот момент рухнули пос­ледние остатки моего гордого сопротивления. Внезапно я обнаружил, что кричу: «Если есть Бог, пусть Он покажет Себя! Я готов на все что угодно, на все-все!!.»

И вдруг комната осветилась каким-то уди­вительным белым светом. Мне казалось, что я нахожусь на горе, и меня обдувает не ветер, а некий дух. И я вдруг осознал, что я свободный человек. Постепенно этот исступленный вос­торг ушел. Я лежал на кровати, но на этот раз в каком-то ином мире, в мире иного осознания. Я был весь пронизан удивительным ощущени­ем Присутствия и думал про себя: «Вот он Бог, о котором говорили проповедники!»

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «АА взрослеет».

Страдания и духовный рост

«В течение многих прошедших лет я обычно сочувствовал всем страдающим людям. А те­перь я сочувствую только тем, кто страдает по своему неведению, кто не понимает цель и ко­нечную пользу страдания».

««« »»»

Один человек, испытавший это на себе, однаж­ды назвал боль пробным камнем всякого ду­ховного роста. Мы, члены АА, вполне согласны с этим, потому, что страдания алкоголиков предшествуют трезвости, а эмоциональные расстройства — душевному покою.

««« »»»

Стремитесь к более глубокой вере. Держите себя открытыми Божественному Свету, даже если на какое-то время вы оказались незря­чими».

  1. Пт4сьмо, 1950.
  2. «Двенадцать и двенадцать».
  3. Письмо, 1950.

Имеем ли мы выбор?

Мы не должны допускать бесполезные мысли о том, что мы являемся беспомощными жертвами нашей наследственности, нашего жизненного опыта и на­шего окружения — и что это единственные силы, которые принимают решения за нас Но это не путь к свободе. Мы должны верить, что мы сами можем сделать выбор.

««« »»»

«Будучи алкоголиками,мы не могли сделать выбор: пить или не пить. Мы были жертвами навязчивой идеи, которая, казалось, вынесла приговор, что мы должны продолжать саморазрушение».

«Однако, в конце концов мы делали выбор, ко­торый привел нас к выздоровлению. Мы начинали осознавать,что в одиночку мы бессильны победить алкоголизм. И это был действительно выбор и, надо сказать, очень трудный выбор. Мы начинали верить в то, что Высшая Сила может вернуть нам здраво­мыслие, когда у нас появится желание практико­вать 12 шагов АА».

«Иными словами, мы выбираем «наше стрем­ление», и мы не могли бы сделать лучшего выбора».

  1. «Грейпватш», ноябрь 1960 г.
  2. Пт4сьмо, 1996.

Сохранение и развитие

Совершенно очевидно, что жизнь, наполнен­ная ощущением недовольства, бессмысленна и лишена счастья. Позволяя недовольству ов­ладеть собой, мы безрассудно расходуем то са­мое время, которое могло бы быть истрачено на что-нибудь полезное. Для алкоголиков, чьи надежды связаны с сохранением и ростом ду­ховного опыта, недовольство особенно неже­лательно. Как мы выяснили, оно смерти подоб­но, ибо, питая это чувство, мы загораживаем­ся от сияния Духа. И тогда безумие алкоголя возвращается, и мы снова начинаем пить. А для нас алкоголь — это смерть.

Для того, чтобы жить, мы должны освобо­диться от злобы. Обиды и злоба — не для нас. Они могут быть сомнительной роскошью, ко­торую могут себе позволить люди нормальные, но для алкоголиков они — яд.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Все или ничего?

Принятие и вера способны привести к стопро­центной трезвости, и они обычно делают это. И они должны делать это, иначе у нас не было бы жизни. Но как только мы пытаемся приме­нить эти подходы к решению наших эмоцио­нальных проблем, мы тут же понимаем, что можем получить только относительные ре­зультаты. Ведь ни один человек не может пол­ностью освободиться от чувства страха, гнева и гордости.

Таким образом, в этой жизни мы должны быть готовы к тому, что невозможно достичь совершенного смирения и любви. Мы должны понять, что процесс решения многих проблем будет очень медленным, отмеченным время от времени тяжелыми неудачами (регрессом). Поэтому мы должны отказаться от нашего привычного лозунга «все или ничего».

«Грейпвайн», март 1962 г.

Царство Духа

Те, кто изучают древнюю историю, могут сказать, что интеллект людей тех времен, по крайней мере, не уступал нашему. Тем не менее, материальный прогресс в те времена был мучительно медленным. Дух современного научного поиска, исследования и изобретательства был почта неизвестен.

В материальной области ум человека был ско­ван предрассудками, традициями и всякого рода установившимися представлениями. Некоторые современники Колумба считали абсурдной мысль, что Земля круглая. Другие чуть не приговорили Га- лилея к смерти за еретические взгляды в астроно­мии.

Давайте спросим себя — не выказываем ли мы ту же предвзятость и неразумность в вопросах духа, которую древние выказывали в вопросах матери­альной жизни?

««« »»»

Мы узнали, что условия, которые Бог ставит перед теми, кто ищет Его, не очень сложные. Для нас Цар­ство Духа обширно, просторно и всеобъемлюще. Оно всегда открыто и доступно для тех, кто настой­чиво ищет. Оно открыто, с нашей точки зрения, для всех людей.

«Анонтлмные алкоголики».

Новая жизнь

Правда ли, что трезвость — это все, чего мы ожидаем от духовного пробуждения? Нет, трезвый образ жизни — это только начало; это первый дар нашего первого пробуждения. Если мы хотим получить и другие дары, то процесс пробуждения должен продолжаться. И по мере его продвижения вперед, мы обнаружи­ваем, что постепенно, шаг за шагом, мы можем отказаться от нашей прежней жизни — жиз­ни, которая не работала — и вступать в новую жизнь, которая может и должна состояться при любых условиях.

Несмотря на мирской успех или неудачу, несмотря на страдания или радость, несмотря на болезни или здоровье или даже саму смерть, мы сможем прожить новую жизнь с ее беско­нечными возможностями, если мы действи­тельно хотим продолжить наше пробуждение, практикуя Двенадцать Шагов ДА.

«Грейпвайн», декабрь 1957 г.

Группы и мировое сообщество

Когда выполнение программы Двенадцатого Шага приводит к созданию группы, все делают еще одно открытое: в большинстве своем алкоголики не могут выздороветь, если не являются членами группы. Каждый начинает понимать, что он лишь неболь­шая частица большого целого, что никакая личная жертва не слишком велика для сохранения Содру­жества Он понимает, что надо заглушить в себе же­лания и амбиции, если они могут принести несчас­тье группе.

Становится ясным, что группа должна вы­жить, чтобы выжил каждый человек.

««« »»»

«И человек, находящийся еще далеко от берега, и ДА, которая ведет свою борьбу с далеких странах — все члены ДА знают, что они являются частью все­мирного сообщества ДА, что они разъединены толь­ко физически и что их собратья могут быть где-то совсем рядом, может быть в соседнем порту. И это имеет огромное значение благодаря их увереннос­ти, что милость Божья с ними везде, независимо от того, находятся ли они в открытомморе, тали в ка­кой-то отдаленной точке Земли тали дома».

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. Письмо, 1966.

Из темноты

Как мы уже видели, самоанализ является спо­собом, с помощью которого мы используем новое видение, деятельность и Божью милость, чтобы справиться с темными, негативными чер­тами нашего характера Это шаг к овладению таким видом смирения, которое позволяет нам рассчитывать на помощь Бога Однако, это толь­ко один шаг. А мы хотим двигаться дальше.

Мы хотим, чтобы то хорошее, что есть в нас, даже в худших из нас, росло и расцветало. Для этого нужен целительный воздух и оби­лие пищи, но, прежде всего, нужно много сол­нечного света, потому что в темноте ничего не растет. Медитация — это первый шаг навстре­чу солнцу.

««« »»»

«Кажется, что когда мы открываем глаза, ясный свет падает на всех нас. Поскольку причиной нашей слепоты являются наши собственные недостатки, мы с самого начала должны понять, что это за недостатки. Конструктивная медита­ция является первым требованием на каждом этапе нашего духовного возрождения».

  1. «Двенадцать Т4 двенадцать».
  2. Пт4сьмо, 1946.

Качество или количество

«Что касается этого непростого вопроса, то я не стал бы смущаться по этому поводу. Я ду­маю, что вы много страдаете из-за совершен­но бесполезного чувства вины. По каким-то причинам Господь приготовил для некоторых из нас более трудный путь, и, как мне кажется, вы идете именно по одному из таких путей. Господь не требует от нас быть непременно успешными. Он просто просит нас попробовать стать такими. И именно это вы делали и делае­те сейчас. Поэтому, я не стал бы сторониться АА из-за чувства смущения или стыда Это как раз то место, где вы должны находиться. Поче­му бы не попробовать стать ее членом? И зна­ете ли, вам не нужно будет тащить все АА на своих плечах.»

«Очень часто имеет значение не количе­ство добрых дел, которые вы совершаете, а их качество».

«И главное, каждый день надо делать хотя бы одно доброе дело».

Пт4сьмо, 1958.

 

■j 1961 avadiw ‘«Hnvaumdj» “i ■«сяинэжАуэ ou oaxjVoaoxAj» у

woduV туршяуэжияиУА wnxe овн уиуэУвн Hiqdox -o>i ‘туинтмяэод wbh ojohhb£B>io ‘KndaaoV ojoh -wodjo ojoxe nnfreenvBad bW ганетзж и mood -VAw оншжвжооУ иуэтуи вУяэоя ‘уу я ‘iqw мдожь ‘iqvm wbh ивУ уу -wnjAdy BdBV ояоже BhBVsdsn южэвуяк иэьвУве иэптаэнжвя иэтвн’dвУ ииш -ивьиуэя твн w3h ‘ээшяуод ожьэн оже — Bdsg

««« »»»

  • яжАндшоп jXiow ‘вншзи qoBviqd>i -жо эн эЙ1Э Awo>i ‘аь в ‘>юУвнА я wsVndn hwbo iqw ‘эвьАуз woHHHiodn я !уу иэУи ysdsna шзэн ПНЖУОУ М|/у ‘ИИЯЖЗИЭУ Я ЯО>1ИУОЯО>1УВ ояжоэйг -до оже ‘яонипн^н dogBH ojoodn эн оже — уу

КЭЧХИУЭУ

сшиУохдоэн wradoxoM JdcV

ei

■j 1961 чнсяи ‘«HMvaumdj» у ■«4i.vfiVmaaV и qivfiVvHaay» -j

  • ихЛп о к hv уЛнйзаэ зн ‘ахну -эУэйпо мдохь‘Bxdsaodu KBHHsaioaBdH квннкою -on KoxnVoaodn ‘woEBdgo ииж •HWKiooHHBdx nw -ихе AV>i<3wxnVoxodn KBdoi,o>i ‘omHsdnwo >i шАн bh юахвавю о Aiow к woeBdgo whmbx oxavoj^ ‘mooVdoi j3how xiaxovoe Huiaoood юхкУохвн зУа ‘kvwse ваиь -HBwgo он ‘внауэхвхэуавМн охауожвн ‘iaHodoxo иш -AdV з ‘и ‘MHodoxo ионУо з ‘к HHsfnAweoa и нниа ваю -аАь MHnoifdx ахвжэдеи Aiowo к ио>гв>1 а ‘инэнэхз иод, a oxavox «кнУшэо KHHsdHWD» ахАнашэоУ Aiow у,

««« »»»

  • ваюэгпиуеи иптвн ахвамУавсЗно аэвниь -вн KHiqydoi ‘инеиж изптвн wovoiawo гааннэаюниУэ юдиаонвю итУогу HwniAdy з omrofngo и отаьАуон -швуд ‘Азжо >i HHHSvwsdio хмннэаюэюэ хигпвн эин -sdoaisvaoyAByio^j hwh в>шэудэс1юнАоуе иуи ‘woiog wbh xiqHHBaodBy ‘ашзшшони KHHsfnBdam еэд iaw -иаюэйаАзоэн siadoxox ‘кинваодэсЬ, wniAdy >i иуи эдзз >i ахвуакаУэсЗн звн азвуавюве BHiaVdo j •шооньиу ошх -HaeBd >i теэиашлшэс1н wiaHaBvi и wo>iHHboi3H шэон -yAdiwBifnoiBy>KodoH Ухганаогоо юазвуак‘hwbxbcLio hwhhhbheooosh иуи hwmhhbheooo втауэвашэюУон вУюза и кдэз оганвУавскю >i квйгАУэа ‘KHiqydoi од и

мэиоц
г\

 

Проблемы новичков

Здесь возникает соблазн чрезмерной опеки над новичками. Возможно, нам захочется что-то советовать им в тех делах, где мы совсем не компетентны или где вообще не следует нико­му давать советов. Мы чувствуем обиду и сму­щение, когда наш совет отвергают, а когда его принимают — еще большее смущение.

««« »»»

«Вы не можете заставить новичка (в оригина­ле «лошадь») пить воду, если он все еще пред­почитает пиво или просто сходит с ума из-за того, что не может понять, чего хочет. Поставь­те рядом с ним ведро воды, расскажите ему, как она хороша и почему, и оставьте его.

Если человек действительно хочет напить­ся, то, насколько я знаю, его нельзя остано­вить — поэтому оставьте его в покое и дайте ему напиться. Но при этом позаботьтесь, что­бы рядом с ним было также ведро с водой».

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. Пт4сьмо, 1942.

Вечные ценности

Многие люди не хотят иметь дела с абсолютными духовными ценностями. По их словам перфекци­онисты либо имеют слишком большое самомне­ние, поскольку считают, что они достигли чего-то невозможного, либо они погружаются в самоби­чевание из-за того, что не смогли сделать этого.

Однако, мне кажется, что мы не должны при­держиваться таких взглядов. Не вина высоких иде­алов, что ими иногда неправильно пользуются, и таким образом, они превращаются в несерьезные оправдания вины, возмущения и гордости. Напро­тив, мы не можем совершенствоваться, пока мы постоянно пытаемся предугадать, что же такое веч­ные духовные ценности.

««« »»»

«Изо дня в день мы пытаемся немного прибли­зиться к Божьему совершенству. Поэтому мы не должны плакать и винить себя в том, что не смогли стать Его образом и подобием к следующему чет­вергу. Наша цель — прогресс, а Его совершенство — это наш маяк, находящийся чрезвычайно далеко (на расстоянии световых лет), но который влечет нас к себе».

  1. «Грейпватш», Т4юнь 1961 г.
  2. Пт4сьмо, 1966.

Никогда опять!

«Большинство людей чувствует себя более уве­ренно на основе не пить 24 часа, чем в своем решении бросить пить навсегда. Многие из них нарушили очень много решений. На самом деле это вопрос личного выбора каждого. Каж­дый член АА имеет возможность трактовать программу по своему усмотрению.

Я сам принимаю решение, что я намерен больше никогда не пить. Это звучит несколько иначе, чем «я никогда больше не буду пить». Последнее заявление иногда приводит людей к беде, поскольку базируется на личном реше­нии сделать то, что мы, алкоголики, никогда не могли сделать. Это в большей степени акт воли, который оставляет слишком мало места для идеи, что Господь освободит нас от пагубного стремления к алкоголю, если мы будем следо­вать программе АА».

Письмо, 1949.

На пути к честности

Эта странная особенность ума и эмоционального начала в человеке, это порочное желание скрыть не­привлекательный мотив, выставив вперед привле­кательный, характеризует поступки практически всех людей. Этот тонкий и ускользающий от рас­смотрения вид лицемерия может лежать в основе многих незначительных поступков и мыслей чело­века. Обучаясь ежедневно выявлять, признавать и исправлять эта недостатки, мы приобретаем то глав­ное, что позволяет нам формировать свой характер и жить разумно.

««« »»»

Обман других почти всегда происходит из обмана себя самого.

««« »»»

Почему-то нас в меньшей степени смущает перс­пектива быть наедине с Богом, чем предстать перед другим человеком. Пока мы не сядем с кем-нибудь и не обсудим то, что так долго таили в себе, наше же­лание «произвести чистку в доме» существует в ос­новном в теории. Если мы будем честны с кем-либо, это подтвердит, что мы были честны перед собой и перед Богом.

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. «Грейпвайн», август 1961 г.
  3. «Двенадцать и двенадцать».

Компаньон и партнер

«Д-р Боб был моим постоянным компаньоном и партнером во всех великих делах АА. Будучи вра­чом и просто великим человеком, он выбрал работу в АА в качестве своего основного занятая и достиг в своем деле вершин, которые ни по количеству, ни по качеству не может превзойти ни один другой человек. С помощью несравненной сестры Игна- сии в госпитале Святого Томаса в Акроне он, со­вершенно бескорыстно, исцелил и тело, и душу пята тысячам алкоголиков.

Даже в самом начале пути АА со всеми его стрессами и трудностями, мы никогда не сказали друг другу ни одного резкого слова И я с большой благодарностью должен признать, что в этом была основная заслуга д-ра Боба».

««« »»»

«Мы расстались с д-ром Бобом, зная, что он дол­жен пройти серьезную операцию. Широкая, муд­рая улыбка освещала его лицо, когда он сказал, по­чти в шутку: «Помни, Билл, это дело нельзя зава­лить. Пусть оно останется простым!» Я отвернулся не в силах вымолвить ни слова Это была наша пос­ледняя встреча.

  1. Письмо, 1966.
  2. «АА взрослеет».

Вино успеха

Но не только неприятные и неожиданные про­блемы требуют самоконтроля. Нужно быть осторожным и тогда, когда мы достигаем пре­стижного положения в обществе или матери­ального успеха. Никто не пенил личный успех больше, чем мы; мы просто упивались успехом как вином, которое всегда поднимало наш то­нус. Когда на нашу долю выпадал успех, мы в своих мечтах одерживали еще большие побе­ды над людьми и обстоятельствами. Ослеплен­ные горделивой самоуверенностью, мы начи­нали вести себя как большие боссы. И, конеч­но же, люди отворачивались от нас, когда им это надоедало или мы их обижали.

Теперь, когда мы стали членами АА, боль­ше не пьем, вновь пользуемся уважением дру­зей и коллег, мы видим, что нам все еще нужно тренироваться, чтобы не повторять прежних ошибок. Страхуясь от приступов самовосхва­ления, мы напоминаем себе, что мы трезвы се­годня только по милости Божьей и что все, чего мы добились, — это, скорее, Его успех, чем наш.

«Двенадцать Т4 двенадцать».

Свет молитвы

«Боже! Дай нам разум и душевный покой при­нять то, что мы не в силах изменить, мужество изменить то, что мы можем, и мудрость отли­чить одно от другого».

««« »»»

Мы бережно храним нашу «Молитву о душев­ном покое», поскольку она дает нам новый свет, который способен рассеять нашу пре­жнюю и почти фатальную привычку обманы­вать себя самого.

В сиянии этой молитвы мы видим, что правильно понятое поражение не является катастрофой. Теперь мы знаем, что не долж­ны убегать, не должны опять преодолевать трудности с помощью бульдозера, который громоздит перед нами препятствия быстрее, чем их можно удалить.

«Грейпвайн», март 1962 г.

Опять граждане

«Каждый из нас, т.е. тот, кто извлек максимум пользы из программы, приложил в прошломмно- го усилий для работы по Двенадцатому Шагу. Это относится и ко мне. Возможно, я бы не остался трезвым, если бы проделал меньшую работу.

Однако, раньше тали позже большинство из нас сталкивается с другими обязательствами — перед семьей, друзьями и страной. Как вы помните, Две­надцатый шаг предусматривает «использование этих принципов во всех своих делах». Таким обра­зом, я думаю, что вы сами должны решить, будете ли вы руководствоваться принципами Двенадцато­го шага в своей работе. Никто не может сказать вам точно, что вы должны делать в данный момент вре­мени.

Я только знаю, что в какой-то момент от вас ожидается нечто большее, чем просто донести идеи ДА до других алкоголиков. В ДА мы не только стре­мимся к обретению трезвого образа жизни, но мы пытаемся опять стать гражданами мира, который мы отвергали, и который однажды отверг нас Это конечная цель, к достижению которой наша рабо­та на Двенадцатом шаге является первым, но не последним усилием».

Пт-1Сьмо, 1959.

Страх как средство
для достижения цели

Главным возбудителем наших недостатков был эгоистический страх; прежде всего, страх, что мы утратим то, чем владеем, или не получим того, что нам хочется иметь. Живя с ощущени­ем неудовлетворенных желаний, мы постоян­но испытывали беспокойство и недовольство. Мы не могли обрести покой, пока не умень­шили свои притязания.

««« »»»

Несмотря на его разрушающую силу, мы об­наружили, что страх может подтолкнуть нас к чему-то лучшему. Страх может быть сред­ством достижения благоразумия и должного уважения к другим людям. Он может указать путь, как к справедливости, так и к ненависти. А чем больше в нас чувства уважения и спра­ведливости, тем больше у нас шансов обрести любовь, хотя и выстраданную, но даруемую нам свободно. Поэтому можно сказать, что страх не всегда разрушителен, поскольку по­знание его последствий ведет нас к позитивным ценностям.

  1. «Двеналцать и двенадцать».
  2. «Грейпвайн», январь 1962 г.

Почитание всего

Мы обнаружили, что на самом деле мы были почитателями. Что это за состояние, когда у тебя мысленно идут «мурашки по телу» от это­го? Разве мы, в том или ином виде, не поклоня­лись людям, мыслям, вещам, деньгам и самим себе?

И затем, с более хорошей мотивацией, раз­ве мы не поклонялись восходу солнца, морю или цветам? Кто из нас может сказать, что он никогда не любил чего-то или кого-то? Разве эти вещи не являются «кирпичиками», из ко­торых строится наша жизнь? Разве эти чувства, в конце концов, не определяют направление нашего существования?

Нельзя говорить, что мы не способны к вере, любви или почитанию. В той или иной форме мы живем, следуя нашей вере.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Мы все похожи, когда наступает
момент решения

Вначале АА потребовалось целых четыре года, чтобы вернуть к постоянной трезвой жизни хотя бы одну женщину-алкоголичку. Женщи­ны обычно говорят с «высокими основания­ми», что они другие, и поэтому АА не для них. Но по мере улучшения общения, в большой степени благодаря самим же женщинам, ситу­ация изменилась.

И этот процесс распознавания и передачи продолжался. Житель неблагополучного рай­она сказал, что он другой, не такой, как все. А человек, занимающий видное положение в обществе (или бездомный бродяга-алкоголик с Парк Авеню), заявил то же самое, но даже более громогласно — то же говорили артисты и другие профессионалы, богатые, бедные, ве­рующие, агностики, индейцы и эскимосы, ве­тераны и заключенные.

Но сегодня все они и многие-многие дру­гие, находясь в трезвом состоянии, говорят о том, как похожи все алкоголики, когда они вынуждены признать, что оступились.

«Грейпватш», октябрь 1959 г.

Мы не можем стоять на месте

Когда АА только создавалось, меня не очень заботило, что в некоторых областях жизни я топтался на месте. У меня всегда наго­тове было объяснение: «В конце концов, — убеждал я сам себя, — я слишком занят други­ми более важными делами». Это был мой поч­ти идеальный рецепт комфорта и самоуспоко­ения.

««« »»»

Очень многие из нас обычно заявляли: «Я трезв и счастлив. Чего еще мне желать или делать? Мне хорошо при том, как есть». Мы знаем, что цена такого самоудовлетворения — неизбеж­ное скатывание назад, заканчивающееся в ка­кой-то момент жестоким пробуждением. Мы либо должны идти вперед, либо быть готовы­ми к полному разрушению. Для нас статус кво может быть только сегодня, и никогда завтра Мы должны измениться; мы не должны топ­таться на месте.

  1. «Грейпвайн», Т4юнь 1961 г.
  2. «Грейпвайн», февраль 1961 г.

Действительная
духовная независимость

А факты эта таковы: чем выше наша готовность подчи­ниться Высшей Силе, тем более независимыми мы ста­новимся. Поэтому практикуемая АА зависимость пред­ставляет собой средство для достижения подлинной не­зависимости духа

Давайте посмотрим, как эта зависимость прояв­ляется в повседневной жизни. В этой сфере просто уди­вительно бывает обнаружить, как фактически мы за­висимы, совершенно не осознавая этого. В каждом современном доме имеется электропроводка, обеспе­чивающая нас электроэнергией и светом Мы рады та­кой зависимости и только надеемся, что не произойдет ничего такого, что лишило бы нас энергоснабжения. Принимая нашу зависимость от этого чуда науки, мы обнаруживаем, что наша личная независимость растет. Более того, мы добились не только большей независи­мости, но и большего комфорта и безопасности. Энер­гия направлена в нужное русло. Незаметно и надежно электричество — эта странная энергия, понимание ко­торой доступно немногим, — удовлетворяет и наши простейшие будничные запросы, и самые насущные.

Но, как только речь заходит о нашей духовной или эмоциональной зависимости, мы ведем себя со­вершенно иначе. Как настойчиво мы отстаиваем свое право думать и действовать целиком по-своему. Ко­нечно, каждый раз сталкиваясь с проблемой, мы взве­шиваем все «за» и «против». Мы вежливо выслушива­ем всех, кто готов дать нам совет, но принимать реше­ния мы должны сами.

«ДвенаАЩть и двеяздщага».

Ежедневная отсрочка

Мы не излечились от алкоголизма. Просто каждый день нам дается отсрочка приговора при условии нашего духовного роста.

««« »»»

Поэтому мы, члены АА, подчиняемся духов­ным принципам вначале потому, что обязаны это делать, а в конце концов потому, что нам нравится та жизнь, которую несет с собой это подчинение. А дисциплинируют членов АА ог­ромные страдания и огромная любовь, и нам не нужны другие стимулы.

  1. «Анонтлмные алкоголики».
  2. «Двеналцать и Авеналцать».

Возмутители спокойствия
могут стать учителями

Очень немногие из нас все еще боятся, что лю­бой новичок может подорвать репутацию или эффективность АА. Те, которые срываются; те, кто занимались попрошайничеством; те, кто затевал скандалы; те, у кого были психические отклонения; те, кто восставали против прог­раммы; те, кто торговали репутацией АА — все эти люди редко причиняли вред группе АА, а если и причиняли, то ненадолго.

Некоторые из них стали нашими наибо­лее уважаемыми и любимыми людьми. Другие остались, чтобы испытать наше терпение, со­блюдая, тем не менее, трезвость. Другие поки­нули нас. И мы постепенно стали воспринимать таких возмутителей спокойствия не как какую- то угрозу, а скорее как учителей. Они заставля­ют нас проявлять терпение, выносливость и смирение. В конце концов, мы видим, что эти люди просто больны в большей степени, чем мы, что мы, которые обвиняем их, являемся просто Фарисеями, чья ложная праведность наносит нашей группе более серьезный духов­ный урон.

«Грейпвайн», август 1946 г.

Благодарность прежде всего

«Благодарность должна быть прежде всего, а не после.

Иными словами, если ты передаешь идеи АА другим людям, ты получаешь самое лучшее из возможного вознаграждения за ту помощь, которую когда-то получил ты сам».

««« »»»

Практически все члены АА говорят, что ничто не доставляет более глубокого удовлетворения и большей радости, чем практическая деятель­ность последнего Шага. Видеть, как открыва­ются удивленно глаза мужчин и женщин, ког­да они движутся из тьмы навстречу свету, ви­деть, как в их жизни появляются цель и смысл, видеть, как воссоединяются семьи, как воз­вращаются в круг своих друзей и знакомых в качестве полноправных граждан недавно от­верженные алкоголики, и более всего — ви­деть, как души этих людей пробуждаются, чтобы впустить в свою жизнь любящего Бога, — все это составляет сущность того, что мы получаем, когда передаем свой жизненный опыт другим алкоголикам.

  1. Письмо, 1959.
  2. «Двенадцать и двенадцать».

Отказ от «сухого пьянства»

«Иногда у нас наступает депрессия. Я прошел через это; я сам был чемпионом по сухой пьян­ке. Если поверхностные причины были всего лишь частью всей картины, просто события­ми, которые ускоряют депрессию, то более се­рьезные причины, я уверен, лежали глубже.

Умом я принимал свою ситуацию, а эмо­ционально — нет.

Конечно, для таких проблем нет готовых решений. Но частично они могут быть реше­ны путем неустанных усилий по прохождению всех Двенадцати Шагов ДА».

Пт4Сьмо, 1954.

В Божьих владениях

«В Божьих владениях ничто не пропадает зря. Через неудачи мы получаем урок смирения, который, по всей вероятности, необходим, хотя и болезнен».

««« »»»

Мы не всегда приближаемся к мудрости через наши добродетели; очень часто осознание при­ходит к нам через муки от наших прежних без­рассудных поступков. Поскольку это было сущностью нашего личного опыта, то это так­же становится сущностью нашего общего опы­та, опыта нашего Братства.

  1. Письмо, 1942.
  2. «Грейпвайн», август 1946 г.

Моральная ответственность

«Некоторые решительно отрицают позицию АА о том, что алкоголизм — это болезнь. Они считают, что такая концепция снимает мо­ральную ответственность с алкоголиков. Но любой член АА знает, что это совсем не так. Мы не пытаемся использовать концепцию бо­лезни для того, чтобы избавить членов АА от ответственности. Наоборот, мы используем факт этого смертельного заболевания для того, чтобы наложить на алкоголика самое тяжелое моральное обязательство — пройти Двенад­цать Шагов для выздоровления.

В самом начале, когда у человека только формируется пристрастие к выпивке, он зача­стую виноват в своей безответственности. Но когда он переходит на стадию компульсивного потребления алкоголя, он уже не может нести полную ответственность за свое поведение. У него появляется одержимость, которая застав­ляет его пить снова и снова, и физическая чув­ствительность к алкоголю. В конце концов все это ведет к безумию и смерти.

Но когда его заставляют осознать свое по­ложение, то ему приходится принять програм­му АА по духовному возрождению».

Беседа, 1960.

 

Основа для жизни

Мы обнаружили, что получаем руководство в наших действиях в той мере, в какой переста­ем требовать от Бога, чтобы Он действовал по нашему заказу и в соответствии с нашими ус­ловиями.

««« »»»

Обычно мы просим, чтобы в течение дня Бог помог нам наилучшим образом понять Его волю и дал силы исполнить ее.

««« »»»

Существует прямая связь между самоанали­зом, медитацией и молитвой. И по отдельнос­ти они приносят много пользы и облегчения человеку. Но логически взаимосвязанные и переплетенные, они образуют нерушимое ос­нование жизни человека.

 

«Не связаны ни с какой
сектой…»

«АА вернули тысячи бедных христиан в церк­ви и превратила в верующих бывших атеис­тов и агностиков. Они также сделали хороших членов АА из тех, кто исповедует Буддизм, Ислам и Иудаизм. Так, например, мы часто задаемся вопросом, присоединились бы наши члены в Японии, исповедующие Буддизм, к нашему обществу, если бы АА официально признала бы себя исключительно христианс­ким движением.

Вы легко можете убедиться в этом, пред­ставив, что АА было создано среди буддистов и что они бы сказали, что вы можете присое­диниться к ним, только если примете Буддизм. При таких обстоятельствах если бы вы были алкоголиком-христианином, то вам остава­лось бы только повернуться лицом к стенке и умереть».

 

Преобразование страданий

«В обычном понимании АА не является счаст­ливой историей. Это история о том, как благо­даря Божьей милости страдания превращают­ся в духовное развитие».

««« »»»

Аля д-ра Боба ненасытная алкогольная тяга была, очевидно, физическим явлением, кото­рая терзала его в первые несколько лет пребы­вания в АА. Это было время, когда только до­несение идей до других алкоголиков и днем и ночью, заставляла его забыть о выпивке. Хотя его тягу к спиртному было очень трудно пода­вить, она без сомнения стала частью сильного стимула, который привел к созданию Группы номер один в Акроне.

Духовное освобождение Боба проходило не просто, и оно было болезненным и медлен­ным. Оно всегда подразумевало тяжелейший труд и острую бдительность.

  1. Пт4сьмо, 1959.
  2. «АА взрослеет».

 

Сначала смирение

Мы нашли среди членов АА многих, думавших в свое время так же, как мы. Они помогли нам осознать истинные размеры своего «я». На их примере мы убедились, что смирение и интел­лект совместимы, если смирению отдается пер­венство. Начав жить по-новому, мы обрели дар веры, действенной веры. И для вас открыт этот путь.

««« »»»

Смирение, овладение которым в прошлом по­нималось как насильственное пичканье горь­кой похлебкой унижения, становится полез­ным питательным веществом, приносящим душевный покой.

 

Наполненные и благодарные
сердца

Вот одно упражнение, которое я практикую — попытаться провести полную инвентаризацию моих благословений, а затем правильного при­нятия множества моих даров, как временных, так и духовных. Таким образом, я пытаюсь до­стичь состояния радостной благодарности. Если такая благодарность неоднократно под­тверждается и обдумывается, то она, в конце концов, может вытеснить привычную тенден­цию благодарить себя самого за любое дости­жение в какой-либо области жизни.

Я старался строго придерживаться сентен­ции, что полное и благодарное сердце не мо­жет быть источником тщеславия. Переполнен­ное благодарностью, человеческое сердце раз­дает любовь, самое прекрасное чувство.

«Грейпвайн», март 1962 г.

 

Связь с Богом

«Я твердо верю и в то, что Бог ведет меня по жизни, и в молитву. Но, надеюсь, я полностью осознаю и являюсь достаточно смиренным, чтобы понять, что нет полной непогрешимос­ти в моем понимании Божьего руководства.

Как только мне кажется, что я получил надежную связь с Богом, я тут же становлюсь эгоистом и попадаю в беду. Никто не может причинить больше бессмысленного горя, чем человек, который думает, что он напрямую связан в Богом».

 

Избавление от обид

Злоба — это враг «номер один». Она разруша­ет алкоголиков больше, чем что-либо другое. Она является причиной всех видов духовных недугов, ибо мы были больны не только психи­чески и физически, но и духовно. Когда мы пре­одолеваем заболевание духа, мы излечиваем­ся также психически и физически.

Поводы нашего озлобления мы изложили на бумаге. Мы составили список лиц, учрежде­ний или просто общих принципов, которые вызывают у нас злость. Записав все это, мы спро­сили себя, почему мы испытываем это чувство. В большинстве случаев оказалось, что понесли ущерб или находились под угрозой: наше чув­ство собственного достоинства, наш кошелек, наши амбиции, наши взаимоотношения (вклю­чая сексуальные) с другими людьми.

««« »»»

«Написание писем может быть прекрасным предохранительным клапаном — при условии, что мусорная корзина находится рядом».

  1. «Анонт4мные алкоголики».
  2. Письмо, 1949.

Материальное достижение

Конечно, ни один алкоголик и ни один член АА не имеют ничего против материальных дости­жений человечества Мы не будем спорить и с теми, кто страстно отстаивает точку зрения, что удовлетворение первичных потребностей человека составляет главную цель жизни. Но мы совершенно уверены в том, что, пытаясь следовать этой формуле, ни одна категория людей в мире не делала больших глупостей, чем алкоголики.

В течение тысячелетий мы пытались тре­бовать большую, чем нам причитается, долю обеспеченности, престижа и любви. Когда нам казалось, что мы добиваемся этого, мы пили, строя еще более грандиозные планы. Потер­пев хотя бы незначительную неудачу, мы пили, чтобы забыться.

Во всех этих стремлениях, многие из кото­рых не содержали в себе ничего предосудитель­ного, обнаруживалось отсутствие в нас смире­ния. Нам не хватало перспективы, чтобы по­нять, что главное внимание должно уделяться развитию личности и духовным ценностям и что удовлетворение материальных потребно­стей не является целью жизни.

 

Правила членства?

В 1943 или 1944 годах Центральный офис об­ратился с просьбой ко всем группам подгото­вить и прислать им правила вступления в чле­ны группы. После получения всех материалов мы проанализировали их и пришли к удиви­тельному выводу.

Если бы все эти правила вступили в силу везде одновременно, то любому алкоголику было бы просто невозможно вступить в АА. Почти девять десятых наших старейших и луч­ших членов не смогли бы попасть в нашу орга­низацию.

««« »»»

Опыт научил нас, что лишить алкоголика шан­са выздороветь означает иногда вынести ему смертный приговор, и почти всегда — обречь на бесконечные страдания. Кто решится быть судьей, присяжным или палачом своего боль­ного собрата?

  1. «Грейпвайн», август 1946 г.
  2. «Двеналцать и Авеналцать».

 

 

 

 

Самоуверенность и сила воли

Поначалу идея признания поражения вызыва­ет у большинства протест. Вступая в Содруже­ство АА, мы ожидали, что нас научат уверен­ности в себе. Потом нам объяснили, что, когда речь идет об алкоголе, уверенность в себе ни­кому не помогает, а, скорее, даже мешает. Наши наставники заявили, что мы являемся жертвами пристрастия, столь коварного и силь­ного, что никакая человеческая воля не в со­стоянии пересилить его.

««« »»»

Только стремясь подчинить свою волю Божь­ей, мы начинаем правильно использовать ее. Для многих из нас это было настоящим откро­вением. Все наши беды были вызваны невер­ным использованием силы воли. Мы старались обрушиваться на наши проблемы, опираясь на волю, вместо того чтобы согласовывать ее с намерениями Всевышнего относительно нас. Цель Двенадцати Шагов АА — сделать такую согласованность все более возможной…

Какова должна быть
анонимность?

Как правило, каждый новичок хотел, чтобы его семья сразу же узнала о том, чем он собирает­ся заняться. Он также хотел посвятить в свои дела всех тех, кто пытался помочь ему, — вра­ча, священника, близких друзей. Поверив в себя, он чувствовал, что может рассказать о своем новом образе жизни своему начальнику и коллегам. Когда же он начинал помогать дру­гим, он понимал, что способен свободно гово­рить об АА почти что со всеми.

Эти, не выходящие за рамки определенно­го круга рассказы помогали ему избавиться от страха, что на нем клеймо алкоголика, и начать распространять новость о существовании АА среди своих соседей. Благодаря этим беседам к нам пришли многие мужчины и женщины. Хотя анонимность в строгом смысле слова здесь не соблюдалась, но ее дух, тем не менее, не нарушался.

Ежедневное принятие

«Слишком много в своей жизни я занимался поис­ком недостатков в других Это как бы наиболее изощ­ренная и порочная форма самоудовлетворения, ко­торая дает нам возможность оставаться в блаженном неведении о наших собственных недостатках. Очень часто мы слышим «Если бы не он (она), как бы я был счастлив!»

««« »»»

Первая проблема, с которой мы сталкиваемся, это принять обстоятельства, как они есть, себя, какой ты есть, и людей вокруг, какие они есть. Иными словами, надо приобрести смирение, без которого нельзя достигнуть никакого реального прогресса. Снова и снова мы должны возвращаться к этой нелестной отправной точке. Это своего рода тре­нировка принятия всего, как оно есть, и мы долж­ны проводить ее ежедневно в течение всей жизни.

Если мы всеми силами стремимся избежать пре­вращения истинного анализа фактов нашей жизни в ложное оправдание апатии или пораженчества, то это может стать прочной основой для улучшения на­шего эмоционального состояния и, соответственно, духовного прогресса

  1. Пт4СЬМО,
  2. «Грейпвайн», март 1962г.

 

Наши соратники

Сегодня большинство из нас приветствуют появление любой новой информации, способ­ной пролить свет на эту загадочную и трудную болезнь, называемую алкоголизмом. Мы всег­да рады появлению новых и пенных данных, будь то из лабораторных анализов, с кушетки психотерапевта или из социальных исследова­ний. Мы рады любой новой информации, ко­торая правильно информирует обществен­ность и меняет ее традиционное отношение к алкоголикам.

Людей, которые работают с алкоголика­ми в любом качестве, мы все больше воспри­нимаем как соратников, которые помогают найти путь из темноты к свету. Мы видим, что вместе мы можем достичь того, что нам было бы не под силу в одиночку или в соперничестве друг с другом.

«Грейпвайн», март 1958 г.

 

Истинные и ложные амбиции

Мы более внимательно присмотрелись к себе и другим алкоголикам. Мы поняли, что нас все время подстегивал неразумный страх или бес­покойство, заставлявшие нас превращать жизнь в погоню за славой, деньгами и положе­нием, которое мы считали руководящим. Та­ким образом, ложная гордость стала оборот­ной стороной той самой монетки, на лицевой стороне которой было написано слово «страх» и в которую мы играли себе на погибель. Мы просто обязаны были стать первыми, чтобы скрыть глубоко спрятанный в нас комплекс неполноценности.

««« »»»

Настоящие амбиции — это не то, что мы ду­мали. Это желание быть полезным и смиренно идти по жизни под сенью Божьей благодати.

 

Увидеть — значит поверить

Почти детская вера братьев Райт в то, что они смогут построить летательный аппарат, была основой их успехов. Без этой веры они ничего не добились бы.

Мы, агностики и атеисты, придерживались идеи, что опора на собственные силы поможет нам решить все наши проблемы. Когда же на чужих примерах мы увидели, что идея упова­ния на Бога практически решает проблемы других людей, мы начали чувствовать себя как те, кто утверждал, что у братьев Райт ничего не выйдет.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

Живите в спокойствие

Когда алкоголик страдает от головной боли, вызванной вчерашней попойкой, его сегод­няшняя жизнь отравлена. Но есть похмелье другого рода, которое знакомо и пьющим, и непьющим в равной мере. Это «эмоциональ­ное похмелье» — прямое следствие вчерашне­го и сегодняшнего избытка отрицательных эмоций — гнева, страха, ревности и т.п.

Чтобы жить спокойно сегодня и в буду­щем, необходимо устранить такие «похмелья». Это не значит, что нужно без конца возвра­щаться к печальным событиям прошлого. Для этого требуется сейчас, сегодня признать и исправить свои ошибки.

 

 

 

Силы… из поражения

Если вы решили бросить пить, это решение должно быть безоговорочным, без всякой зад­ней мысли когда-либо вернуться к нормально­му потреблению алкоголя.

««« »»»

Таков парадокс духовного возрождения через АА: сила возникает из полного поражения и слабости, отход от старой жизни как условие обретения новой.

  1. «Анонтзмные алкоголики».
  2. «АА взрослеет»

АА: мягкая анархия
и демократия

Придя в АА, мы ощущаем большую личную сво­боду, чем в любой иной организации. Нас не могут заставить что-то сделать. В этом смысле наша организация олицетворяет анархию «в легкой форме». Большинство людей восприни­мает слово «анархия» как нечто негативное. Но я думаю, что тот идеалист, который впервые на­чал пропагандировать эту концепцию, чувство­вал, что если только люди получат полную свобо­ду и не будут никому подчиняться, они будут доб­ровольно объединяться на основе общности интересов. АА является именно такой мягкой формой анархии, которую он представлял.

Но когда мы приступаем к действию — начинаем функционировать как группа — мы понимаем, что нам необходима демократия. После ухода наших старейших членов мы на­чали выбирать доверенных лиц большинством голосов. Каждая группа в этом смысле превра­щается в городское собрание. Все планы дея­тельности группы должны быть утверждены большинством. Это означает, что ни один че­ловек не может действовать сам по себе от имени группы или всего АА. Нам не подходила ни диктатура, ни патернализм.

«АА взрослеет».

Приход веры

В моем конкретном случае, основой свободы от страха, является вера: вера, которая, несмот­ря на то, что все в мире, кажется, говорит об обратном, заставляет меня верить, что я живу во вселенной, которая имеет смысл.

Для меня лично это означает веру в Со­здателя, который являет собой силу, справед­ливость и любовь; веру в Бога, который опре­деляет для меня цель, смысл и направление роста, каким бы малым и непостоянным он не был, до Его подобия и образа. Пока ко мне не пришла вера, я жил как чужеземец в космосе, который часто казался враждебным и жесто­ким. И в нем я не ощущал себя в безопасности.

««« »»»

«Когда алкоголь заставил меня опуститься на колени, я был готов просить о даровании веры. И после этого все изменилось. Никогда боль­ше, несмотря на трудности и проблемы, я не чувствовал прежнего одиночества. Я понял, что вселенная освещается Божьей любовью. Я больше не был одинок».

  1. «Грейпвайн», январь 1962 г.
  2. Пт4сьмо, 1966.

Остерегаться срыва

Что, если мы не сможем жить в соответствии с выбранным идеалом и собьемся с дороги? Зна­чит ли это, что мы непременно должны начать пить? Кое-кто скажет вам, что это именно так. Но это лишь полуправда

Все зависит от нас и наших мотивов. Если мы сожалеем о случившемся и честно хотим, чтобы Бог вывел нас на путь добра и истины, значит, мы верим, что получим прощение и что все это послужит нам хорошим уроком. Если же у нас нет сожалений, и наше поведение про­должает причинять вред другим, то мы навер­няка начнем пить. Это не теоретические рас­суждения. Это факты из нашего прошлого опыта.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

 

 

Одиночки — но не одинокие

А что можно сказать о тех многочисленных алкоголиках из АА, которые в силу разных при­чин не могут иметь семью? Поначалу многие из них, видя вокруг столько семейного счастья, чувствуют себя одинокими, обиженными и покинутыми. Если им отказано в подобном сча­стье, может ли АА предложить что-нибудь, вызывающее чувство удовлетворения, сходное с семейным по своей ценности и прочности?

Да Стоит лишь им пожелать этого. Окру­женные множеством друзей, эти, так называ­емые «одиночки», согласно их собственным высказываниям, отнюдь не чувствуют себя оди­нокими. В обществе с другими — мужчинами и женщинами — они могут посвятить себя идеям, людям, созидательным проектам. Сво­бодные от семейных уз, они могут заняться деятельностью, недоступной людям семейным. Мы ежедневно видим, что они делают множес­тво полезных дел, получая взамен чувство ог­ромного удовлетворения.

Более глубокое познание
самого себя

…Важно подвергнуть анализу всю выявленную информацию о себе и о своих трудностях в об­щении с людьми. Поскольку испорченные с ними взаимоотношения были почти всегда не­посредственной причиной наших несчастий, в том числе и алкоголизма, никакая область ана­лиза не дает более пенных результатов, чем эта.

Спокойные вдумчивые размышления о наших личностных взаимоотношениях углуб­ляют наше понимание жизни. Начав с не столь серьезных недостатков, мы можем добраться до фундаментальных изъянов, тех самых, что определили весь ход нашей жизни. Основатель­ность нашего анализа, как мы обнаружили, оправдывает себя в полной мере.

 

Поиск руководства в жизни

«Человек способен думать и действовать. Он не был создан по образу Божьему, чтобы быть неким автоматом.

Моя личная формула в этом вопросе сле­дующая. Сначала продумать все «за» и «про­тив» в той или иной ситуации, молясь при этом, чтобы мое личное «я» не повлияло на оценки. После этого я бы хотел исполнить волю Божью.

Затем, рассмотрев проблемы таким обра­зом и не найдя никакого окончательного или веского ответа, я жду дальнейшего руковод­ства свыше, которое может возникнуть непос­редственно в моем мозгу или через других лю­дей или через обстоятельства.

Если я чувствую, что я не могу ждать и все еще не получил определенных указаний, я не­сколько раз повторяю первый этап, пытаясь выбрать наилучший путь, а затем начинаю дей­ствовать. Я знаю, что если я не прав, небеса не упадут на меня, но в любом случае я получу свой урок».

Пт4Сьмо, 1950.

Восприятие критики

Иногда мы испытываем удивление, шок или гнев, когда люди находят какие-то недостатки в АА. При этом мы настолько расстраиваемся, что теряем спо­собность извлекать пользу из конструктивной кри­тики.

Такое чувство обиды не помогает приобрести друзей и не является конструктивным Конечно, это та область, где мы можем совершенствоваться.

««« »»»

Очевидно, что гармония, безопасность и будущая эффективность АА зависят, в значительной степе­ни, от того, насколько неагрессивно и спокойно мы будем вести себя в отношениях с обществен­ностью. Это трудная задача, поскольку в нашем ал­когольном прошломмы были подвержены присту­пам гнева, ненависти, сопротивления и агрессии. И хотя теперь мы ведем трезвый образ жизни, старые модели поведения все еще остаются в нас, готовые вырваться наружу при любом удобном случае.

Но сейчас мы знаем об этом и я уверен, что в наших общественных делах мы всегда с Божьей помощью должны прилагать усилия для сдержи­вания.

  1. «Грейпвайн», июль 1965г.
  2. «Двенадцать и двенадцать».

Лучше, чем золото

Мы тоже находились в состоянии духовного опьянения. Как отощавший старатель, остав­шийся с последней коркой хлеба, мы натолк­нулись киркой на золотую жилу. Радость пре­одоления бесконечной череды разочарований не знала границ.

Какое-то время он не будет выпускать свое новое сокровище из рук. Он еще не понимает, что он затронул начало богатейшей жилы, ко­торая будет приносить ему прибыль только в том случае, если он будет копать до конца жиз­ни и настоит на том, чтобы все добытое разда­валось бесплатно.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Справедливое негодование

«Справедливое негодование является чисто теоретическим фактом, особенно для алкого­ликов. Оно дает нам как бы право говорить о том, что мы можем сердиться, как нам хочет­ся, если считаем, что этот гнев справедливый».

««« »»»

Мы должны были понять, что если мы накап­ливаем недовольство и строим планы мести за поражение, то накопленный нами гнев на по­верку оборачивается против нас самих. Мы поняли также, что, если мы вышли из себя, нам нужно прежде всего успокоиться , независимо от того, кто, как нам кажется, виноват или что послужило причиной нашего недовольства.

  1. Пт4Сьмо, 1954.
  2. «Двенадцать и лвеналцать».

 

Убежденность и компромисс

Один из принципов полезной жизни — взаим­ные уступки, способность с готовностью идти на компромисс. Нам, алкоголикам, у которых основной принцип «все или ничего», компро­мисс дается непросто. Тем не менее, мы никог­да не должны забывать о том, что прогресс всег­да основывается на серии компромиссов, спо­собствующих развитию.

Конечно, мы не можем всегда идти на ком­промисс. Существуют обстоятельства, при ко­торых необходимо твердо придерживаться своих убеждений, пока проблема не будет ре­шена. Надо очень серьезно подходить к реше­нию о том, идти или нет на компромисс.

 

Только ли сила мысли?

Теперь мы подошли к проблеме иного рода: интеллектуально независимые мужчины и женщины. Им члены АА могут сказать: «Да, мы были такими же, как и вы, — слишком сооб­разительными, чтобы это пошло нам на пользу. Нам так нравилось, когда люди называли нас не по годам развитыми. И хотя мы и скрывали это от окружающих, но надувались как воз­душные шары от гордости и сознания соб­ственной образованности. Про себя мы счита­ли, что способны возвыситься над другими только за счет умственных способностей.

Научный прогресс учил нас, что нет ничего такого, что было бы не под силу человеку. Зна­ние было всесильно. Интеллект мог подчинить всю природу. Поскольку мы умнее большин­ства людей (как мы считали), трофеи победы должны принадлежать нам за наши интеллек­туальные усилия. Бог разума вытеснил из на­ших сердец Бога наших предков. Но Джон Яч­менное Зерно имел на этот счет свои сообра­жения. Мы, кто столь убедительно одерживал верх, в мгновение ока стали проигрывать во всем. Мы поняли, что нам надо пересмотреть свою жизнь или мы умрем.

 

Преодоление страха

Страх каким-то образом касается всех сторон жизни. Страх — это зло, он разъедает душу, как ржавчина. Все наше существование прониза­но страхом Он порождает цепь обстоятельств, которые приносили нам незаслуженные, как мы считали, несчастья. Но не сами ли мы были причиной этих несчастий?

««« »»»

Проблема преодоления страха имеет два ас­пекта. Сначала мы должны попытаться осво­бодиться от страха, насколько это возможно. Затем нам надо собрать всю свою решимость, чтобы конструктивно расправиться с оставши­мися страхами.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Грейпвайн», январь 1962 г.

 

Войти в другую дверь

Когда среди нас появляется пьяный и говорит, что ему не нравятся принципы, люди или служ­ба АА, когда он заявляет, что ему будет лучше где-нибудь в другом месте, мы не беспокоим­ся. Мы просто отвечаем: «Может быть, ваш случай действительно иной. Почему бы вам не попробовать что-то другое?»

Если член АА говорит, что ему не нравится его группа, мы не волнуемся. Мы просто гово­рим: «Почему бы вам не присоединиться к дру­гой группе? Или организовать свою собствен­ную группу?»

Тем, кто хочет выйти совсем из АА, мы бодро предлагаем сделать это. Если они смогут решить свои проблемы иным образом, мы бу­дем только рады. Если эта попытка не увенча­ется успехом, мы знаем, что перед ними будет стоять выбор: они могут сойти с ума или уме­реть, либо они могут вернуться в АА. Выбор за ними. (В действительности большинство из них возвращается.)

 

Свобода от зависимости

Я спрашивал себя: «Почему Двенадцать Ша­гов не могут освободить меня от невыносимой депрессии?» К тому времени я пристально изу­чал молитву Святого Франциска: «Лучше уте­шать, чем быть утешаемым».

И внезапно я понял, каков может быть ответ. Моим главным недостатком всегда была зависимость от людей или обстоятельств, ко­торые давали мне престиж, безопасность и уве­ренность. Невозможность получения этих ве­щей в том виде, в котором я видел это в своих идеальных снах, заставляло меня бороться за них. И когда в этой борьбе пришло пораже­ние, с ним пришла и депрессия

Укрепившись духом благодаря молитве, я должен был использовать всю свою волю и все свои силы, чтобы разорвать эту эмоциональ­ную зависимость от людей и обстоятельств. И только тогда я мог стать свободным и любить, как Франциск.

«Грейпвайн», январь 1958 г.

 

Поиск мотивов

Мы упорно утверждали, что наше пьянство вредило только нам и больше никому. Наши семьи не страдали, потому что мы всегда пла­тили по счетам и редко выпивали дома. Наши деловые партнеры не страдали, потому что мы появлялись на работе вовремя. Наша репута­ция не страдала, потому что мы были уверены, что лишь немногие знали о нашем пороке. А те, кто знали, не раз убеждали нас в том, что хороший человек может иногда и выпить. Так какой же мы причинили ущерб? Уж не более серьезный, чем тот, который можно легко уст­ранить, мимоходом принеся извинения.

Такая точка зрения является результатом на­меренной забывчивости. Изменить ее можно лишь глубоким и честным анализом наших мотивов и действий.

 

Рост к Десятому Шагу

В последующие годы АА конечно будет совер­шать ошибки. Опыт научил нас, что мы не дол­жны бояться их при условии, что мы всегда го­товы признать наши ошибки и быстро испра­вить их. Наш рост как личностей, а также рост как братства зависит от этого здорового про­цесса проб и ошибок.

Надо всегда помнить, что любое сообще­ство мужчин и женщин, которое не может свободно исправлять свои ошибки, обречено на развал или даже на гибель. Это универсаль­ное наказание за неспособность дальнейшего роста. Каждый член АА должен продолжать осуществлять нравственную инвентаризацию и работать над ней. То же относится и ко всей нашей организации, если мы хотим выжить и если мы хотим служить с пользой.

«АА взрослеет».

 

Только

для экстренных случаев?

Мы серьезно изменили наше отношение к Богу, причем как верующие, так и неверующие. Мы перестали считать, что Высшая Сила — это за­пасной игрок, к которому обращаются только в экстренных ситуациях.

Мы постепенно отказывались от пред­ставления, что живем, полагаясь в основном на себя, а Бог лишь изредка помогает нам. Те из нас, кто были верующими, поняли ограни­ченность такого представления о Боге. Отка­зываясь в первую очередь всегда обращаться к Нему, мы тем самым лишили себя Его по­мощи.

Теперь в словах «сам по себе я ничто, все решает Отец Небесный» появился смысл и обещание помощи.

 

Тысячи «основателей»

«Хотя я благодарен Богу за то, что я получил привилегию стать одним из первых членов АА, я честно хочу, чтобы слово «основатель» было исключено из употребления в АА.

Все, кто успешно сделал любую работу по Двенадцатому Шагу, должны считаться осно­вателями новой жизни для других алкоголиков».

««« »»»

«АА не было изобретено! Ее основы мы полу­чили благодаря опыту и мудрости многих на­ших великих друзей. Мы просто позаимство­вали и адаптировали их идеи».

««« »»»

«С большой благодарностью мы приняли ус­луги многих преданных неалкоголиков. Мы обязаны всей нашей жизнью врачам и священ­никам. И, говоря от имени д-ра Боба и меня самого, я с благодарностью заявляю, что если бы не наши жены Анна и Луиза, ни один бы из нас не дожил до дня создания АА».

  1. Пт4Сьмо, 1945.
  2. Пт4сьмо, 1966.
  3. Пт4сьмо, 1966.

 

Возобновите ваши усилия

«Хотя я знаю, как вы сожалеете и страдаете после срыва, пожалуйста, не переживайте о временной потере душевного покоя. С мак­симально возможным спокойствием, возоб­новите ваши усилия по прохождению заново программы АА, особенно тех ее частей, кото­рые имеют отношение к медитации и само­анализу.

Я бы также советовал вам разобраться в том, что такое избыточная вина. Это не что иное, как оборотная сторона гордыни. Ис­креннее сожаление о содеянном — это пре­красно, а вина — нет.

Действительно, срыв мог произойти в ре­зультате непомерного чувства вины, возник­шего из-за других моральных неудач. Конечно, вы должны рассмотреть и эту возможность. Но даже при этом вы не должны винить себя за неудачу; вы можете быть наказаны только за отказ от попытки достичь лучшего».

Пт4Сьмо, 1958.

 

Давать,

ничего не требуя взамен

Понаблюдайте за любым членом АА, который в течение шести месяцев работал по Двенад­цатому Шагу. Если новичок говорит: «К черту вас», то человек, делающий Двенадцатый Шаг, только улыбнется и найдет другого алкоголи­ка, чтобы предложить ему помощь. Он не чув­ствует себя разочарованным или отвергнутым Если другой алкоголик откликается на его сло­ва и в свою очередь начинает дарить любовь и внимание другим страдающим людям, и вза­мен ничего не получает, то спонсор может в любом случае радоваться этому. И он не чув­ствует себя отвергнутым; вместо этого он ра­дуется, что человек, с которым он работал, стал трезвым и счастливым

И он также знает, что его собственная жизнь стала богаче благодаря тому, что он го­тов давать, не требуя ничего взамен.

Правда — освободитель

Мы в АА прекрасно понимаем, как правда мо­жет сделать нас свободными. Она разрубает оковы, которыми связывал нас алкоголь. Вне всяких сомнений она продолжает освобождать нас от конфликтов и несчастий; она помогает избавиться нам от страха и одиночества. Ощу­щение братского единства, любовь друг к дру­гу, уважение друг к другу — все это дает нам правда, которую мы постигли благодаря Богу.

««« »»»

Как и когда мы говорим правду или храним молчание, может часто показать разницу меж­ду истинной честностью и ее отсутствием.

Девятый Шаг предостерегает нас от непра­вильного использования правды, отмечая: «Мы возмещаем прямой ущерб людям, кроме слу­чаев, когда такая помощь может нанести вред им или кому-либо другому». Поскольку здесь подразумевается, что правду можно использо­вать, как во зло, так и во благо, то этот важный принцип, конечно, широко применяется в ре­шении проблемы развития честности.

 

«Как же ты примешь
этот удар?»

В тот день, когда трагедия Пирл Харбора дош­ла до нашей страны, один добрый друг АА про­гуливался по улице Св. Луиса. Отец Эдвард Да­улинг не был алкоголиком, но был одним из основателей группы АА в своем городе. По­скольку большинство его обычных непьющих друзей уже «приложились» к бутылке, чтобы стереть все последствия несчастья Пирл Хар­бора, отец Эд пребывал в мучениях от мысли, что его любимая группа АА, возможно, займет­ся тем же самым.

По пути ему попался один из членов АА, не пьющий уже около года Он и вовлек отца Эда в оживленный разговор об АА Отец Эд с облегчением заметил, что его собеседник был абсолютно трезв.

«Как это так, что вам нечего сказать по поводу Пирл Харбора? Как же вы сможете увернуться от такого удара?»

«Ну, — ответил новичок, — каждый из нас в АА уже пережил свой собственный Пирл Хар- бор. Что ж, нас, пьяниц, должен сломить еще один?»

 

О здоровой и пагубной
зависимости

«Ничто не может быть таким деморализую­щим, как цепкая и малодушная зависимость от другого человека Очень часто нашу потреб­ность в любви и внешней защите невозможно удовлетворить. В конце концов, наш предпо­лагаемый защитник просто исчезает, и мы опять остаемся в одиночестве и перед дилем­мой — либо совершенствоваться, либо опус­каться все ниже и ниже».

««« »»»

Когда мы поднялись на более высокую ступень развития, то обнаружили, что лучший источ­ник эмоциональной стабильности — это сам Бог. Мы узнали, что зависимость от Его безуп­речной справедливости, всепрощения и любви способствует душевному здоровью и помога­ет там, где помощи ждать больше неоткуда.

Если мы по-настоящему зависим от Бога, то не станем строить из себя Бога перед наши­ми друзьями и не захотим полностью зависеть от защиты и поддержки людей.

  1. Пт4СЬМО,
  2. «Двенадцать и лвеналцать».

Взаимная терпимость

«У меня когда-то была такая же точка зрения, как и у вас. К счастью, АА построено таким образом, что нам не надо вдаваться в обсужде­ние, существует ли Бог или нет; но для получе­ния наилучших результатов большинство из нас должно зависеть от Высшей Силы. Вы ска­жете, что ваша Высшая Сила — это группа, и ни один здравомыслящий член АА не будет возражать против вашего права так думать. Мы все должны радоваться, что выздоровле­ние может происходить даже только на осно­ве такой ограниченной веры.

Но изменение позиции — это справедли­вая игра Если вы будете ощущать терпимость к вашему мнению, я уверен, что и вы ответите тем же. Я припоминаю, что в течение многих веков множество людей, более способных, чем я, оказывались на противоположных сторонах в дискуссиях о вере. Что касается меня, то в последние годы я все больше ощущаю, что мне легче верить в то, что Бог сотворил человека, чем в то, что человек сотворил Бога».

Пт4Сьмо, 1950.

Разрушение стен эгоизма

Люди, пораженные гордыней, бессознательно слепы к своим недостаткам. Такие новички не нуждаются в успокоении. Задача заключается в том, чтобы помочь им обнаружить брешь в стене, созданной их собственным «я», через которую мог бы проникнуть луч разума.

««« »»»

Воистину достижение большего смирения яв­ляется основополагающим принципом каждо­го из Двенадцати Шагов ДА, ибо без опреде­ленной степени смирения ни один алкоголик не сможет оставаться трезвым.

Почти все члены ДА пришли к выводу, что если они не разовьют в себе это драгоценное качество в гораздо большей степени, нежели это требуется для достижения трезвости, то никогда не будут по-настоящему счастливы. Без него они не смогут поставить перед собой ка­кую-либо полезную цель, а в трудные момен­ты жизни опереться на веру, чтобы устоять перед испытаниями.

  1. «Двенадцать Т4 двенадцать».
  2. Там же.

 

Избавление от страха
финансовой несостоятельности

Когда работа была просто для заработка, а не возможностью сделать что-то полезное, когда приобретение денег ради финансовой незави­симости было важнее, чем зависимость от Бога, мы все еще оставались жертвами неразумных страхов. Эти страхи делали невозможной спо­койную и полезную жизнь при любом матери­альном достатке.

Но с помощью Двенадцати Шагов мы смогли избавиться от этих страхов вне зависи­мости от того, какими были наши финансовые перспективы. Мы радостно и смиренно труди­лись, не заботясь о завтрашнем дне. Если наше материальное положение было хорошим, мы больше не боялись его ухудшения, потому что поняли, что наши беды могут стать нашими большими приобретениями.

 

Только Бог неизменен

«Изменение является характерной чертой любого развития: от алкоголизма к трезвости, от лживости к честности, от конфликтов к со­гласию, от ненависти к любви, от детской зави­симости к взрослой ответственности. Все это и многое другое представляет собой перемены к лучшему.

Таким изменениям сопутствуют вера в ос­новополагающие принципы и их реализация. Для этого мы должны избавиться от ложных или неэффективных принципов в пользу хоро­ших, которые работают. Но даже наличие очень хороших принципов не может исклю­чить появление еще лучших.

«Только Бог неизменен, и только Он есть наивысшая истина».

 

Ответьте, пожалуйста,
да или нет

Таким образом, наша цель состоит не в том, чтобы избегать тех мест, где выпивают, если у нас есть основания находиться там Это вклю­чает бары, ночные клубы, танцы, приемы, свадь­бы и даже обычные кутежи. Человеку, имев­шему дело с алкоголиками, это может пока­заться искушением судьбы, но это не так.

Не забывайте, что мы выработали одно важное ограничение. Всякий раз спрашивайте себя: «Есть ли у меня какие-либо обществен­ные, деловые или личные причины, чтобы идти куда-либо, где будут пить другие, или я хочу урвать немного запретного удовольствия в ат­мосфере этих мест?» Если у вас есть причины, то вам нечего бояться. Можете пойти, можете остаться, делайте то, что считаете правильным. Но нужно быть уверенными в том, что вы сто­ите на прочном духовном основании и что вы правильно осознаете свои мотивы. Не думай­те о том, что вы извлечете из ситуации, думай­те о том, что вы привнесете в нее.

Но если у вас нет уверенности в себе, то вам лучше потратить это время на работу с другим алкоголиком.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

Очищая каналы

В течение дня, когда возникают сложные ситу­ации или же нам предстоит принять опреде­ленное решение, мы делаем паузу и снова об­ращаемся к нему с простой просьбой: «Да ис­полнится Твоя воля, а не моя».

Если в эти моменты мы находимся в состо­янии сильного душевного волнения, то, повто­рив про себя молитву или фразу, понравившу­юся и запомнившуюся нам во время чтения или медитации, мы сможем лучше контроли­ровать наши эмоции. Повторяя ее снова и сно­ва, мы сможем очиститься от душащего нас гнева, страха, разочарования и непонимания и вернуться к самому надежному источнику по­мощи в минуты стресса — нашему поиску Бо­жьей воли, а не своей собственной.

 

 

 

Чья ответственность?

«Группа АА, как таковая, не может взять на себя все проблемы ее членов, не говоря уже о тех неалкоголиках, которые живут вокруг нас. Так, группа АА не может выступать посредни­ком в семейных отношениях, она также не предоставляет индивидуальную финансовую помощь кому бы то ни было.

Хотя в подобных случаях члену нашей организации могут помочь его друзья из АА, но все же главная ответственность за решение всех его проблем каждодневной жизни и пе­ревоспитания лежит непосредственно на нем самом. Как только АА попытается оказывать такую помощь, то их эффективность и усилия будут безнадежно растрачены впустую.

Вот почему трезвость, — свобода от ал­коголя, которая достигается через обучение и практику «Двенадцати Шагов» АА, — яв­ляется единственной целью группы. И если мы не будем следовать этому важнейшему прин­ципу, то мы обязательно развалимся, а если мы развалимся, то уже не сможем помочь ни­кому».

Дебет и кредит

Во время дружеской сплетни мы можем спро­сить себя: «Зачем мы сказали то, что сказали? Мы только старались быть полезными и ин­формативными? Или может быть, мы пыта­лись почувствовать свое превосходство, гово­ря о чужих грехах? Или может быть, из-за стра­ха и неприязни мы старались навредить им?»

Это была бы честная попытка изучить себя, а не других.

««« »»»

Здесь уместно напомнить, что он (самоанализ) не всегда пишется красными чернилами. Если уж мы совсем ничего не сделали как надо, то это — воистину неудавшийся день. По сути дела, весь наш день обычно заполнен конструк­тивными вещами. Нужно попытаться обнару­жить в них наши хорошие намерения, хоро­шие мысли, хорошие поступки.

Даже если мы пытались что-то сделать и нам это не удалось, мы можем отметить это как одно из наших самых больших достижений.

  1. «Грейпвайн», август 1961.
  2. «Двеналцатъ и Двеналцать»

 

 

 

 

Эгоизм?

«Я могу понять ваше смущение, когда какой- либо член АА говорит: «АА — это программа для эгоистов». Слово «эгоистичный» обычно подразумевает стремление к приобретатель­ству, повышенную требовательность и безраз­личие к благополучию окружающих. Конечно, стиль жизни АА не предполагает таких неже­лательных черт.»

«Так что же имеет в виду говорящий?» Любой теолог скажет вам, что спасение своей собственной души — это высочайшее призва­ние любого человека. Без этого спасения, ка­кое бы определение мы не дали этому поня­тию, у нас останется мало, либо ничего. Для нас в АА это еще более серьезно.

Если мы не сможем обрести трезвость, то прямо здесь и сейчас можно считать, что мы погибли. Мы превращаемся в ничто для окру­жающих и для самих себя, если только не най­дем пути спасения от алкоголя. Поэтому на первом месте стоит выздоровление и духовное совершенствование — справедливая и необхо­димая забота о себе».

 

Как проблемы превращаются
в достоинства

«Я думаю, что эта особенная конференция Главной Службы является многообещающей и наполненной духом прогресса — поскольку у нее были проблемы. И она обратила эти проб­лемы в достижения, в некий рост и в большие надежды.

АА родилось из проблемы, одной из самых серьезных бед, в которую мог попасть человек, проблемы, которая сопутствует этому тяже­лому и смертельному недугу, называемому ал­коголизмом. Каждый из нас пришел в АА со своей бедой, невозможной бедой, безнадеж­ной бедой. Вот почему мы здесь.

Раз эта Конференция была бурной, раз люди, присутствовавшие на ней, были глубоко взволнованы, я говорю: «Это прекрасно». Ка­кой парламент, республика или демократия не вызывали волнения? Столкновение взглядов и является тем принципом, на котором строит­ся наше общение. Так чего же нам бояться?»

Беседа, 1958.

 

Мы не можем жить в одиночестве

Все Двенадцать Шагов АА вступают в противоре­чие с нашими естественными желаниями… они умаляют наше «я». Когда дело доходит до умале­ния собственного «я», то наиболее труден Пятый Шаг. Но для последующего трезвого образа жизни и душевного покоя это самый необходимый Шаг.

Опыт других членов АА убедил нас в том, что в одиночку мы не можем жить с гнетущими нас проб­лемами и дефектами характера, вызвавшими или усугубившими эти проблемы. Если, выполняя Чет­вертый Шаг, мы, как прожектором, осветили всю нашу жизнь, наглядно выявив то прошлое, которое нам не хотелось бы вспоминать; если мы пришли к пониманию того, как неразумные суждения и дей­ствия причинили вред нам и окружающим, то зна­чит, мы не должны жить дальше с этими, терзаю­щими нас призраками нашего прошлого. Мы дол­жны побеседовать с кем-нибудь о них.

««« »»»

Мы не можем полностью рассчитывать на друзей в решении всех наших трудностей. Даже самый хо­роший советчик никогда не будет думать за нас. Он знает, что окончательное решение должны при­нимать мы сами. Но он поможет нам устранить страх, «рационализаторство» и самообман, тем са­мым, позволяя нам принять решения, которые бу­дут верными, мудрыми и честными.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «Греипваин», август 1961.

Преимущества ответственности

«К снастью, расходы каждого члена АА на АА ми­нимальны. И не справиться с ними будет означать попытку избежать ответственности, полезной для нас

Большинство алкоголиков говорит, что у них нет проблем, которые нельзя было бы решить с помощью денег. Когда мы пьем, мы всегда просим денег. А вот когда мы начинаем сами платить по счетам, то здесь и начинается выздоровление».

««« »»»

«Мой друг Генри потерял высокооплачиваемую работу из-за пьянства. Но у него остался прекрас­ный дом, на содержание которого требуется в три раза больше, чем его сократившийся заработок.

Он мог бы сдать этот дом, а полученные день­ги пустить на его содержание. Но нет! Генри ска­зал, что, как ему кажется, Бог хочет, чтобы он жил здесь, и что Бог позаботится, чтобы он платил по всем счетам. Поэтому Генри продолжал накапли­вать счета и продолжал надеяться. И не удивитель­но, что, в конце концов, кредиторы забрали у него дом за долги.

Теперь Генри только посмеивается над этим, поняв, что Бог чаще всего помогает тем, кто сам хочет помочь себе».

  1. Письмо, 1960.
  2. Письмо, 1966.

Жизнь — это не тупик

Когда мужчина или женщина духовно пробу­дились, они, прежде всего, способны действо­вать, чувствовать и верить там, где раньше не могли, пока жили, опираясь только на собственные ресурсы и не имея помощи свы­ше. Такой человек получает дар, равносиль­ный новому состоянию сознания и новому существованию.

Он идет по дороге, которая куда-то ведет, и он понимает это. Жизнь перестает быть ту­пиком, ее не нужно больше влачить, и с ней не надо пытаться совладать. В самом точном смыс­ле слова — человек преображается, потому что он овладел источником силы, которого у него не было ранее.

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

Всегда есть место
для совершенствования

Мы пришли к выводу, что Шаги и Традиции АА, направленные на наше выздоровление, являются лишь приблизительными истинами, необходимыми нам для нашей определенной цели. Чем больше мы используем их, тем боль­ше ценим. Без сомнения принципы АА оста­нутся неизменными.

И если наши основополагающие принци­пы такие твердые, то надо ли их изменять или улучшать?

И ответ готов. Если нам не надо вносить изменения в наши основополагающие принци­пы, то мы можем лучше применять их к себе самим, к АА в целом, и к нашим отношениям с окружающим миром. При этом никто не зап­рещает нам постоянно, шаг за шагом, расши­рять «использование этих принципов во всех наших делах».

«Грейпвайн», февраль 1961.

Замковый камень арки (краеугольный камень)

Перед угрозой гибели от алкоголя мы стали столь же непредвзятыми в духовных вопросах, какими старались быть и в других сферах жиз­ни. В этом смысле алкоголь обладает большой силой убеждения.

««« »»»

Прежде всего мы должны были перестать иг­рать роль Бога для самих себя. Это не дало ни­каких результатов. Затем мы решили, что с это­го момента в этой жизненной драме Бог будет нашим Руководителем. Он наш Господин, мы — исполнители Его воли. Он наш Отец, мы — Его дети.

В большинстве своем полезные идеи про­сты, и этот принцип стал краеугольным кам­нем новой триумфальной арки, пройдя под которой, мы вышли к свободе.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Там же.

 

Сила Воли и Выбор

«Мы в АА знаем тщетность попыток порвать с алкогольной одержимостью только с помо­щью силы воли. В то же время, мы прекрасно знаем, какие неимоверные усилия требуются для принятия Двенадцати Шагов АА в каче­стве основных принципов жизни, которые вер­нут нас к здравомыслию.

Независимо от того, насколько мучитель­на наша одержимость алкоголем, мы, к счас­тью, обнаруживаем, что в состоянии сделать иной жизненный выбор. Например, мы можем признать, что бессильны перед алкоголем; что зависимость от Высшей Силы — это необхо­димость, даже если это простая зависимость от группы АА. Мы может также попробовать вести праведную и смиренную жизнь, жизнь самоотверженного служения нашим братьям и «Богу как мы Его понимаем».

И пока мы продолжаем делать подобный выбор и сохраняем свои высокие устремления, наше здравомыслие постепенно возвращает­ся к нам, а нестерпимое желание выпить про­падает».

 

 

 

Анализ событий дня

Когда мы ложимся спать, мы мысленно оцени­ваем прожитый день. Не были ли мы в течение дня злобными, эгоистичными или бесчестны­ми? Может, мы испытывали страх или должны извиниться перед кем-то? Может, мы кое-что затаили про себя, что следует немедленно об­судить с кем-нибудь? Проявляли ли мы любовь и доброту ко всем окружающим? Что мы мог­ли бы сделать лучше? Может, в основном мы думаем только о себе? Или мы думали о том, что мы можем сделать для других, о нашем вкладе в общее течение жизни?

Не нужно только поддаваться беспокой­ству, угрызениям совести или мрачным раз­мышлениям, ибо в этом случае наши возмож­ности приносить пользу другим уменьшаются. Вспомнив события прожитого дня, мы просим прощения у Бога и спрашиваем Его, как нам исправить наши ошибки.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Наблюдаем,

как исчезает одиночество

Почти все без исключения алкоголики страшно одиноки. Даже до того, как мы начали всерьез зло­употреблять алкоголем, люди стали сторониться нас, почти все мы страдали от ощущения, что не вписываемся ни в какую компанию. Мы либо стес­нялись и боялись подойти к другим, либо вели себя шумно, требуя непрерывного внимания и людско­го окружения, но никогда, однако, не получая ни того, ни другого, — по крайней мере, как нам тогда казалось. Всегда существовал некий мистический барьер в общении, который мы не могли ни по­нять, ни преодолеть.

Именно по этой причине мы так любили пить. Мы начинали чувствовать себя непринужденно. Но даже Бахус обернулся против нас —мы были окон­чательно сражены и покинуты в ужасном одино­честве.

««« »»»

С АА ваша жизнь приобретет новый смысл Следи­те за тем, как люди выздоравливают, как они, в свою очередь, начинают помогать другим, как они пере­стают быть одинокими, как вокруг вас возникает братство. Широкий круг друзей несет с собой цен­ный опыт, которым не следует пренебрегать.

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. «Анонимные алкоголики».

Мужество и осторожность

Когда страх упорно преследовал нас, мы уже знали его причину и могли с ней справляться. И в каждом несчастье мы начинали видеть дан­ную Богом возможность развивать в себе му­жество, рождающееся из смирения, а не из бра­вады.

««« »»»

Осторожность — это золотая середина, судо­ходный канал между препятствиями, создава­емыми нашими страхами с одной стороны, и безрассудством, с другой. Осторожность в дей­ствии создает особый, единственный в своем роде климат, в котором можно достичь гар­монии, эффективности и последовательного духовного возрождения.

««« »»»

«Осторожность — это разумная озабо­ченность без беспокойства».

  1. «Грейпвайн», январь 1962.
  2. «Двенадцать пртшцтшов».
  3. Беседа, 1966.

Пешком к спокойствию

«Когда я уставал и не мог сосредоточиться, я пришел к выводу, что порой ощущения жизни можно достичь простой прогулкой, делая глу­бокие вдохи. Иногда я признавался себе, что не в состоянии сделать даже этого, настолько я был слаб. Но я понял, что это как раз тот слу­чай, когда я не имею права сдаваться, чтобы не впасть в еще большее отчаяние.

Поэтому я поставил перед собой малень­кую цель. Я решил проходить пешком четверть мили. И я сосредотачивался и считал вдохи и выдохи — каждые шесть шагов медленный вдох и каждые четыре шага выдох. Пройдя чет­верть мили, я с обнаружил, что могу пройти еще полмили, а потом еще и еще…

Это меня вдохновило. Ложное ощущение физической усталости покинуло меня (это чув­ство всегда присутствовало во мне при депрес­сиях.) Эти прогулки, и особенно, дыхание, убе­дили меня, что я все еще живу и увели от отча­яния и гибели.

Этот подсчет дыхания был минимальным упражнением на концентрацию, отдыхом от телесной слабости, раздирающего страха и чув­ства вины.»

Пт4Сьмо, 1960.

Атмосфера благодати

Те из нас, кто стали регулярно молиться, не могут обходиться без молитвы как без возду­ха, пищи или солнечного света И по одним и тем же причинам. Когда мы отказываем себе в воздухе, свете или пище, наше тело страдает. Точно так же, когда мы отказываемся от ме­дитации и молитвы, мы лишаем наше созна­ние, наши чувства и нашу интуицию жизненно необходимой для них поддержки.

Так же как тело может перестать справ­ляться со своими функциями из-за отсутствия питания, это может случиться и с душой из-за отсутствия молитвы. Мы все нуждаемся в све­те Божьего бытия, в насыщении Его силой, в атмосфере Его благости. Факты деятельности АА с поразительной силой доказывают эту древнюю истину.

«Двенадцать Т4 двенадцать».

«…во всех делах наших»

«Главной целью АА является трезвый образ жизни. Мы все понимаем, что без трезвого об­раза жизни мы ничто.

Однако, эту благую цель можно превратить в нонсенс, особенно, если возьмем отдельного человека. Иногда он говорит: «Трезвость — это моя единственная обязанность. Вообще-то я хороший парень, за исключением пьянства. Дайте мне трезвость и все будет в порядке!..

Пока наш друг будет придерживаться та­кого удобного для него алиби, он не сможет решить свои настоящие жизненные проблемы и обязанности, которые и заставляют его пить снова. Вот почему «Двенадцатый Шаг» АА на­стойчиво убеждает нас «применять эти прин­ципы во всех наших делах». Мы живем не для того, чтобы просто избавиться от алкогольной зависимости, мы живем, чтобы учиться, слу­жить и любить».

Пт4СЬМО, 1966.

Духовный детский сад

«Мы всего лишь имеем дело с духовным детским садом, в котором люди находят возможность из­бавиться от пристрастия к алкоголю и обретают благодать лучшей жизни. Каждый человек имеет право на свои собственные теологические взгляды, это его личное дело».

««« »»»

Когда мы только планировали написать «Большую Книгу», некоторые члены нашего общества полага­ли, что следует придерживаться доктрины Хрис­тианского учения. Другие не возражали против употребления слова «Бог», но хотели бы избежать догматических вероучений. Иными словами, духов­ности — да, религии — нет. А еще другие хотели, чтобы это была психологическая книга, которая могла бы привлечь в АА многих алкоголиков. А уж оказавшись в АА, они сами будут выбирать — ве­рить ли им в «Бога» или нет.

Аля остальных из нас это было просто шоки­рующим, но, к счастью, мы прислушались к этим точкам зрения. Наше групповое сознание работа­ло над созданием наиболее приемлемой и эффек­тивной книги.

В этом деле каждый человек играл свою роль. Наши атеисты и агностики широко распахнули во­рота, чтобы через них могли войти все страждущие независимо от того, верили ли они в Бога или нет.

  1. Письмо,1954.
  2. «АА взрослеет»

Когда недостатки
не смертельны

Практически каждый человек стремится из­бавиться от наиболее вопиющих и пагубных недостатков. Никто не хочет быть до такой степени гордецом, чтобы его презирали как хвастуна, или настолько алчным, чтобы его зак­леймили как вора. Никто не желает испытать такой гнев, когда человек способен на убийство, или настолько сгорать от страсти, чтобы совер­шить насилие, или до такой степени не знать меры в еде, что это нанесет вред здоровью. Никто не хочет испытывать непрерывные стра­дания зависти или парализующую лень.

Разумеется, большинство людей не стра­дает от указанных недостатков в столь резко выраженной форме. Все те, кто избежали этих крайностей, могут поздравить себя. Или, мо­жет, радоваться пока что рано? Что еще убе­регло нас от крайностей, как не обыкновенный, чистой воды, эгоизм? Ведь эти крайности сами содержат в себе наказание, а поэтому, чтобы избежать их, больших душевных усилий не требуется. Ну, а как обстоят дела с теми же самыми пороками, но выраженными в мень­шей степени?

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Самоуважение через самопожертвование

Вначале мы пожертвовали алкоголем. И мы должны были сделать это, в противном случае нас ждала гибель. Но мы не смогли бы покон­чить с нашим пристрастием к алкоголю, если бы не пошли на другие жертвы. Нам пришлось выбросить в окно и наши самооправдания, и нашу жалость к себе, и наш гнев. Нам пришлось прекратить погоню за престижем и больши­ми банковскими счетами. Нам пришлось взять на себя ответственность за наше плачевное состояние и перестать винить в нем других.

Можно ли назвать все это жертвами? Да, безусловно. Чтобы обрести смирение и само­уважение и, в конце концов, сохранить свою жизнь, нам пришлось отказаться от самого дорогого, что у нас было — наших амбиций и ненормальной гордости.

«АА взрослеет»

 

 

 

Гнев —

наш личный и общий враг

«Как написано в книге «Анонимные алкоголи­ки». «обида— наш обидчик №1». Это основ­ная причина того, что человек снова начинает пить. А мы в АА прекрасно понимаем, что для нас за словом «пить» стоит либо смерть, либо безумие.

Такое же наказание грозит каждой груп­пе А А. Стоит дать волю собственному гневу, как сразу и единство и общие цели оказывают­ся под угрозой. Стоит дать волю «справедливо­му» негодованию и нарушится целостность группы, что приведет к ее гибели. Вот почему мы стараемся избегать разногласий. Вот поче­му мы не требуем наказания за неправильные поступки, какими бы тяжкими они не были. И, конечно же, ни один алкоголик не может быть лишен членства в АА ни при каких усло­виях.

«Наказание никогда не исцеляет; исцеля­ет только любовь».

«Срывники» нуждаются
в понимании

«Срывы» часто являются своеобразным выраже­нием бунта; у некоторых из нас такого бунтар­ского духа больше, чем у других Срывы могут так­же вызываться иллюзией, что человек уже «из­лечился» от алкоголизма. Причиной срывов может быть также беспечность и самоуспокое­ние. Мало кому из нас удалось преодолеть этот период абсолютно трезвыми. Два-три года все идет прекрасно, и вдруг этот человек исчезает, и мы его долго не видим Некоторые из нас страда­ют от чрезмерного чувства вины из-за пороков и слабостей, от которых мы либо не можем, либо не хотим избавиться. Слишком мало прощения самого себя и слишком мало молитвы — такое сочетание способствует срывам

К тому же на некоторых из нас алкоголь ока­зал более сильное разрушительное воздействие. Другие же, сталкиваясь с чередой бедствий, не могут найти в себе достаточно духовных сил, что­бы противостоять им Есть среди нас и люди, стра­дающие физическими недугами. Некоторые из нас более подвержены продолжительному нерв­ному истощению, тревогам и депрессиям. Та­кие факторы зачастую способствуют срывам, а иногда они даже подавляют человека».

 

Забытая гора

Когда я был маленьким, у меня проявились черты характера, которые впоследствии при­вели к сильной тяге к алкоголю. Я вырос в ма­леньком городке, в штате Вермонт, под сенью горы, которая называлась Эоловой горой. В сво­их детских воспоминаниях я вижу, как я смот­рю вверх на огромную таинственную гору, пы­таясь понять, что это такое, и смогу ли я заб­раться так высоко. Но мои созерцания были нарушены моей теткой, которая в качестве подарка на мое четырехлетие преподнесла мне тарелку с помадками. И в течение последую­щих тридцати пяти лет я гнался за «помадкой жизни» и не вспоминал о горе.

««« »»»

Когда потворство нашим слабостям не оказы­вает на нас очевидного разрушительного дей­ствия, мы называем это не иначе как «малень­кие радости жизни».

  1. «ДА взрослеет»
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

 

Духовный Аспект

Как часто на наших встречах мы слышим та­кие заявления: «Я еще не достиг духовности». Хотя до этих слов человек рассказывал нам о невероятных изменениях, которые произош­ли в его душе, имея в виду не только его избав­ление от алкогольной зависимости, но и пол­ное изменение его отношения к самой жизни.

Все присутствующие понимают, что он получил удивительный дар и что этот дар несо­измеримо больший, чем можно было ожидать просто от обычного участия в делах АА. По­этому мы все, собравшиеся на этой встрече, улыбаемся и говорим про себя:

«Да этот парень просто излучает духов­ность, хотя он и сам об этом не знает!»

 

Исцеляющие беседы

Когда мы общаемся с нашим другом по АА, мы не должны смущаться напоминанием ему о соблюдении анонимности. Наши приватные беседы обычно протекают так легко и свобод­но, что некоторые наставники АА забывают о неразглашении некоторых тайн. И мы не дол­жны никогда нарушать обет таинства таких ис­целяющих бесед.

У подобного рода общения есть неоспо­римые преимущества. В них мы находим вели­колепную возможность быть предельно от­кровенными. Мы уже не думаем о нанесении вреда другим людям и не боимся насмешек или осуждения. В таких беседах мы также имеем прекрасную возможность распознать самооб­ман.

 

Принципы

против целесообразности

Многие из нас считали, что желательно обладать всеми достоинствами характера, но, по всей оче­видности, эти достоинства были необходимы толь­ко для того, чтобы удачно вести дела и сохранять самодовольство. Имея такие качества как честность и мораль, мы скорее сможем добиться того, чего захотим. Но, когда нам приходилось выбирать между нравственностью и удобством, забота о на­шем моральном облике утрачивалась в пылу охоты за тем, что мы считали счастьем.

Мы довольно редко считали, что моральное со­вершенствование ценно само по себе как нечто, к чему мы стремимся, независимо от того, удовлет­ворены наши инстинкты или нет. Мы никогда не стремились к тому, чтобы честность, терпимость и подлинная любовь к людям и к Богу стали основой нашей повседневной жизни.

««« »»»

Основная проблема жизни как таковой состоит в том, как из правильных духовных убеждений по­лучить правильный эмоциональный результат и, соответственно, беззаботное, счастливое и хорошее существование.

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. Грейпвайн», январь 1958.

Наш новый «работодатель»

У нас появился новый Хозяин. Будучи всемогу­щим, Он давал нам все, что нужно, когда мы не отдалялись от Него и выполняли Его волю.

Взяв это за основу, мы стали все меньше и меньше интересоваться собой, нашими ма­ленькими планами и прожектами. Все больше и больше нас интересовало, какой вклад мы можем внести в жизнь людей.

Так как мы ощутили в себе новые силы, приобрели душевное спокойствие, обнаружи­ли, что можем добиться успеха в жизни, и осоз­нали Его присутствие, мы утратили страх пе­ред настоящим и будущим. Мы как бы заново родились.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Движение вперед

Тратить слишком много времени на одного человека — значит лишить других шансов на­чать новую счастливую жизнь. Один из членов нашего братства не смог добиться успеха с пер­выми пятью-шестью алкоголиками, которым он пытался помочь. Он часто говорит, что, если бы он продолжал работать только с ними, он лишил бы шанса многих других, которых ему удалось вернуть к нормальной жизни.

««« »»»

«Нашей главной обязанностью по отношению к новичкам является доступное разъяснение нашей программы. Если он ничего не делает или пытается спорить, то мы просто продолжаем вести трезвый образ жизни. Если мы замечаем у него какие-то положительные сдвиги, пусть самые незначительные, то мы в лепешку разо­бьемся, чтобы помочь ему».

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Пт4сьмо, 1942.

 

«Идеальное» смирение

Я все время пытаюсь найти наиболее точное опре­деление слову «смирение». Оно не будет идеальным, поскольку я сам никогда не буду совершенным.

Для этой статьи я бы выбрал следующее опре­деление: «Абсолютное смирение должно состоять из полной свободы от себя самого, свободы от всех требований, которые из-за несовершенства моего характера ложатся на меня тяжелым бременем. Идеальное смирение должно быть полной готов­ностью, всегда и везде, искать и исполнять волю Божью».

Когда я обдумываю подобную точку зрения, мне не нужно бояться того, что я никогда не смогу дос­тичь этого, равно как и не стоит раздуваться от са­момнения, что когда-то эта достоинства будут пол­ностью моими.

Все, что мне нужно, это придерживаться этой точки зрения, давая ей возможность расти и все бо­лее заполнять мое сердце. Сделав так, я могу срав­нить это с последней предпринятой «инвентариза­цией» моих личных качеств. После того, как я буду точно знать свое место на этой длинной дороге к смирению, я пойму, что мое движение к Богу еще в самом начале пути.

Осознав, таким образом, свои размеры и свое положение, моя озабоченность самим собой и соб­ственной значимостью становится просто смешной.

 

Два вида гордости

Горделивая праведность «хороших людей» очень часто может оказаться такой же пагуб­ной, как и бросающиеся в глаза грехи тех, кто якобы не так хорош.

««« »»»

Как мы любили громкие разоблачения того, что миллионы «добрых прихожан» все еще убивают друг друга во имя Божие. Все это гово­рило о том, что мы предпочитали отрицать, вместо того чтобы утверждать.

Став членами АА, мы поняли, что эта чер­та способствовала развитию нашего себялю­бия. Обвиняя в грехах некоторых верующих, мы могли ощущать свое превосходство над все­ми ними. Более того, мы могли не слишком пристально следить за своими собственными недостатками.

Самодовольство, с презрением осуждае­мое нами в других, было нашим собственным неискоренимым пороком. Наша фальшивая респектабельность мешала нам обрести веру и была губительна для нас. Но, в конце концов, примкнув к АА, мы прозрели.

  1. »Грейпватш», август 1961.
  2. »Двеналцать и Двенадцать»

 

Познание в тишине

В 1941 году один из членов нашей группы в Нью-Йорке привлек наше внимание к газет­ной заметке, а точнее, к некрологу, напечатан­ному в местной газете, где говорилось: «Боже, дай нам разум и душевный покой, чтобы при­нять то, что мы не в силах изменить, мужество, чтобы изменить то, что мы можем, и мудрость, чтобы отличить одно от другого».

Никогда мы еще не видели, чтобы главные идеи АА излагались так точно всего в несколь­ких словах. С удивительной быстротой Молит­ва о душевном покое стала общеупотребитель­ной.

««« »»»

Во время медитации нет места дебатам. Мы спокойно принимаем мысли человека сведуще­го, чтобы суметь сопереживать и учиться. В таком состоянии мы часто обнаруживаем и углубляем нашу осознанную связь с Богом

  1. «АА взрослеет», стр.196.
  2. »АвенаАца.ть и Авеналщть»

 

Свобода через признание

Мы осознали, что не смогли победить алкоголь остатками собственных сил, и, таким образом, мы приняли следующий факт, что зависимость от Высшей Силы (пусть ею будет даже только наша группа АА) могла сделать, на первый взгляд, невозможное. Как только мы смогли признать эти факты, началось наше избавле­ние от алкогольной зависимости.

Для большинства из нас признание этих двух фактов потребовало громадных усилий. Нам пришлось расстаться с нашей, такой до­рогой сердцу, философией о самодостаточнос­ти. И это было сделано не благодаря нашей исключительной силе воли. Это пришло в ре­зультате появления в нас готовности принять эти новые факты жизни.

Мы не бежали и не боролись. Мы просто приняли их. И вот тогда мы стали обретать сво­боду.

 

по

Конструктивна или
деструктивна неприятность?

«Было время, когда мы игнорировали пробле­мы, надеясь, что они уйдут. Или, находясь в страхе и депрессии, мы попросту убегали от них, но обнаруживали, что они все равно с нами. Часто из-за безрассудности, горечи и обвине­ний, мы пытались сопротивляться. Эти заблуж­дения, «подогреваемые» алкоголем, гаранти­ровали нам полное разрушение, если только мы не поменяем себя.

Затем появилось АА. И тут мы узнали, что проблемы — это жизненная реалия для каж­дого человека, реалия, которую надо понять, и предпринять соответствующие действия. К удивлению мы обнаружили, что наши проб­лемы, Божьей милостью, могут превратиться в неожиданное благословение.

И это была сущность АА: если осознать проблему, если со спокойной решимостью встретить проблему, проблема становится меньше и зачастую исчезает из поля зрения. Такова история АА и мы — часть ее. Такое по­ведение — это наш наличный товар для новых страждущих».

 

Вглядываясь в прошлое

Мы обязаны тщательно и всесторонне проана­лизировать наше прошлое с точки зрения вза­имоотношений с людьми. Во многих случаях мы обнаружим, что ущерб, нанесенный нами людям, и впрямь невелик, но эмоциональный ущерб, который мы нанесли себе, намного больше.

Тревожащие нас эмоциональные конф­ликты прошлого погребены в подсознании по­рой настолько глубоко, что мы забыли о них. В то время, когда они произошли, они стали при­чиной серьезной эмоциональной встряски, в результате которой наш внутренний мир по­блек и наша жизнь в целом ухудшилась.

««« »»»

«Наша реакция на неудачи более сильная, чем у обычных людей. Переживая заново эти эпи­зоды и обсуждая их строго конфиденциально с другими людьми, мы, таким образом, умень­шаем их масштаб, а соответственно, и их по­тенциальную силу в нашем подсознании».

  1. «Двеналцать и Двенадцать»
  2. Письмо, 1954.

 

Полная безопасность?

Когда мы стали членами АА, наше отношение к деньгам изменилось, часто чуть ли не на про­тивоположное. Мы впадали в паническое со­стояние, вспоминая зря потраченные годы. Нашей главной целью стал не финансовый ус­пех, а просто материальная обеспеченность.

Даже если нам удавалось восстановить свое дело, эти страхи продолжали преследовать нас. Мы снова становились скрягами и эконо­мили на спичках. Мы должны быть материаль­но обеспеченными, иначе…

Мы забыли, что большинство членов АА имеют заработки значительно выше среднего; мы забыли о расположении к нам наших бра­тьев по АА, которые охотно помогут нам най­ти работу получше, если мы сможем выпол­нять ее; мы забыли о фактической или потен­циальной финансовой необеспеченности всех людей в мире. Хуже всего было то, что мы за­были Бога. В денежных вопросах мы верили только в себя, да и то не очень.

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Быть открытыми

Мне кажется, слишком часто мы осуждали и даже высмеивали идеи наших друзей относи­тельно алкоголизма только потому, что не все­гда встречались с ними с глазу на глаз.

Мы должны очень серьезно спросить себя, сколько алкоголиков продолжают пить про­сто потому, что нам не удалось осуществить доброе сотрудничество с данными организаци­ями — хорошими, плохими или никакими. Ни один алкоголик не должен сойти с ума или уме­реть лишь потому, что с самого начала он не пришел к нам в АА.

««« »»»

Нашей первой задачей должно быть воспита­ние умения сдерживать себя. Это умение наи­более важно для нас. Когда мы говорим или действуем поспешно, наша способность быть справедливыми и терпеливыми мгновенно уле­тучивается.

  1. «Грейпвайн», Т4юль
  2. «Двеналцать Т4 Двеналцать»

Никакой личной власти

«С самого начала средство разрешения моих личных трудностей казалось мне настолько очевидным, что я не мог представить себе ни одного алкоголика, который бы отверг пред­ложение, будь оно просто ему представлено. Твердо веря, что Христос всесилен, я неосоз­нанно полагал, что Он будет делать все через меня — тогда и таким образом, как мне пона­добится. Через шесть долгих месяцев мне при­шлось признать, что ни одной душе не удалось завладеть Повелителем — и я не был исключе­нием.

Это заставило меня понять, что в мире су­ществует еще множество ситуаций, над кото­рым я не властен, — и если я готов допустить это в отношении алкоголя, то я должен сде­лать то же самое в отношении многого друго­го. Мне надо сохранять спокойствие и понять, что Он, а не я, является Богом».

Пт4Сьмо, 1940.

 

Сущность развития

Давайте не бояться неизбежных перемен. Конечно же мы отличаем перемены к худше­му от перемен к лучшему. Но если необходи­мость перемен становится очевидной, как для отдельных членов организации, групп, так и для всего ДА в целом, то уже давно было по­нято, что мы не можем оставаться на месте и выглядеть иначе.

Сущностью всего процесса совершенство­вания является желание перемен к лучшему и неослабная готовность брать на себя часть от­ветственности за эти перемены.

 

Видение каждого человека

«За пределы той Высшей Силы, как каждый из нас воспринимает Его, АА, как общество, ни­когда не должно проникать в сферу догм и тео­логии. Мы никогда не станем религией в этом смысле, в противном случае окажемся втяну­тыми в теологические споры, и тогда мы погу­бим свою действенность».

««« »»»

«Удивительный факт об АА — все религии ви­дят в нашей программе сходство со своими постулатами. Так, католические теологи заяв­ляют, что «Двенадцать Шагов» это точное по­вторение «Духовных Упражнений» Святого Игнасия, и хотя наша книга имеет привкус гре­ха, болезни и смерти, но журнал «Кристиан Сайенс Монитор» часто хвалил ее в своих ре­дакционных статьях.

И, глядя на нас глазами квакера, вы тоже видите нас в положительном свете. Какие же прекрасные обстоятельства!»

  1. Пт4сьмо, 1954.
  2. Пт4сьмо, 1950.

Чувство причастности

Возможно, одна из самых больших наград, ко­торую мы получаем за наши молитвы и меди­тацию, это чувство приобщения. Окружающий нас мир перестает казаться нам чужим и враж­дебным. Исчезает чувство потерянности, стра­ха и отсутствия цели.

Как только мы видим проблеск Божьей воли, мы начинаем понимать, что истина, спра­ведливость и любовь являются реальными и вечными ценностями жизни. Нас перестает беспокоить, что окружающая действитель­ность день за днем вроде бы доказывает нам как раз обратное. Мы знаем, что Бог с любо­вью следит за нами. Мы знаем, что, когда мы обратимся к Нему, все будет у нас хорошо и ныне, и присно…

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Вступление к Программе

Почему нужно настаивать на необходимости «опуститься на самое дно»? Дело в том, что без этого очень немногие люди искренне станут соблюдать Программу ДА. Чтобы, являясь чле­ном ДА, пройти остальные Одиннадцать Ша­гов, следует принять такую точку зрения и со­вершить такие поступки, о которых не может и мечтать почти что любой пьющий алкоголик. Нет, обычный, занятый своими переживания­ми, алкоголик не интересуется такими пробле­мами — конечно, если его не вынудит к тому желание выжить.

««« »»»

Мы знаем, что новичку приходится «опустить­ся на самое дно», в противном случае ничего не произойдет. Поскольку мы все алкоголики, которые понимают его, мы можем прибегнуть к мощному орудию «одержимость-плюс-ал- лергия», которое сможет разбить его эго. Толь­ко в этом случае он поймет, что сам по себе, без какой-либо помощи, он попросту не име­ет шансов.

  1. «Двенадцать и Двенадцать»
  2. «ДА сегодня»

На широкой дороге

«Теперь я понял, что мое давнее предубежде­ние против служителей церкви было невер­ным. Они сохранили сквозь века веру, которая могла бы совсем угаснуть. Они указали мне путь, но я даже не взглянул на него, поскольку меня переполняли предубеждения и озабочен­ность исключительно самим собой».

«Открыл же я глаза только потому, что мне пришлось это сделать. И человек, который рас­крыл мне правду, был такой же обычный ал­коголик и дилетант. Благодаря ему я, наконец, прозрел, и сумел сделать шаг от пропасти и сту­пить на твердую землю. И я тут же осознал, что стою на широкой дороге, по которой могу пойти, если выберу это».

Письмо, 1940.

 

Живое слово

«У меня нет ни малейших возражений против того, чтобы группы сохраняли анонимность так же, как и отдельные люди, которые не хотят предавать огласке свое членство в АА. Это их право, и это нормальная практика».

«Однако большинство людей находят, что анонимность в такой степени не обязательна или даже нежелательна. Если человек уже дос­таточно долго не пьет и чувствует себя уверен­ным, нет причин, чтобы не поговорить об АА с другими людьми в каких-то подходящих ме­стах. Таким образом, можно привлечь еще больше людей в АА. Живое слово всегда явля­лось самым важным средством общения».

«Поэтому мы не должны критиковать ни людей, которые желают сохранять аноним­ность, ни людей, которые готовы слишком много рассказать об их принадлежности к АА, при условии, что эти люди не выходят с этим на какой-то публичный уровень и не ставят под угрозу всю организацию».

 

 

 

Мы не боремся

И еще — мы перестали бороться с чем-либо или с кем-либо, даже с алкоголем. Ибо к этому времени к нам уже вернулось здравомыслие. Мы будем подходить к жизни с разумных и реалистических позиций. У нас само собой по­явится новое отношение к алкоголю, которое не потребует от нас специальных усилий. Оно просто придет.

В этом заключено чудо. Мы больше не бо­ремся и не избегаем соблазнов. Мы больше не даем зароки, проблема ушла сама. Она больше не существует для нас. В нас нет самоуверен­ности, но нет и страха.

Таков наш опыт. Таково наше состояние до тех пор, пока мы поддерживаем духовность.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Готовность — вот главный
«ключ»

Каким бы горячим ни было его (новичка) же­лание, ему нужно конкретно знать, каким об­разом он может вручить свою волю и жизнь тому Богу, который, с его точки зрения, суще­ствует.

Мы можем также добавить, что самое глав­ное — это начать, каким бы скромным ни было это начало. Однажды воспользовавшись на­шим желанием как ключом, открывающим замок, и слегка приоткрыв дверь, мы обнару­жили, что теперь сможем открывать ее всегда и все шире и шире.

Хотя своеволие может захлопнуть ее сно­ва, что нередко случается , она всегда будет поддаваться, как только мы снова воспользу­емся этим ключом — нашей доброй волей.

«Двенадцать Т4 двенадцать».

Новичок и его семья

Когда человек становится алкоголиком, создаются противоестественные ситуации, разрушающие се­мейные отношения. Если пьет муж, жена должна стать главой семьи и часто обеспечивать ее матери­ально. По мере развитая алкоголизма муж превра­щается в больного и безответственного ребенка, за которым надо присматривать и которого надо спа­сать от всякого рода неприятностей и бед Постепен­но и незаметно жена вынуждена взять на себя в от­ношении мужа роль матери мальчика, сбившегося с праведного пути. Муж попеременно то любит, то ненавидит ее за материнскую заботу. Устанавлива­ется тип взаимоотношений, изменить который впоследствии будет очень не просто.

Однако под влиянием Программы Двенадца­ти Шагов ситуация часто нормализуется.

««« »»»

Переходит ли семья надуховную основу или нет, ал­коголик должен сделать это, если он хочет выздоро­веть. Другие должны убедиться в том, что реальность его нового состояния вне всякого сомнения. Члены семьи, жившие с алкоголиком, способны поверить, только увидев воочию.

  1. «Двенадцать id Двенадцать».
  2. «Анонимные алкоголики».

Свобода выбора

Оглядываясь назад, мы видим, что наша свобо­да сделать плохой выбор, не была настоящей свободой.

Когда мы выбираем потому, что «должны», то это отнюдь не свободный выбор. Но это подталкивает нас в нужном направлении.

Когда мы выбираем потому, что «так сле­дует сделать», то это уже лучше. В этом случае мы получаем некую свободу и готовим себя к большему.

Но когда, время от времени, мы можем сделать правильный выбор без сопротивления, промедления или конфликтов, тогда мы впер­вые ощущаем, какой может быть настоящая свобода по воле Божьей.

«Грейпвайн», май 1960.

Заглядывая за горизонт

Моя мастерская находится на холме позади моего дома. Глядя на долину, я вижу здание деревенской общины, где наша местная груп­па проводит свои встречи. А за горизонтом ле­жит весь мир АА.

««« »»»

Единство Анонимных Алкоголиков — самое ценное, чем владеет наше Содружество. От этого зависят наши жизни и жизни всех тех, кто собирается присоединиться к Содруже­ству в будущем. Если мы не сохраним единства, сердце АА перестанет биться, наши артерии перестанут нести животворную Божью благо­дать, Его дар будет бессмысленно утрачен.

  1. «АА Сегодня»
  2. «Авенадцать Т4 Авенадцать»

«…признали перед Богом…»

Если, делая Пятый шаг, вы не будете ничего утаивать, чувство облегчения будет возрастать с каждой минутой. Все копившиеся годами от­вратительные эмоции прорвут сдерживавшую их преграду и чудесным образом исчезнут сра­зу после того, как вы расскажете о них другому человеку. Как только боль утихнет, ее место займет исцеляющий покой. Когда смирение и душевный покой соединяются вместе, это мо­жет стать поистине одним из выдающихся пе­реживаний.

Многие члены АА, бывшие агностиками или атеистами, рассказывают, что именно на этом этапе прохождения программы Пятого Шага они впервые отчетливо почувствовали присутствие Бога. И даже те, кто уже были ве­рующими, почувствовали, как никогда ранее, свой контакт с Богом.

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Постоянство в молитве

Мы часто с пренебрежением относимся к серь­езной медитации и молитве, считая их необя­зательными. Конечно, мы признаем, что в чрез­вычайных обстоятельствах они могут помочь, но поначалу многие склонны рассматривать их как загадочное ремесло служителей церкви, от которого мы надеемся получить некую косвен­ную пользу.

««« »»»

Став членами АА, мы поняли, что молитва не­сомненно дает хорошие результаты. Они при­ходят благодаря знаниям и опыту. Все, кто усер­дно молились, ощутили в себе силу, которой у них не было ранее. Они стали мудрее. Они об­рели спокойствие духа, которое устойчиво со­храняется в столкновениях с жизненными трудностями.

  1. «Двеналцать и Двеналцать»
  2. Там же

Возвращение к работе

Нечестность других людей мы можем использо­вать в качестве благовидного предлога неисполне­ния наших собственных обязательств.

Однажды несколько предубежденных друзей посоветовали мне никогда не возвращаться на У олл Стрит. Они были уверены, что воинствующий ма­териализм и двойные стандарты, процветающие там, помешают моему духовному росту. Посколь­ку все это звучало так возвышенно, то я держался подальше от единственного занятая, которое знал

Но когда мое домашнее хозяйство пошло пра­хом, я понял, что прежде просто не мог допустить мысли о возвращении на работу. И я вернулся на У олл Стрит, и с тех пор страшно рад этому. Мне нужно было снова понять, что в этом финансовом районе Нью-Йорка было много прекрасных лю­дей. Мне также нужен был опыт нахождения в трез­вом состоянии в тех местах, где когда-то алкоголь нанес мне удар.

Во время деловой поездки по заданию У олл Стрит в Акрон, штат Огайо, я впервые встретился с д-ром Бобом. Таким образом, можно сказать, что рождение АА зависело от моих усилий получить средства к существованию.

«Грейпвайн», август 1961.

 

Путь силы

Мы не просим ни у кого прощения за то, что полагаемся на нашего Создателя. Мы можем только посмеяться над теми, кто считает ду­ховность проявлением слабости. Парадокс зак­лючается в том, что это как раз проявление силы.

Многовековой опыт показал, что вера де­лает людей мужественными. Верующие люди полагаются на своего Бога Мы никогда не про­сим прощения за то, что верим в Бога Мы по­зволяем Ему показать на наших примерах, что Он в состоянии совершить.

 

Все наши проблемы в голове

Мы знаем, что в течение месяцев и лет, пока алкоголик удерживается от выпивки, он ведет себя так же, как и другие люди. Мы также зна­ем, что как только он вводит алкоголь в свой организм, что-то происходит с ним, с его физи­ческим и психическим состоянием, и он уже никак не может остановиться. Жизненный опыт любого алкоголика содержит множество примеров, подтверждающих это.

Эти наблюдения можно было бы считать чисто теоретическими и бессмысленными, если бы первая рюмка не приводила в движение весь ужасный циклический процесс, который переживает алкоголик. Это и заставляет нас думать, что основная причина лежит скорее в психике алкоголика, нежели связана с его фи­зическим состоянием.

 

Препятствия на нашем пути

Мы живем в мире, отравленном завистью. В большей или меньшей степени каждый из нас заражен ею. Этот недостаток приносит нам извращенное и, тем не менее, несомненное удовольствие. Иначе, зачем бы мы тратили столько времени, лишь испытывая желание заполучить что-то, вместо того чтобы трудить­ся ради приобретения желаемого? Зачем, ис­пытывая раздражение, мы стремимся к обла­данию некоторыми качествами, которых у нас никогда не будет, вместо того чтобы смирить­ся с обстоятельствами и принять реальность такой, какая она есть?

««« »»»

Каждый из нас хочет жить в мире с самим со­бой и другими людьми. Мы хотим быть уверен­ными в том, что милосердие Божие сделает для нас то, что мы не в состоянии сделать сами.

Мы поняли, что наши недостатки, основан­ные на недальновидности или недостойных желаниях, мешают нам в достижении наших целей. Мы поняли, что предъявляли неразум­ные требования к себе, к другим и к Богу.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. Там же.

Быстрая оценка

Чтобы успокоить разбушевавшиеся эмоции, когда мы чем-то расстроены, очень полезна «быстрая оценка». Применяется она и для выхода из ситуаций, возникающих у всех без исключения практически каждый день. Рас­смотрение более серьезных проблем стоит отложить по возможности на специально от­веденное для этого время.

«Быстрая оценка» направлена на решение каждодневных взлетов и падений, особенно таких, когда какие-либо люди или события вывели нас из равновесия, и мы можем нало­мать дров.

 

 

 

«Привилегированные люди»

Я обнаружил, что слишком долго жил в одино­честве, слишком отстраненно от моих друзей и был слишком глух к своему внутреннему го­лосу. Вместо того, чтобы воспринимать себя в качестве простого человека, передающего свой опыт и знания другим, я думал о себе как об основателе АА.

Насколько было бы лучше, если бы я чув­ствовал благодарность, а не самоудовлетворе­ние: благодарность за то, что я прошел через страдания алкоголизма; благодарность за то, что свыше мне было дано чудо исцеления; бла­годарность за привилегию служить моим то- варищам-алкоголикам и благодарность за братские узы, которые связывают меня с ними такими тесными дружескими отношениями, которые испытывали весьма немногие челове­ческие сообщества.

Один священник мне честно сказал: «Твои неудачи обернулись для тебя удачей. Вы в АА привилегированный народ».

«Грейпвайн», Т4юль 1946.

Права каждого

Мы считаем, что нет такого товарищества на земле, которое уделяло бы так много внимания его отдель­ным членам Нет другого товарищества, которое так ревностно ограждало бы право каждого члена ду­мать, говорить и действовать, как ему хочется. Ни один член АА не может заставить другого члена что- либо сделать, никого нельзя наказать или исклю­чить из группы.

Наши Двенадцать Шагов к выздоровлению яв­ляются всего лишь предложениями, а Двенадцать Традиций, которые гарантируют единство АА, не содержат ни одного «нельзя». В них постоянно го­ворится: «Нам следует» или «Мы должны», но ни­когда не говорится: «Вы должны!»

««« »»»

«Хотя традиционно наше сообщество никого не принуждает, но не надо допускать ни на секунду, что мы свободны от всякого принуждения. На са­мом деле, мы находимся под огромным давлени­ем — давлением того, что содержится в бутылках. Наш давний деспот, Король Алкоголь, всегда готов опять затащить нас к себе.»

«Таким образом, свобода от алкоголя — это великое «должны», которое необходимо выпол­нить, иначе нам грозит безумие или смерть».

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. Пт4сьмо, 1966.

 

Победа в поражении

Убежденный в том, что никогда не смогу быть причастным, и уверенный в том, что никогда не мог бы удовлетвориться должностью вто­рого плана, я чувствовал, что должен был гла­венствовать во всем: и в работе и в игре. Когда эта привлекательная формула хорошей жиз­ни начала приносить успехи, в соответствии с моими тогдашними представлениями об успе­хе, я был необычайно счастлив.

Но, когда я время от времени терпел не­удачу, меня переполняли чувства обиды и уны­ния, излечить которые могла только новая по­беда. Следовательно, я очень рано начал оце­нивать все в терминах победы или поражения«все или ничего». Единственное полное удов­летворение мне давала только победа.

««« »»»

Мы приходим к выводу, что, только потерпев полное поражение, можно обрести способ­ность встать на путь, ведущий к силе и осво­бождению. Признание полного бессилия в ко­нечном счете оказывается прочным основани­ем, на котором можно построить счастливую целенаправленную жизнь.

  1. «Грейпвайн», январь 1962.
  2. «Двеналцать и Двенадцать».

 

Отбрасывая недостатки

Пересмотрев все недостатки, с которыми мы не хотим расставаться, нам следует отказать­ся от жесткого и решительного подхода, кото­рый мы описали выше. Возможно, мы будем вынуждены в некоторых случаях сказать: «От этого я пока не могу отказаться», но мы не дол­жны говорить себе: «От этого я не откажусь никогда!»

Как только мы говорим: «Нет, никогда!» — наше сознание становится недоступным для Божьей благодати. Промедление опасно, а про­тест может стать гибельным. Именно в этом пункте мы отходим от ограниченных целей и движемся к принятию Божьей воли.

 

За пределами агностицизма

Мы, агностики, испытывали нечто подобное и сталкивались с похожими мыслями. Спешим утешить вас. Мы обнаружили, что как только мы смогли отказаться от предрассудков и вы­разить готовность поверить в Силу, более мо­гущественную, чем что-либо, чем мы облада­ем, так сразу это принесло результаты, хотя никто из нас не мог дать точное определение или до конца понять Силу, которая есть Бог.

««« »»»

«Многие люди, находясь в трезвом состоянии, уверяли меня, что нет лучшего места для чело­века во Вселенной, чем то, где организмы бо­рются за существование в жизни лишь для того, чтобы, в конце концов, погибнуть. Услышав это, я почувствовал, что все еще предпочитаю оставаться верным так называемой иллюзии религии, которая, по моему личному опыту, подсказала мне совсем иное».

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Пт4сьмо, 1946.

 

Два пути для ветерана АА

Основателей многих групп можно разделить на два класса, которые на жаргоне АА называ­ются «заслуженный деятель» и «сострадающий проповедник».

Первый понимает мудрость решения груп­пы и не обижается на то, что лишился своего положения. Его суждения, подкрепленные большим жизненным опытом, разумны, и он согласен тихо отойти в сторону, ожидая даль­нейшего развития событий.

Второй же глубоко убежден, что группа не может обойтись без него, он постоянно стре­мится быть переизбранным в «руководящие» органы и не может освободиться от жалости к самому себе. Почти все старожилы АА в той или иной форме прошли через этот процесс. К счастью, в большинстве своем они его перенес­ли хорошо и стали «заслуженными деятелями». Эти люди становятся постоянными и подлин­ными лидерами АА.

 

Основа смирения

До тех пор пока мы убеждены, что живем опи­раясь исключительно на собственные силы и разум, для нас невозможна действенная вера в Высшую Силу.

Это справедливо даже в тех случаях, когда мы верим в существование Бога Все наши се­рьезные религиозные чувства оставались бес­плодными, потому что мы пытались сами иг­рать роль Бога Если мы рассчитывали прежде всего на собственные силы, всякая опора на Высшую Силу исключалась.

Отсутствовал основной элемент всякого смирения — желание познать Божью волю и следовать ей.

 

Недостатки и их преодоление

Больше, чем кто бы то ни было, алкоголик ве­дет двойную жизнь. Он прекрасный актер. Ок­ружающим людям он постоянно преподносит свой сценический образ. Он хочет, чтобы люди видели его именно таким. Он хочет иметь оп­ределенную репутацию, но в глубине души по­нимает, что не заслуживает ее.

««« »»»

Вина является оборотной стороной гордости. Вина нацелена на саморазрушение, а гордость на разрушение других.

««« »»»

«Нравственный самоанализ — это спокойный анализ того ущерба, который случился с нами в течение жизни, и искренняя попытка рас­смотреть их в нужном свете. Это схоже с про­цессом шлифовки в нас самих матового стекла эмоциональной основы, которая продолжает ранить и вызывать комплексы».

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Грейпвайн», Т4юнь
  3. Пт4сьмо, 1957.

«Вернуло нам здравомыслие»

Лишь немногие алкоголики понимают, на­сколько они иррациональны, и даже те, кто понимают, все равно не в состоянии взглянуть правде в глаза. Некоторые согласны называть себя «беспробудными пьяницами», но реши­тельно отвергают всякое предположение, что они, в сущности, душевнобольные.

Их слепота поддерживается отношением к ним окружающих, которые не понимают разницы между обыкновенным употреблени­ем алкоголя и алкоголизмом. Душевное здо­ровье определяется как здравомыслие. Одна­ко ни один алкоголик, трезво анализирующий свое разрушительное поведение, будь его объектом мебель в столовой или нравственные основы собственной личности, не может утвер­ждать, что сохранил здравый ум.

 

Инстинкты, данные Богом

Природа не напрасно наделила нас инстинктами. Без них мы не были бы людьми в полной мере. Если бы мужчины и женщины не делали усилий, чтобы обрести уверенность в себе, чтобы добыть пищу и построить жилище, они не смогли бы выжить. Если бы они не рожали детей, земля не была бы населе­на. Если бы не было социального инстинкта, если бы люди не стремились к общению друг с другом, не было бы человеческого общества.

Однако эти инстинкты, столь необходимые для нашего существования, часто превосходят свои нормальные функции. Властно, слепо, а порой весь­ма искусно они управляют нами, увлекают нас, подчиняют себе и настойчиво пытаются руково­дить нашей жизнью.

««« »»»

Таким образом, мы попытались выработать разум­ный, здоровый идеал нашей будущей сексуальной жизни. Мы проанализировали, насколько эгоистич­ны наши отношения со всеми людьми. Мы просили Бога помочь нам выработать идеалы и жить в соот­ветствии с ними. Мы помнили, что наши сексуаль­ные возможности дарованы нам Богом и потому являются благом, которым нельзя пользоваться лег­комысленно и эгоистично, но к этому также нельзя относиться с презрением или отвращением.

  1. «Двенадцать и Двенадцать»
  2. «Анонимные алкоголики».

 

143

Школа жизни АА

Мы в АА всегда весьма много спорили, и, по большей части, эти споры касались того, как сделать больше добра большему числу алкого­ликов. У нас были детские ссоры по некоторым вопросам управления денежными средствами и о том, кто будет руководить группой в тече­ние следующих шести месяцев. Любая компа­ния растущих детей (а именно такими мы и являемся) вряд ли укрепила бы свой характер, если бы они не делали этого.

Это и есть проблемы взросления детей, и мы как раз и переживаем этот период. Пре­одоление таких проблем в достаточно суровой школе жизни АА является полезным упраж­нением.

«АЛ взрослеет», стр. 233.

 

Слепо доверять?

«Очевидно, что там, где нет любви, не может быть и доверия, равно как и не может быть настоящей любви там, где недоверие оказыва­ет свое пагубное влияние».

«Но разве доверие требует, чтобы мы были слепы к мотивам других людей, да и к нашим собственным? Нет и нет; это было бы безрас­судно. Мы обязательно должны оценивать способность каждого человека, которому мы верим, совершить доброе и плохое деяние. Та­кой внутренний анализ поможет нам опреде­лить степень доверия, которую мы можем про­явить в той или иной ситуации».

«Однако такой анализ требует понимания и любви. Ничто не может так исказить наши суждения, как негативные чувства, например, подозрение, зависть или злоба».

«Проявляя доверие к другому человеку, мы обязаны дать ему понять, что он может рассчитывать на нашу полную поддержку. Это найдет отзвук в его душе, и его поступки пре­высят все наши первоначальные ожидания».

 

Брать на себя ответственность

Обучение тому, как жить в постоянном мире, сотрудничестве и братстве со всеми мужчина­ми и женщинами, какими бы они ни были, ста­новится интересным и захватывающим при­ключением.

Однако каждый член АА понял, что вряд ли ему удастся участвовать в этом приключе­нии, если он тщательно и честно не оценит тот ущерб, что нанес другим людям в прошлом.

««« »»»

Готовность взять на себя всю ответственность за последствия наших прошлых поступков и, в то же время, принять на себя ответственность за благополучие других людей и составляет суть Девятого Шага.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. Там же.

Делай как я…

Очень редко, даже реже, чем мы сами думаем, мы находим глубокий контакт с алкоголика­ми, которые сталкиваются с дилеммой — ве­рить в Бога или нет.

И конечно же никто не проявляет боль­шую чувствительность к духовной самоуверен­ности, гордости и агрессии, чем они. Я уверен, что это то, о чем мы часто забываем.

В первые годы становления АА я чуть не разрушил все это начинание своим неосознан­ным высокомерием. Бог, как я его понимаю, должен быть для всех. Иногда моя агрессия была неуловимой, а иногда — откровенной. Но в любом случае, она была губительной, возмож­но даже смертельной, для многих неверующих.

Конечно, такие проблемы не решаются только работой по Двенадцатому Шагу. Они могут проникать и в наши отношения со мно­гими людьми. Даже сейчас я ловлю себя на том, что повторяю снова и снова все те же слова, со­здающие барьер: «Делай, как я; веруй, как я».

АА — путеводная звезда

Мы благодарны любой организации или мето­ду, направленным на решение проблемы алко­голизма, независимо от того, относятся ли они к медицине, религии, образованию или к науч­ным исследованиям. Мы приветствуем такие усилия, но в то же время относимся с понима­ем ко всем неудачам. Мы ведь помним, что сами АА в течение многих лет шли по пути «проб и ошибок».

Каждый из нас может и должен работать с теми, кто обещает успех, пусть даже неболь­шой.

««« »»»

Каждый из зачинателей дела борьбы с алкого­лизмом великодушно скажет, что если бы в АА не было живого подтверждения возможности излечения, они бы вряд ли достигли успеха. АА была той путеводной звездой надежды и по­мощи, которая поддерживала их.

 

Больше, чем утешение

Когда я ощущаю депрессию, я не перестаю по­вторять сам себе: «Боль — это пробный камень прогресса»… «Не бойся зла»… «И это тоже прой­дет…», «И этот опыт может оказаться полез­ным».

Эти отрывки из молитв приносят больше, чем просто утешение. Они помогают мне дер­жаться на правильном пути; они помогают мне отделаться от навязчивых мыслей о виновнос­ти, унынии, неповиновении и гордости; а иног­да они придают мне мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого.

 

Путеводитель к лучшему

Почти никому из нас не нравилось заниматься самоанализом, унимать свою гордыню, призна­вать свои недостатки, но этого требует процесс совершенствования. И мы видели, что это по­могало другим людям, и, в то же время, мы уве­ровали в бесперспективность и тщетность той жизни, которую мы вели.

Когда же нам встретились те люди, кото­рые разрешили эту проблему, нам ничего не оставалось, как поднять положенный к нашим ногам такой простой набор духовных средств.

««« »»»

Через все Традиции АА проходит признание того факта, что и наше Братство небезгрешно. Мы признаем, что у нас есть недостатки, как у каждого сообщества, и что эти недостатки по­стоянно мешают нам. Наши Традиции — это путеводитель к лучшим способам действий и жизни. И они имеют то же значение для жиз­неспособности и гармонии групп, что и «Две­надцать Шагов» для достижения трезвого об­раза жизни и внутреннего спокойствия каж­дым членом АА.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «АА взрослеет»

 

Никаких границ

Искусство медитации всегда может совершен­ствоваться. Для этого не существует границ ни в ширину, ни в высоту. После такого наставле­ния и описанного выше примера становится ясно, что медитация — это индивидуальное путешествие в неизведанное, которое каждый из нас совершает по-своему. Но цель у всех одна — улучшить наш сознательный контакт с Богом, ощутить Его благодать, мудрость и любовь.

И не нужно забывать, что медитация — действие в высшей степени практическое. Прежде всего она дает нам душевное равнове­сие. С ее помощью мы углубляем связь между собой и Богом, как мы Его понимаем.

 

 

 

Начни с прощения

Как только мы начинаем размышлять об ис­портившихся или разорванных отношениях с другим человеком, наши эмоции начинают выгораживать нас. Чтобы не видеть зла, при­чиненного другому, мы с обидой говорим о зле, причиненном нам. Это особенно справедливо в тех случаях, когда другой человек и впрямь вел себя плохо. Мы с триумфом хватаемся за этот факт как за прекрасное оправдание, что­бы преуменьшить или вообще не заметить на­шей вины.

Вот тут-то нам и следует резко одернуть себя. Нет большого смысла в том, что настоя­щий пьяница начинает находить недостатки в других людях. Не нужно забывать, что не толь­ко алкоголики наделены болезненными эмо­циями. Во многих случаях мы имели дело с та­кими же страдальцами, как и мы, с людьми, чьи страдания мы умножили.

Если мы хотим, чтобы простили нас, поче­му бы нам сначала не простить их, всех вместе и каждого в отдельности?

Чудодейственная сила

В глубине души каждого мужчины, каждой жен­щины и каждого ребенка есть основополагающая идея Бога Она может ощущаться невнятно, засло­ненная бедой, помпезностью или преклонением перед другими вещами, но в той или иной форме она есть всегда. Ибо есть вера, столь же древняя, как и сам человек, это вера в Силу, более могуще­ственную, чем мы, и в чудесные проявления этой Силы в жизни людей.

««« »»»

«Очень часто вера может возникнуть через знаком­ство с вдохновеннымучением или убедительными примерами ее воздействия на человека. И ног да мы приобщаемся к ней через разум. Например, мно­гие священники верят, что Святой Фома Аквинс­кий действительно доказал существование Бога с помощью простой логики. Но что делать, если все эти пути не приносят результатов? Я сам столкнул­ся с этой дилеммой».

«Только когда я полностью признал, что не властен над алкоголем, только, когда я стал взывать к Богу, который мог существовать, я ощутил духов­ное пробуждение. Сначала пришло ощущение сво­боды, а затем появилась вера, и это было настоя­щим даром!»

  1. «Анонимные алкоголт4кт4».
  2. Пт4сьмо, 1966.

 

Без гнева

Представьте, что АА подвергается резким напад­кам со стороны общественное™ или осмеянию, что, на самом деле, не имеет оснований. В этом случае нашей лучшей защитой будет отсутствие защиты, т.е. отсутствие выступлений перед обще­ственностью. Забавно, но если мы не будем обра­щать внимания на критику, то она скоро уляжет­ся. Если же нападки продолжаются и становится очевидным, что критики просто неправильно ин­формированы, было бы правильным побеседовать с ними наедине и сдержанно разъяснить все, что непонятно.

Однако, если критика в адрес АА. частачно или полностью оправдана, лучше признать это в част­ной беседе с критиками и выразить при этом бла­годарность.

Но не при каких условиях нельзя проявлять гнев или жажду отмщения.

««« »»»

Однако мы должны признать, что радуемся неко­торым нашим недостаткам Большое удовольствие доставляет и «справедливый гнев». Мы можем ис­пытывать извращенное чувство удовлетворения от того, что многие люди нас раздражают, ибо это вызывает приятное чувство превосходства.

  1. «Двенадцать прт-шщ-шов».
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Рецидивы — и группа

На самых первых порах нас больше всего пресле­довал страх рецидива Вначале почта каждый алко­голик, с которыммы начинали работать, срывался, если вообще когда-либо переходил к трезвой жиз­ни. Некоторые не пили почти шесть месяцев или даже год, а потом срывались. Это всегда была на­стоящая катастрофа Мы тогда переглядывались и, молча, спрашивали друг друга: «Кто следующий?»

Сегодня, хотя срывы остаются очень серьез­ной проблемой, мы, как группа, спокойно отно­симся к ним Страх улетучился. Алкоголь всегда бьет по отдельномучеловеку, но он не может разрушить всеобщее благополучие.

««« »»»

«Нам кажется бессмысленным пытаться спорить со «срывниками» о том, каким способом бросить пить. В конце концов, почему пьющие люди долж­ны рассказывать непьющим о том, как бросить пить?»

«Просто подшутите сотами парнями — спро­сите их, весело ли им. Если они слишком шумят или ведут себя неспокойно, то просто обойдите их стороной».

  1. «АА взрослеет».
  2. Птзсьмо, 1942.

Здание,

построенное каждым и всеми

Мы благодарим нашего Отца Небесного, ко­торый через такое огромное число друзей и через такое большое количество различных способов и путей, позволил нам построить столь замечательный храм духа, в котором мы сейчас пребываем, — этот собор, который уже опирается на все четыре стороны света.

И на огромном полу этого собора мы на­чертали Двенадцать Шагов к выздоровлению. На боковых стенах мы разместили все Двенад­цать Традиций ДА, чтобы они поддерживали наше единство до тех пор, пока на то будет воля Божья. Жаждущие сердца и руки подняли над нашим собором шпиль, который называют Служением. Пусть он всегда указывает вверх, к Богу.

««« »»»

«Мы обязаны очень многим людям за их по­мощь в развитии нашего единства и возмож­ности передавать наши знания об ДА другим Мы обязаны очень многим. Действительно, усилия всех нас достойны благословения».

  1. «АА взрослеет».
  2. Птзсьмо, 1959.

Осознание смирения

Новое отношение к смирению является нача­лом еще одной революционной перемены в нашем мировоззрении. Мы приходим к пони­манию огромной ценности того, к чему ведет болезненный процесс умаления нашего «я». До сих пор вся наша жизнь была непрерывным бегством от страданий и проблем. Бутылка была единственным решением всех наших про­блем.

Вступив в ДА, мы наблюдали и слушали. И везде мы сталкивались со случаями, когда сми­рение превращало неудачи и несчастья в нео­ценимые достоинства.

««« »»»

Для тех, кто достиг успехов в ДА, смирение ста­ло равносильным пониманию того, что и кто мы на самом деле, за которым последовали ис­кренние попытки стать тем, кем мы могли бы быть.

  1. «Двенадцать и Двенадцать»
  2. Там же

Воображение может быть
конструктивным

Мы, немного сожалея, вспоминаем, как высо­ко мы пенили воображение, когда оно созда­вало реальность из содержимого бутылки. Но мы ведь наслаждались таким ходом мыслей, не правда ли? А теперь, когда мы больше не пьем, разве мы не пытаемся делать то же самое?

Возможно, наша беда была не в том, что мы пользовались своим воображением, а в том, что мы были совершенно не способны напра­вить его в нужное русло. Творческое вообра­жение само по себе вещь неплохая, оно лежит в основе всех наших серьезных успехов. В кон­це концов, ни один человек не может постро­ить дом, прежде чем не начертит план.

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

Терпимость в действии

«Мы поняли, что в нашей практике больше внимания надо уделять принципам терпимос­ти и любви. Мы никогда не имеем права гово­рить человеку (или настаивать), что он обязан согласиться с формулировками, иначе его ис­ключат из наших рядов. Атеист может высту­пить на встрече АА и сказать, что он все еще не верит в существование Божества, но при этом он будет говорить о том, как сильно измени­лись его восприятие и взгляды. Наш опыт под­сказывает, что его отношение к Богу тоже из­менится, но при этом никто не указывает ему, что он должен делать».

«Стремясь далее развивать принцип тер­пимости, мы не предъявляем религиозных требований. Все люди, которые столкнулись с проблемой алкоголизма и которые хотят отделаться от этого пристрастия и вести нор­мальную жизнь, становятся членами АА про­сто для того, чтобы быть вместе с нами. И от них требуется только искренность. Но мы не требуем даже этого».

«И правоверные, и иноверцы, и неверую­щие прекрасно сосуществуют в АА. И для всех здесь открыта возможность духовного преоб­ражения».

Письмо, 1944.

Между крайностями

«Настоящим вопросом является — сможем ли мы извлечь уроки из нашего опыта, на основа­нии которых мы могли бы расти и помогать расти другим до образа и подобия Божьего.»

«Мы знаем, что если мы взбунтуемся и не захотим сделать то, что вполне в наших силах, нас ждет наказание. И мы также будем нака­заны, если мы возомним о себе как о полном совершенстве, которым не являемся.»

«Очевидно, путь к смирению и совершен­ствованию лежит где-то посередине между этими крайними точками. В своем медленном продвижении от бунта — мы в тысячах и ты­сячах лет от полного совершенства».

Пт4сьмо, 1959.

Рациональность и самоотречение

Мы, алкоголики, самые рациональные люди в мире. Используя оправдания, что мы так много делаем для АА, мы можем, нарушив анонимность, вернуть­ся к старому разрушительному стремлению к лич­ной власти и престижу, публичным почестям и деньгам, т.е. тем же неукротимым стремлениям, которые в минуту наших неудач толкнули нас к выпивке.

««« »»»

Доктор Боб был гораздо более скромным челове­ком, чем я, и ему было легче соблюдать аноним­ность. Когда стало ясно, что он смертельно болен, некоторые из его друзей предложили воздвигнуть памятник в его честь и в честь его жены Анны, ко­торый был бы достоин основателя АА и его жены. Рассказывая мне об этом, доктор Боб широко улыб­нулся и сказал: «Да благословит их Господь. Они хотят как лучше. Но пусть нас с тобой похоронят, как всех обычных людей».

На кладбище Акрона, где покоятся доктор Боб и Анна, поставлен простой камень, на котором нет ни слова об АА. И этот последний пример самоот­речения более ценен для АА, чем огромное внима­ние общественности или большой памятник.

  1. «АА взрослеет»
  2. Там же

Чей самоанализ?

Мы обычно не рассказываем об интимных под­робностях жизни другого человека, если не уверены, что он одобрил бы это. Мы предпочи­таем, по возможности, ограничиваться наши­ми собственными историями жизни. Человек может критиковать себя или смеяться над со­бой, и это может произвести благоприятное впечатление на окружающих, но критика или насмешка в адрес других может произвести прямо противоположный эффект

««« »»»

Постоянное внимание к собственным досто­инствам и недостаткам, искреннее желание учиться и духовно развиваться совершенно необходимы для каждого из нас. Чтобы понять это, мы, алкоголики, дорого заплатили. Более опытные люди всегда и во все времена руко­водствовались в своей жизни беспристрастным самоанализом и были всегда критичны к себе.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Двенадцать Т4 Двенадцать»

Пусть все будет просто

«Мы должны четко различать духовную про­стоту и простоту функциональную».

«Когда мы говорим, что АА не поддержи­вает никакого теологического суждения, кро­ме веры в Бога, каким мы Его понимаем, мы сильно упрощаем жизнь АА, тем, что избегаем конфликтов и исключительности».

«Но когда заходит разговор о деятельно­сти групп в разных местах и АА в целом, мы понимаем, что мы должны как-то организо­вать донесение идей, или столкнемся с хаосом. А хаос — это уже не простота».

««« »»»

Я усвоил, что временное или кажущееся доб­ро может быть злейшим врагом постоянного лучшего. Когда возникает вопрос о выживании АА, ничто, из нашего самого хорошего, не бу­дет достаточно хорошим.

  1. Пт4СЬМО,
  2. «АА взрослеет»

Избавление и радость

Кто может перечислить все страдания, кото­рые мы пережили в прошлом, и кто может оценить чувство облегчения и радости, кото­рое принесли нам последующие годы? Кто мо­жет рассказать о тех широких последствиях, которые были вызваны делами Божьими че­рез АА?

И кто может проникнуть в глубокую тай­ну нашего полного освобождения от рабства, привязанности к самой безнадежной и смер­тельной одержимости, которая в течение мно­гих веков владела умами и телами таких же мужчин и женщин, как и мы.

««« »»»

Поэтому мы считаем, что веселье и смех по­лезны. Посторонние приходят в ужас, когда мы весело смеемся над трагическими событиями нашего прошлого. Но почему бы нам не посме­яться? Мы выздоровели, и у нас сохранились силы, чтобы помогать другим.. Бывает ли луч­ший повод для веселья, чем этот?

  1. «АА взрослеет»
  2. «Анонтзмные алкоголтзктз».

Спасительный принцип

Практика признания своих недостатков перед другим человеком известна, конечно же, с глу­бокой древности. Она всегда и во все времена признавалась эффективной и характерна для по-настоящему духовных и религиозных лю­дей.

Но в наше время религия — не единствен­ный адвокат этого спасительного принципа. Психиатры и психологи указывают на глубо­кую потребность каждого человека в практи­ческом исследовании и понимании своей лич­ности и ее недостатков, а также их обсужде­нии с доверенным лицом.

Что касается алкоголиков, то члены АА даже кое-что добавили бы к этому. Большин­ство из нас считают, что без бесстрашного при­знания собственных дефектов перед каким- либо другим человеком мы не смогли бы со­хранить трезвость. По-видимому, Божья благодать не войдет в нас и не избавит нас от разрушительного пристрастия, пока мы не за­хотим попробовать выполнить это.

«Двенадцать Т4 Двенадцать»

«Успех» в деле
Двенадцатого Шага

«Теперь мы понимаем, что в деле Двенадцато­го Шага немедленные результаты не так уж и важны. Некоторые люди, которые начинают работать с новичками, быстро добиваются ус­пеха И они, скорее всего, начинают «задирать нос». А те из нас, кто не добился такого быст­рого успеха, впадают в депрессию».

«В сущности, успешный человек отличает­ся от не успешного лишь тем, что ему повезло с тем, с кем он работает. Он просто сталкива­ется с новичками, которые готовы и способны сразу остановиться. Если бы такие же новички попались «неудачнику», у него были бы похо­жие результаты. Вам придется поработать со многими новичками, прежде чем закон боль­ших чисел придет в действие».

««« »»»

Настоящее общение основывается на взаим­ной необходимости. Мы знаем, что каждый наставник должен смиренно признать свою собственную потребность в новичке так же четко, как и новичок в нем.

  1. Письмо, 1942.
  2. «АА сегоАня»

Не бойтесь зла

Хотя мы, в АА, понимаем, что живем в мире, охваченном, как никогда ранее, разрушитель­ными страхами, мы все же видим огромные возможности для веры и громадное стремле­ние к справедливости и братству. Ни один про­рок не скажет, вам, будет ли исходом мира ог­ненное разрушение, или, по Божьему замыслу, это будет начало самой яркой эры, которое когда-либо знало человечество.

Я уверен, что мы, АА, прекрасно это пред­ставляем. В своем маленьком мире каждый из нас прошел через подобную стадию ужасаю­щей неизвестности. Без всякой гордости мы можем сказать, что не боимся исхода мира, каким бы он ни был. И это потому, что мы смог­ли глубоко прочувствовать и сказать: «Не убо­имся зла Да исполнится воля Твоя, а не наша».

«Грейпвайн», январь 1962.

Прогресс, а не совершенство

Изучая Двенадцать Шагов, многие из нас вос­клицали: « Что за режим! Я не смогу следовать ему до конца». Не отчаивайтесь. Никто из нас не смог совершенно безупречно придержи­ваться этих принципов. Мы не святые.

Главное в том, что мы хотим духовно раз­виваться. Изложенные принципы являются руководством на пути прогресса. Мы притяза­ем лишь на духовный прогресс, а не на духов­ное совершенство.

««« »»»

«Мы, излечившиеся алкоголики, являемся не столько братьями по нашим добродетелям, сколько братьями по нашим недостаткам и общему стремлению преодолеть их».

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Пт4сьмо, 1946.

Принимая Дары Божьи

«Хотя многие теологи утверждают, что внезап­ное духовное преображение можно назвать особой наградой или даже своего рода предоп­ределением свыше, я готов с ними поспорить. Каждый человек, неважно склонен ли он к доб­ру или злу, является частью божественного духовного мира. Таким образом, у каждого из нас есть свое место, и я не вижу, чтобы Господь хотел возвеличить одного или другого».

«Поэтому нам всем необходимо принять с глубоким смирением все возможные поло­жительные дары, всегда помня при этом, что наши отрицательные свойства были даны нам для того, чтобы подготовить нас к принятию позитивных даров, пройдя путь преобразова­ния. Ваш собственный алкоголизм и то паде­ние, которое последовало за этим, на самом деле, были фундаментом, на котором базиру­ется ваш духовный опыт».

Пт4Сьмо, 1964.

Процесс обучения
никогда не останавливается

«Мой опыт ветерана АА в некоторой степени схож с вашим и с опытом многих других. Мы все понимаем, что приходит время, когда мы уже не можем управлять делами групп, райо­нов или, как в моем случае, АА в целом. В конце мы можем лишь являть собой духовный при­мер. Мы становимся полезными символами, и все».

««« »»»

«Я стал скорее учеником движения АА, чем учителем, которым, как я думал, я являлся».

  1. Письмо, 1964.
  2. Письмо,!949.

Чья воля?

Мы были свидетелями того, как многие члены АА со всей серьезностью и верой обращались к Богу, чтобы Он дал им конкретные указания, как им дей­ствовать в разных сложных ситуациях, начиная с разрушительных домашних и финансовых кризи­сов и заканчивая исправлением мелких личных недостатков, таких, скажем, как медлительность. Тот член АА, да и вообще любой человек, пытаю­щийся строить свою жизнь строго на основании молитв, в которых он спрашивает Бога о решении своих проблем и эгоистично требует ответа, воис­тину приводит окружающих в замешательство. На любой вопрос и любую критику его действий он сейчас же заявляет, что руководствуется ответом на свои молитвы во всех своих больших и малых поступках.

Он при этом забывает, что человеку свойствен­но выдавать желаемое за действительное, и, что склонность человека к логическим обоснованиям своих действий искажает так называемое «руко­водство свыше». С самыми наилучшими намере­ниями он проявляет собственную волю в жизнен­ных ситуациях и при решении своих проблем, пре­бывая при этом в счастливом заблуждении, что Бог руководит им во всех его поступках.

«Двенадцать и Двенадцать».

Достижения и тайны

«Иногда озабоченность АА вопросами трезво­сти воспринимается неправильно. Для некото­рых одно только это достоинство воспринима­ется как единственное достижение нашего общества Нас считают бывшими алкоголика­ми, которые, по сути своей, либо немного, либо совсем не переменились к лучшему. Такие мне­ния весьма далеки от истины. Мы знаем, что постоянной трезвости можно достичь только путем коренного изменения в жизни и в миро­воззрении человека путем духовного пробуж­дения, которое может положить конец тяге к спиртному».

««« »»»

«Как и все мы, вы должны спросить себя: «Кто я?»… «Где я?»… «Откуда я?» Процесс озарения всегда очень медленный, однако, в конце наши поиски всегда приносят свои плоды. И все эти великие тайны сводятся к довольно простому выводу — желание является основой духовно­го развития».

  1. Письмо, 1966.
  2. Письмо,

Вопрос честности

«Лишь один Бог полностью знает, что такое абсолютная честность. Следовательно, каждый из нас в меру своих возможностей, должен по­нять каким может быть этот великий идеал.

Поскольку все мы склонны совершать ошибки, и не застрахованы от них в нашей бу­дущей жизни, было бы самонадеянным пред­положить, что мы когда-нибудь сможем дос­тичь абсолютной честности. Самое лучшее, что мы можем сделать — это стремиться к тому, чтобы стать более честными».

«Иногда мы должны поставить любовь на первое место по отношению к «фактической честности». Мы не можем, прикрываясь «иде­альной честностью», вести себя жестоко по отношению к другим людям и беспричинно обижать их. Каждый должен всегда спраши­вать себя: «Что самое лучшее и доброе я могу сделать?»

Пт4СЬМО, 1966.

Корни реальности

Поэтому мы начали с проверки личных моральных качеств. Это был Четвертый шаг. Предприятие, ко­торое не проводит инвентаризацию, обычно разо­ряется. Ведение коммерческих проверок — это про­цесс поиска фактов, их восприятия и оценки. Это попыткаузнать правду о накопленных товарах. Одна из целей инвентаризации — выявить испорченные или не пользующиеся спросомтовары,чтобы быст­ро и без сожаления избавиться от них. Если пред­приниматель хочет успешно веста дело, он не дол­жен заблуждаться в истинной ценности вещей.

Мы проделали такую же операцию по отно­шению к нашей жизни. Мы честно осмотрели то, чем мы обладаем

««« »»»

«Моменты осмысления могут построить жизнь, ос­нованную на духовной ясности, и у меня есть от­личная причина так думать. Корни реальности, вы­тесняющие невротическую поросль, будут крепко держать нас, несмотря на сильные порывы тех сил, которые могут разрушить нас, или которые мы мог­ли бы использовать, чтобы разрушить самих себя».

  1. «Анонт4Мные алкоголики».
  2. Пт4сьмо, 1949.

Конструктивные силы

Поначалу у меня, как у многих наших нович­ков, которые называют себя атеистами или аг­ностиками, в глубине души была какая-то прег­рада. Их желание не верить в Бога настолько сильно, что, по всей видимости, они предпочи­тают встретиться с владельцем похоронного бюро вместо того, чтобы попытаться найти свою дорогу к Богу.

К счастью для меня и для всех, подобных мне, кто пришел за это время в АА, конструк­тивные силы, повлиявшие на наше сообщество, почти всегда помогали преодолеть это колос­сальное упрямство. Полностью побежденные алкоголем, имея перед глазами реальную воз­можность избавления от этой зависимости и окруженные теми, кто готов говорить с ними абсолютно откровенно, мы, в конце концов, сдались.

И после этого, вдруг, совершенно парадок­сальным образом, мы начинали ощущать себя в новом измерении — в настоящем мире духа и веры. Готовность и открытость — вот глав­ные движущие силы!

«АА сегодня».

Терпимость

К нам в АА нашли свой путь очень разные люди. Не так давно я сидел в своем офисе и разговаривал с женщиной, одним из членов нашего сообщества, которая носила титул графини. В тот же вечер я пошел на встречу АА. Была зима и в прихожей сто­ял скромный маленький человек, который прини­мал пальто. Я спросил: «Кто это?»

И кто-то ответил: «Он уже здесь довольно дав­но. Все любят его. А раньше он был одним их чле­нов банды Аль Капоне.» Вот насколько разнооб­разны сегодня члены АА.

««« »»»

Мы не собираемся убеждать кого бы то ни было, что существует единственный путь, который от­крывает человеку веру в Бога Если то, что мы узна­ли, почувствовали и увидели, имеет хоть какое-ни­будь значение, то оно заключается в том, что неза­висимо от расы, вероисповедания или цвета кожи, все мы — дети существующего Создателя, с кото- рым можно общаться, установив простые и понят­ные отношения, если только нам хватит воли и че­стности, чтобы взяться за это всерьез.

  1. «АА взрослеет»
  2. «Анонтзмные алкоголтзктз».

Доминирование и потребность

Основной факт, который мы не удосужились при­знать, — это нашу неспособность установить с дру­гими людьми отношения, основанные на сотруд­ничестве. Наша самовлюбленность роет на нашем пути две ямы, грозящие катастрофой. Мы либо пытаемся подавлять тех, кого мы знаем, либо на­чинаем слишком зависеть от них.

Если мы слишком зависим от других, то они рано или поздно подведут нас, ибо, обладая всеми человеческими слабостями, они не в состоянии выполнять наши бесконечные требования. Таким образом наша неуверенность растет и все более мучает нас

Когда мы постоянно стремимся манипулиро­вать другими и использовать их в своих интересах, они протестуют и противятся этому изо всех сил. Мы обижаемся на них, нам кажется, что нас пре­следуют, у нас появляется желание мстить.

««« »»»

Моя зависимость означает потребность — потреб­ность в обладании и контроле над людьми и над окружающей меня действительностью.

  1. «Двеналцать и Двенадцать»
  2. «Грейпвайн», январь 1958.

Деньги — до и после

В тот период, когда мы пили, мы вели себя так, как если бы у нас был неистощимый запас де­нег, хотя в перерывах между запоями мы ста­новились почти нищими. Не осознавая этого, мы всего лишь копили деньги для очередного запоя. Деньги были для нас символом прести­жа и удовольствия. Когда алкоголизм усилил­ся, деньги стали единственно важным момен­том в нашей жизни, потому что позволяли нам купить алкоголь и временное забытье, кото­рое следовало за выпивкой.

««« »»»

Хотя восстановление нашего финансового ста­туса является очень важным для многих из нас, но мы не можем ставить деньги на первое ме­сто. Для нас материальное благополучие сле­дует за духовным ростом, и никогда наоборот.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «Анонтамные алкоголики».

Обратно на Землю

Те из нас, кто в течение долгого времени пре­бывали в мире ложной выдуманной духов­ности, наконец, поняли, что вели себя по- детски. На место выдуманного мира пришло великое чувство предназначения, сопровож­даемое растущим осознанием силы Божьей в нашей жизни.

Мы пришли к убеждению, что Он велит нам в мыслях наших быть с Ним рядом, в обла­ках, но обеими ногами прочно стоять на зем­ле… Вот к чему мы стремимся, и вот над чем мы должны работать. Это и есть наша действи­тельность. Таковы реальности нашей жизни. Мы считаем, что интенсивная духовная жизнь вполне совместима с разумной и счастливой жизнью, в которой мы стремимся приносить пользу другим.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Сдерживая гнев

Немногие люди становятся в такой мере жертва­ми недовольства, как алкоголики. При этом не важ­но, правы мы или не правы. Вспышка гнева может испортить весь день, а тайная злоба делает нас не­счастными и мешает действовать. К тому же мы были не в состоянии различать, в каких случаях наш гнев был оправданным, а в каких нет. Он нам все­гда казался оправданным Гнев, которому изредка могут предаваться уравновешенные люди, долго держал нас в состоянии эмоциональной неурав­новешенности. Т акие «эмоциональные запои» час­то заставляли нас снова прикладываться к бутылке.

««« »»»

Сдержанность во всем, что мы говорим и пишем, всегда окупается. Следует избегать скоропалитель­ной критики и яростных эмоциональных споров. То же самое касается надутого вида и молчаливого презрения. Это эмоциональные ловушки, в кото­рые мы попадаем из-за гордости и мстительности. Наша первая задача — эти ловушки обойти. Когда нас влечет к ним какая-либо приманка, мы долж­ны научиться отступить на шаг и подумать. Ибо мы не можем ни думать, ни действовать, стремясь к каким-либо разумным целям, пока привычка обуздывать свои порывы не станет автоматической.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. Там же.

Проблема сообщества

Одним из путей решения проблемы алкоголиз­ма является образование — учеба в школе, медицинских колледжах, у священников и ра­ботодателей, в семьях и у всего общества в це­лом. На всем протяжении жизни от колыбели до могилы пьяница и потенциальный алкого­лик должны быть окружены настоящим и глу­боким пониманием и непрекращающимся потоком информации.

Это означает правильно организованное фактическое образование. До сих пор в таком образовании основной акцент ставился на аморальность алкоголизма, а не на то, что это болезнь.

Ну а кто теперь займется таким образо­ванием? Очевидно, это должно стать обязан­ностью сообщества и более узких специалис­тов. Мы, в ДА, конечно можем оказывать по­сильную помощь, но ДА как таковое не может и не должно вмешиваться напрямую в эту область. Таким образом, мы должны до­верять другим организациям, друзьям вне ДА и их желанию внести значительное количество денег и усилий.

«Грейпвайн», март 1958.

Мнимое совершенство

Когда мы, первые члены АА, увидели в себе проявление духовной гордости, мы придумали следующую фразу: «Не пытайся стать святым к четвергу!»

Это старое предостережение может вос­приниматься как еще одна готовая отговорка, которая может оправдать наше нежелание прилагать максимум усилий. Однако, при бли­жайшем рассмотрении мы обнаруживали пря­мо противоположное. Это наш способ предуп­редить о слепой гордыне и мнимом совершен­стве, которыми мы, на самом деле, не обладаем

««« »»»

Только Первый Шаг, где мы признали на сто процентов свое бессилие перед алкоголем, требует абсолютного совершенства. Осталь­ные Одиннадцать Шагов провозглашают со­вершенные идеалы. Они являются целями, к которым мы стремимся, и мерой нашего успе­ха в процессе исцеления.

  1. «Грейпвятш», Т4юнь
  2. «Двеналцать Т4 Двеналцать».

Реальность духовного опыта

«Возможно, вы зададитесь вопросом, в чем раз­ница между галлюцинациями и божественным образом истинного духовного опыта Я сомне­ваюсь, что кто-то может дать точное опреде­ление, что такое галлюцинации. Однако, все те, кто сами получили духовный опыт, говорят о его истинности. А наилучшим подтверждени­ем истинности являются последующие резуль­таты. Те, на кого снизошла эта благодать, ста­новятся совершенно другими людьми, и обыч­но они меняются к лучшему. Этого нельзя сказать о людях, которые галлюцинируют».

«Некоторые могут счесть меня самонаде­янным, когда я заявляю, что мой собственный опыт является реальностью. Тем не менее, я могу с уверенностью сказать, что в моей жиз­ни и в жизни огромного числа других людей результаты были реальными, а благодеяние превзошло все ожидания».

Беседа, 1960.

Обеспокоенный наблюдатель

«Я прожил несколько бесплодных лет в состоянии, которое можно назвать «обеспокоенное ожидание положительных сдвигов». Я думал, что именно от меня зависит «исправление реальности»… Очень редко кто мог посоветовать мне, что мне следует делать, и никому никогда не удалось сказать мне, что я должен делать. Я должен был искать выход сам, на основе своего собственного опыта».

«Когда я собирался «проверять» других, мною часто руководил страх за то, что они делают, излиш­няя уверенность в своей правоте и даже прямая не­терпимость. В результате, мне редко удавалось что- либо подкорректировать. Я просто создавал барьеры недовольства, которые мешали правильно восприни­мать любые предложения, примеры, понимание или любовь».

««« »»»

«Мы в АА часто говорим: «Наши лидеры не дей­ствуют на основе какого-то мандата; они следуют примеру». Если мы хотим оказать положительное влияние на других, мы сами должны жить так, как проповедуем, и вообще забыть о проповедях, как таковых. Хороший пример говорит сам за себя».

  1. Письмо, 1945.
  2. Письмо, 1966.

Уметь встретить
превратности судьбы

«Наше духовное и эмоциональное совершен­ствование в АА не столь сильно зависит от на­ших успехов, как от наших неудач и отходов назад. Если вы будете помнить об этом, то, мне кажется, ваши ошибки будут толкать вас вверх, а не тянуть вниз».

«У нас в АА нет лучшего учителя, чем «Ста­рина Несчастье», кроме тех случаев, когда мы не даем ему возможности поучать нас».

««« »»»

«И сейчас и впоследствии нас будут критико­вать. Когда мы озлоблены и обижены, очень трудно сдержать себя и не ответить тем же. Но мы должны сдержаться и спросить себя, а может наши критики правы. Если да, то мы можем признать перед ними свои ошибки. В результате такого поведения обычно возника­ет атмосфера взаимопонимания».

«Предположим, что наши критики были несправедливы. Тогда мы можем попробовать спокойное убеждение. Если они продолжают сотрясать воздух, то мы можем в душе простить их. Возможно, чувство юмора может помочь нам, и тогда мы сможем простить и забыть».

  1. Пт4Сьмо, 1958.
  2. Пт4сьмо, 1966.

Бумеранг

Когда мне было десять, я был высоким и неук­люжим подростком, а во время ссор младшие дети всегда нападали на меня. Я помню, что год или больше я находился в тяжелой депрессии, а затем во мне начало развиваться страстное стремление побеждать.

Однажды мой дедушка подошел ко мне, а в руках у него была книга Он сказал: «Эта кни­га об Австралии. Тут говориться, что только австралийские бушмены знают, как надо бро­сать бумеранг».

«Да, — подумал я, — вот он, мой шанс. Я буду первым человеком в Америке, который умеет бросать бумеранг». Любому парнишке может прийти в голову такая мысль. Она мо­жет продержаться два-три дня, а может и две- три недели. Но для меня это была настоящая цель, и я следовал ей около шести месяцев, пока не сделал бумеранг, который пролетел по церковному двору перед нашим домом и чуть не попал в голову возвращавшемуся дедушке».

Пребывая в большом возбуждении, я на­чал придумывать другой бумеранг, который позже чуть не убил меня.

«АА взрослеет».

«Единственное требование…»

В Третьей Традиции АА обращается к каждо­му алкоголику со следующими словами: «Ты являешься членом АА, если ты заявляешь об этом. Ты можешь объявить себя членом, ник­то не может вывести тебя из организации. Не­важно, кто ты, как низко ты пал, насколько серьезны твои эмоциональные расстройства, даже твои преступления, — мы все равно не можем отказать тебе в членстве. Мы не хотим, чтобы ты оставался за пределами нашей орга­низации. Мы нисколько не боимся, что ты на­вредишь нам, как бы ни было извращено твое сознание и каким бы буйным ты ни был. Мы лишь хотим быть уверенными в том, что ты получишь такой же отличный шанс вернуться к трезвой жизни, какой получили мы.»

««« »»»

Мы не хотим лишать шанса избавиться от ал­когольной зависимости ни одного человека Мы хотим включать людей в нашу организацию, а не исключать их из нее.

  1. «Двенадцать и Двенадцать»
  2. «Грейпвайн», август 1946.

Разговоры или действия?

В возмещении ущерба вряд ли разумно прихо­дить к человеку, который все еще обижен на вас, и объявлять ему, что вы стали на путь ре­лигии. В боксе это называется «наступать под­бородком». Зачем подвергать себя риску быть объявленным фанатиком веры или прислуж­ником религии? Мы можем в корне загубить возможность завершить столь нужное для нас дело.

Но скорее всего этот человек будет при­ятно удивлен нашим желанием наладить пре­рванные отношения. Он будет гораздо больше заинтересован в проявлении доброй воли, чем в разговоре о наших духовных открытиях.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Пережить испытания

С нашей точки зрения, любая схема борьбы с алкоголизмом, основанная на том, чтобы ог­радить алкоголика от соблазнов, обречена на неудачу. Если алкоголик старается спрятать­ся от алкоголя, ему, возможно, это удастся на время, но обычно это кончается сильнейшим запоем. Мы испробовали все эти методы. По­пытки совершить невозможное всегда окан­чивались неудачей. Наше решение — освобо­диться от алкогольной зависимости, а не бе­жать от нее.

««« »»»

«Вера без дел мертва», — говорил он. Как это верно по отношению к алкоголикам! Ведь если алкоголик не совершенствует и не обогащает свою духовную жизнь путем работы во имя других и самопожертвования, он не сможет пройти через будущие испытания и преодолеть житейские трудности. Отказавшись от такого рода деятельности, он снова начнет пить и, ко­нечно же, погибнет. Тогда уж вера будет дей­ствительно мертва.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Там же.

Экспериментаторы

Мы, агностики, всегда любили АА и были одни­ми из первых, кто заметил, что АА может тво­рить чудеса Но мы шарахались от медитации и молитвы с упорством ученого, который ре­шительно отказывается выполнить определен­ный эксперимент из опасения, что тот дока­жет неверность его любимой теории.

Потом, правда, мы все же решались на эк­сперимент , и, когда он приводил к неожидан­ным результатам, мы испытывали новые чув­ства. Фактически у нас появлялось новое зна­ние, и оно убеждало нас в ценности медитации и молитвы. Как кто-то удачно выразился: «Над молитвами глумятся в основном те люди, ко­торые сами никогда не пробовали молиться как следует».

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

Путь АА в дома людей[1]

Если алкоголик не хочет следовать программе, не нужно порывать связи с его семьей. Про­должайте поддерживать дружеские отноше­ния. Предложите членам семьи духовный путь жизни. Если они примут ваши принципы, шан­сы на выздоровление главы семьи повысятся. Даже если он будет продолжать пить, жизнь семьи станет более сносной.

««« »»»

До тех пор пока члены семьи новичка в АА не выразят готовность следовать в жизни нашим духовным принципам, нам кажется, он не дол­жен подталкивать их к этому. Со временем они сами переменятся. Его более адекватное пове­дение обычно оказывается более убедитель­ным, чем слова.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Там же

Начало смирения

«В Двенадцати Шагах можно найти всего не­сколько абсолютных истин. Большинство Ша­гов можно интерпретировать, исходя из име­ющегося опыта и взглядов отдельного челове­ка».

«Следовательно, человек может начинать Шаги с любой точки, с которой он сможет или захочет. Бога, как мы Его понимаем, можно назвать «Силой, более могущественной…» или же Высшей Силой. В самом начале пути для тысяч членов АА сама группа была такой «Выс­шей Силой». Это признание легко сделать, если новичок знает, что большинство членов груп­пы бросили пить, а он нет».

«И такое его признание является началом пути к смирению, по крайней мере, новичок не претендует на роль Бога. Это все, что ему нужно для начала. Если после этого успеха он расслабится и сможет выполнить максималь­ное количество Шагов, он непременно станет духовно более совершенным».

Письмо, 1966.

Донесение идей

Чудесная энергия, которую он высвобождает, и напряженная деятельность по передаче опы­та другим страдающим алкоголикам, которая преобразует Двенадцать Шагов в действия, оказывающие влияние на все наши дела, явля­ются платой, великолепной реальностью Ано­нимных Алкоголиков.

««« »»»

Никогда не пытайтесь снисходить к алкоголи­кам с моральных и духовных высот. Просто расскажите ему о духовных средствах исцеле­ния и о том, как они помогли вам. Предложите ему вашу помощь и дружбу.

  1. «Двенадцать и двенадцать».
  2. «Анонт4мные алкоюлт4кт4».

Духовное алиби

Наши первые попытки самоанализа могут не принести результатов. Когда-то я был «чемпи­оном» по неправильной самооценке. В неко­торых случаях я хотел видеть только ту часть моей жизни, которая казалась мне достойной. Кроме того, я обычно сильно преувеличивал те добродетели, которых мне удалось достичь. Потом я поздравлял себя с той огромной ра­ботой, которую я проделал в АА.

Естественно, это вызвало невероятное стремление к еще большим свершениям и к еще большему одобрению со стороны окру­жающих. Я снова возвращался к прошлому, к тем дням, когда я употреблял спиртное. У меня были прежние цели — власть, популярность и восхваление. Но теперь у меня появилось са­мое лучшее на свете алиби — духовное алиби. Тот факт, что у меня появилась настоящая ду­ховная цель, придавало этой чепухе вид совер­шенной правильности.

«Грейпвайн», Т4юнь 1961.

Одержимость и ответ на нее

Заветная мечта каждого алкоголика — чтобы он снова мог пить, получая удовольствие от алкоголя и полностью контролируя себя. Жи­вучесть этой иллюзии поистине удивительна. Многие верят в нее на пороге безумия или смерти.

««« »»»

Я страдал алкоголизмом, а не раком, но в чем разница? Разве алкоголь не также пожирает разум и тело? Да, безусловно, от алкоголизма умирают не так быстро, но результат останет­ся неизменным. Поэтому, я решил, если суще­ствует на свете великий Целитель, который может избавить меня от пристрастия к алко­голю, я лучше немедленно отправлюсь на Его поиски.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «АА взрослеет».

Язык Сердца

Почему именно этот исторический момент Бог избрал для своего исцеляющего милосердия ко многим из нас? Каждый аспект этого глобаль­ного процесса можно выразить одним ключе­вым словом, и это слово «общение». Мы имели возможность общения друг с другом, с окру­жающим миром и с Богом, что и спасало нам жизнь.

Уже изначально общение в АА не было простым обменом полезных идей и опыта. Поскольку мы были друзьями по несчастью и поскольку наши общие средства спасения по­могали нам самим, только когда мы их переда­вали другим, мы всегда общались только на языке сердца.

«АЛ Сегодня».

Противоядие от страха

Неудачи и недостатки порождают страх, который сам по себе является видом душевного заболева­ния. Страх, в свою очередь, создает новые недо­статки характера

Неразумный страх, что наши инстинкты не будут удовлетворены, заставляет нас домогаться того, чем владеют другие, стремиться к сексу и влас­ти, раздражаться, когда возникает угроза запросам наших инстинктов, завидовать, когда нам кажет­ся, что другим удается материализовать свои амби­ции, а нам нет. Мы едим, пьем, пытаемся захватить всего больше, чем нам нужно, из опасения, что нам чего-то не хватит. И всерьез обеспокоенные тем, что придется работать, мы бездействуем. Мы без­дельничаем и тянем время или, в лучшем случае, работаем нехотя и вполсилы.

Эти страхи похожи на термитов, безостано­вочно подтачивающих фундамент, на котороммы пытаемся создать какой-либо образ жизни.

««« »»»

Внутренняя уверенность растет вместе с Верой. Огромный, грызущий изнутри страх никчемности начинает покидать нас. В АА мы поняли, что ос­новное противоядие от страха это духовное про­буждение.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. «Грейпвайн», январь 1962.

Куда заводит рационализм

«Вам известно о нашей гениальной склонности давать рациональное объяснение всему. Если мы хоть раз найдем оправдание нашему возвраще­нию к пьянству, то наш рационализм обязатель­но поможет нам логически обосновать и следу­ющий срыв, но уже придумав новые причины. Но одно оправдание влечет за собой еще и еще, и вот вы уже не можете жить без бутылки».

««« »»»

Как показывает опыт, очень часто любой че­ловек, под контролем принимающий таблет­ки, может выйти из-под контроля. Даже самые бредовые логические объяснения, которыми он в свое время пытался оправдывать свое пьянство, теперь начали разрушать его жизнь. Он полагает, что раз таблетки могут избавить его от бессонницы, то они способны излечить его и от душевных терзаний.

Наших друзей докторов не всегда стоит на­прямую винить в тех неприятных последстви­ях, которые мы так часто испытываем. Для ал­коголика гораздо проще купить такие опасные лекарства, а уж получив их, алкоголик скорее всего будет принимать их без всяких раздумий.

  1. Письмо, 1959.
  2. «Грейпвайн», ноябрь 1945.

Стоит ли

нарушать анонимность?

«Всемирно известные члены АА иногда гово­рят так: «Если я расскажу окружающим, что я являюсь членом организации «Анонимные ал­коголики», то, в результате, к ней потянутся многие». Таким образом, они подразумевают, что наша Традиция анонимности неверна, по крайней для них».

«При этом они забывают, что в те дни, ког­да они пили, престиж и реализация земных амбиций были их главными целями. Они не понимают, что, отказавшись от анонимности, они совершенно бессознательно снова возвра­щаются к своим старым и опасным иллюзиям. Они забывают, что очень часто сохранение анонимности означает принести в жертву свои устремления к власти, престижу и деньгам. Они не понимают, что если эти стремления возоб­ладают в АА в целом, то изменится весь ход истории нашего общества; что наши действия приведут к развалу всего общества».

«Хотя я с радостью могу сообщить, что у многих из нас есть такой соблазн, и я был од­ним из таких людей, однако, очень немногие у нас в Америке нарушили наш принцип ано­нимности на общественном уровне».

Пт4Сьмо, 1958.

Самоуверенность
и ее противоположность

Однажды одного очень трезво мыслящего но­вичка пригласили на собрание АА, где два выс­тупающих, (или лектора?), рассуждали на тему «Бог, как я его понимаю». Позиция лекторов была высокомерной. Один их них зашел слиш­ком далеко в своих теологических рассужде­ниях.

Оба повторили мое выступление много лет назад. Во всем, что они говорили, красной ни­тью проходила одна идея: «Люди, слушайте нас! Только мы знаем истинный путь, по которому должны идти АА, и вам лучше следовать ему».

««« »»»

Я считаю, что «смирение сегодня» — это безо­пасная надежная позиция между сильными эмоциональными крайностями. Это тихое ме­сто, где я могу увидеть перспективу и приобре­сти душевное равновесие для того, чтобы со­вершить следующий небольшой шажок по ясно начертанному пути, который ведет к веч­ным ценностям.

  1. «Грейпвайн», апрель 1961.
  2. Там же, Т4юнь,

 

 

 

Источник силы

Когда разразилась Вторая мировая война, этот духовный принцип подвергся первой крупной проверке. Члены АА были призваны на воен­ную службу, которая разбросала их по всему миру.

Встал вопрос: смогут ли они подчиниться военной дисциплине, выстоять под огнем и вынести тяготы и однообразие войны? Помо­жет ли приобретенная ими в АА зависимость от Высшей Силы пройти через все испытания?

У них было даже меньше алкогольных и эмоциональных срывов, чем у тех, кто благо­получно оставался дома. Они сумели проявить такую же стойкость и такое же мужество, как и остальные солдаты. Зависимость от Высшей Силы помогала и на Аляске, и на плацдарме под Салерно.

Она оказалась не слабостью, а главным ис­точником силы в их жизни.

Неограниченный выбор

Любого зависимого от алкоголя человека терзают гнетущие сомнения: быть частью АА — значит позволить подчинить себя определенной вере или учению.

Они не понимают, что вера никогда не явля­лась главным условием вступления в ряды АА, что достичь трезвости можно с ее приемлемым мини­мумом, и что наши представления о Высшей Силе и о самом Боге (как мы его понимаем) дают каж­дому практически неограниченный выбор для ду­ховного становления и совершенствования.

««« »»»

Во время разговора с новичком не бойтесь делать упор на этой духовной особенности. Если вы раз­говариваете с атеистом или агностиком, особо под­черкните, что он не должен обязательно соглашать­ся с вашим пониманием Бога. Он может выбрать любой путь к Богу, который ему больше по душе. Главное, чтобы это было ему понятно.

Важный момент состоит в том, чтобы человек был готов поверить в Силу, более могущественную, чем он сам и жить по духовным принципам.

  1. «Грейпвайн», апрель 1961.
  2. «Анонтамные алкоголики».

Час принятия решения

«Не каждое решение можно принять простым подсчетом плюсов и минусов каждой ситуа­ции, несмотря на эффективность и необходи­мость такого действия. Мы не можем всегда зависеть от того, что, как нам кажется, явля­ется логичным. Когда мы сомневаемся в нашей логике, мы полагаемся на Бога и прислушива­емся к голосу интуиции. Если во время медита­ции мы ясно слышим этот голос, то, обретая, таким образом, уверенность, мы предприни­маем шаги, руководствуясь нашей интуицией, а не логикой».

Если же ни интуиция, ни логика не могут решить этой проблемы, мы должны обратить­ся к Богу, чтобы он наставил нас на правильный путь или, если возможно, отложить на какое- то время принятие этих важных решений. Че­рез какое-то время, когда мы лучше поймем сложившуюся ситуацию, логика и интуиция со­единятся вместе и укажут правильный путь».

«Но, если решение необходимо принять незамедлительно, не пытайтесь избежать его из-за своего страха Будет оно правильным или ошибочным, но мы всегда сможем извлечь урок из нашего опыта».

Пт4СЬМО 1966.

 

Истинная терпимость

Со временем мы научились принимать грехи наших товарищей, так же, как и их достоин­ства. Мы открыли весьма значимую истину: «Всегда любите в людях лучшее, и не бойтесь худшего».

««« »»»

В конечном счете, мы осознали, что все люди, включая и нас самих, в определенной степени эмоционально нестабильны, и все мы часто совершаем ошибки. Когда это происходит, мы обретаем чувство терпимости и понимаем, что только истинная любовь к ближнему имеет важное значение.

  1. «Грейпвайн», Январь 1962.
  2. «Двеналцать и Авеналцать».

 

Формирование характера

Поскольку мы рождаемся с большим количе­ством естественных желаний, неудивительно, что мы позволяем некоторым из них превы­сить свои прямые обязанности. Когда они сле­по увлекают нас или когда мы своевольно тре­буем, чтобы они доставляли нам больше удов­летворения или больше наслаждений, чем это возможно или чем нам причитается, тогда мы утрачиваем тот уровень совершенства, кото­рый Бог предназначил для нас на Земле. Это мера испорченности нашего характера или, если хотите, мера наших грехов.

Если мы попросим Бога, то он, конечно, простит нам наши проступки. Но он никогда не отмоет нас добела и не сохранит в непороч­ности без наших собственных усилий. У нас са­мих должно быть желание добиться этого. Он просит только, чтобы мы сами изо всех сил ста­рались совершенствовать свой характер и де­лали это по собственному разумению.

 

Добродетель и самообман

Раньше я получал успокоение от чрезмерной веры в собственную честность. Мои родственники из Новой Англии научили меня строго выполнять все деловые обязательства. При этом они гово­рили: «Дал слово — всегда держи его». Следуя этому строгому правилу, мне никогда не состав­ляло труда вести дела. В своей жизни я ни разу никого не обманул.

Однако эта небольшая частица приобретенной добродетели наложила на меня определенную от­ветственность, проявившуюся интересным обра­зом. Во мне быстро вскипало презрение к моим знакомым с Уолл Стрит, которые регулярно обсчи­тывали своих покупателей. Возможно, это было проявлением некого высокомерия с моей сторо­ны, но последующий самообман был еще хуже.

И вот моя хваленая порядочность в деловых отношениях стала удобным прикрытием, под ко­торым я мог скрывать множество серьезных недо­статков, пронизывавших другие области моей жиз­ни. У белившись в существовании у себя одной доб­родетели, для меня не составило труда поверить и в другие На протяжении многих лет это мешало мне объективно взглянуть на себя.

«Грейпвайн», август 1961.

 

Молясь за других

Даже самые искренние молитвы не могут ог­радить нас от соблазна. Мы тоже порой подда­емся такому искушению. Мы думаем, что зна­ем волю Божью в отношении других людей. Мы говорим себе: «Этого человека следует изле­чить от его смертельной болезни» или «Нуж­но избавить этого человека от его душевных страданий» и молимся об осуществлении этих конкретных просьб.

Такие молитвы в своей сущности являют­ся добрыми делами, но они нередко основаны на предположении, что нам известна воля Бога в отношении людей, о которых мы молимся. А из этого следует, что в нашей искренней мо­литве есть доля самонадеянности и тщеславия.

Опыт членов ДА подсказывает, что имен­но в таких случаях мы должны молиться, что­бы осуществилась воля Божья, какой бы она ни была

 

Будущее нашего братства

«Мы доказали, что АА останется твердо стоять на ногах при любых условиях. Мы переросли зависи­мость, которая, возможно, существовала ранее, от отдельных людей и от усилий немногих оставших­ся ветеранов нашего общества, как, например, я. Все больше и больше новых, энергичных и знаю­щих людей приходят к нам, и они обладают спо­собностью появляться в нужный момент в нужном месте. Кроме того, АА уже достигла того уровня ду­ховной зрелости, чтобы понять, что, в конечном счете, она зависит только от Бога».

««« »»»

Понятно, что нашей первостепенной задачей от­носительно будущего АА является поддержание того, чего мы уже достигли. И только наша не­усыпная забота может гарантировать это. Мы ни­когда не должны поддаваться тщеславному само­успокоению от широкого признания успехов на­шей организации. Это коварное искушение, которое может сделать нас инертными сегодня, а завтра — разрушить нас. Мы всегда действовали сообща, чтобы преодолеть кризисы и неудачи. Проблемы всегда только подстегивали нас Но на­сколько хорошо нам удастся справиться с пробле­мой собственного успеха?

  1. Пт4сьмо 1940.
  2. «АА Сегодня».

 

Разум — мост к вере

Мы очень часто напрямую сталкивались с воп­росом веры. Мы не могли уйти от решения этой проблемы. Многие из нас уже двигались по Мосту Разума к обетованному берегу веры. К нам протянулись руки дружбы. Мы были бла­годарны Разуму, который позволил совершить этот дальний путь. Но почему-то мы не могли ступить на берег. Возможно, мы слишком упо­вали на Разум на последнем участке пути и бо­ялись остаться без его поддержки.

Однако, не осознавая этого, разве не ве­рой мы были приведены туда, где мы сейчас стоим? Разве мы не верили в правильность на­ших рассуждений? Разве не были мы уверены в нашей способности думать? Разве это не раз­новидность веры? Да, мы были верующими, мы слепо верили в Бога Разума. Так или иначе, мы обнаружили, что вера присутствовала в нашем прежнем образе мышления.

 

Обратной дороги нет

Тогда мы обнаружили, что, когда одному алкого­лику удается заронить другому идею об истинной природе его болезни, то тот, второй алкоголик, уже не сможет рассуждать как раньше. После каждого очередного запоя он скажет себе: «Возможно, эти Анонимные Алкоголики не так уж не правы…». После нескольких таких случаев, зачастую задолго до наступления серьезных трудностей, он возвра­тится к нам убежденный в нашей правоте.

««« »»»

В первые годы существования АА те из нас, кому удалось справиться с алкоголизмом благодаря АА, представляли собой очень тяжелые, даже можно сказать безнадежные случаи. Но вот мы начали до­биваться успехов в излечении не таких безнадеж­ных алкоголиков и даже потенциальных алкоголи­ков. К нам стали приходить более молодые люди. Появились люди, у которых были работа, дом, здо­ровье и даже стабильное социальное положение.

Конечно, даже этим новичкам необходимо было некое «эмоциональное падение», но им не нужно было неоднократно падать на дно, чтобы осознавать себя пьяницами.

  1. «Двенадцать тз Двенадцать».
  2. «АА взрослеет».

 

Избавление от зависимости

Мы подошли к Третьему шагу. Многие из нас сказали нашему Создателю, такому, как мы понимали Его: «Господи, я предаю себя Тебе, чтобы создавать и творить при моем участии, как Тебе угодно. Освободи меня от пут себя­любия, чтобы я лучше мог выполнять Твою волю. Удали то, что тяготит меня, чтобы эта победа была свидетельством для тех, кому я хотел помочь, полагаясь на Силу Твою, Твою Любовь и понимание предначертанного Тобой пути. Да исполнится Воля Твоя во веки веков!»

Мы долго размышляли, прежде чем сде­лать этот шаг, чтобы быть уверенными в на­шей готовности отдаться Ему окончательно.

 

 

 

Как обрести смирение

Мы увидели, что нас не нужно учить смирению палочным битьем. Мы можем добровольно стремиться к смирению с такой же силой, с какой мы старались избегать страданий.

««« »»»

«Мы сделали свой первый маленький шажок к смирению, когда осознали, что, если мы не бро­сим пить, алкоголь погубит нас. Даже если по­началу мы пытались бунтовать, то через какое- то время мы приходили к мысли, что смире­ние — это то, что нам нужно. А потом настал день, когда мы, наконец, полностью освободи­лись от бунтарства и сделали смирение осно­вой нашей жизни».

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. Письмо, 1966.

Вера и дела

Если ваш подопечный принадлежит к определен­ной религии, то его религиозное образование мо­жет быть большим, чем ваше. В этом случае он мо­жет усомниться в том, что вы можете добавить что- либо новое к тому, что ему известно.

Но он захочет узнать, почему религиозные убеждения не помогли ему, в то время как помогли вам. Возможно, его случай является одним из тех, когда одной веры недостаточно. Вера, чтобы быть действенной, должна сочетаться с жертвенностью и бескорыстными поступками, направленными на созидание.

Признайте, что он знает больше об этом, чем вы, но обратите его внимание на то, что, как ни глу­боки его знания и вера, он, похоже, не смог исполь­зовать их в полной мере, иначе он не стал бы пить.

««« »»»

Д-р Боб не нуждался во мне для духовных настав­лений, в его жизни их уже было достаточно. То, что ему действительно было нужно, когда мы впервые встретились, так это рассказать о своем наболев­шем и найти понимание, которое возможно толь­ко между алкоголиками. Я же нуждался в самозаб­вении и в общении с человеком, которого терзали те же проблемы.

  1. «Анонимные алкоголт4кт4».
  2. «АА Сегодня».

 

Полная уборка в доме

Время от времени новички пытались не рас­крывать некоторые факты своей жизни. Пы­таясь избежать унизительной необходимости исповедаться перед другими, они использова­ли более простые методы. Почти неизбежно они в конце концов напивались. Тщательно выполняя другие требования нашей програм­мы, они удивлялись, почему она не приносит положительных результатов.

Мы считаем, что дело заключалось в том, что они как бы не завершили полностью убор­ки в своем доме. Они провели инвентаризацию, но не выбросили со склада самые негодные вещи. Им только казалось , что они утратили эгоизм и страх, а обрели смирение. Но в дей­ствительности они не познали в достаточной мере смирение, бесстрашие и честность, пока они не рассказали кому-нибудь историю всей своей жизни.

 

Всего лишь попытайся

Когда я был подростком, я должен был быть спортсменом, потому что не был им Я должен был стать музыкантом, потому что не мог даже воспроизвести мелодию. Я должен был стать старостой моего класса в школе-интернате. Я должен был быть первым во всем, потому что в глубине души я чувствовал себя самым пос­ледним из Божьих тварей Я не мог избавиться от глубокого чувства собственной неполноцен­ности, и поэтому я так стремился стать капи­таном бейсбольной команды и все-таки на­учился играть на скрипке. Я должен быть лиде­ром или кем-то вроде того. Я жил по принципу «все или ничего», и это позднее погубило меня.

««« »»»

«Я рад, что вы хотите попытаться поступить на новую работу, но при этом убедитесь, что это только попытка. Если Вы будете говорить себе: «Я должен преуспеть, я не должен потер­петь неудачу, я не могу потерпеть неудачу», то, в этом случае, вы фактически гарантируете себе провал, который, в свою очередь, снова толк­нет Вас к выпивке. Но если вы взглянете на эту работу, только как на творческий экспери­мент, все сложится успешно».

  1. «АА взрослеет».
  2. Птзсьмо, 1958.

Конструктивная тренировка

Некоторых членов АА мы называем непримири­мыми критиками. Привыкшие к контролю и под­час одержимые властью, они использовали поли- таку обвинений, чтобы достичь своих целей — ко­нечно же, все для блага АА! Однако, этим людям нет нужды быть такими непримиримыми.

Мы должны лишь внимательно прислушаться к тому, что они говорят. Порой в их речах ясно зву­чит правда, порой очень мало правды. Если мы ока­зываемся около них, то будь то правда, полуправда или полная ложь — они будут одинаково непри­ятны для нас Но когда эти люди, наконец, скажут нам правду или хотя бы маленькую ее часть, тогда нам стоит поблагодарить их и продолжить зани­маться самоанализом, признав при этом, что мы были неправы. Если они начинают говорить вздор, мы можем либо просто не обратить на это внима­ние, либо попытаться переубедить их. В случае не­удачи, мы можем сожалеть, что они настолько боль­ны, что не могут прислушаться к нашим словам, и мы можем также попытаться забыть об этом.

Существует совсем немного других лучших способов самооценки и выработки терпения, чем «тренировки», которые предлагают нам наши ко­леблющиеся товарищи из самых лучших побуж­дений.

«Двенадцать прт-шщ-шов».

После «медового месяца»

«Первые годы в АА многим из нас напоминали на­стоящий медовый месяц. У нас снова появились убедительные причины, чтобы остаться в живых, появилось много интересных дел На какое-то вре­мя мы отвлекаемся от своих главных жизненных проблем. Это очень помогло нам».

«Но когда медовый месяц подошел к концу, нам, как и всем обычным людям, приходится вер­нуться к нашим повседневным обязанностям. Здесь-то и началась настоящая проверка Возмож­но, сама группа подтолкнула нас на обочину. Воз­можно, у некоторых возникли очень серьезные трудности дома или в ближайшем окружении. Все эти факторы привели к прежним образцам пове­дения. И степень нашего продвижения вперед определяется тем, насколько успешно мы можем справиться с этими трудностями».

««« »»»

Мудрые люди всегда знали, что нельзя добиться в жизни многого, пока самоанализ не станет каж­додневной практикой, пока человек не сможет признать и принять результаты своего поиска и пока он терпеливо и настойчиво не будет пытаться исправить свои недостатки.

  1. Письмо, 1954.
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Надежда,

родившаяся из безнадежности

Письмо Доктору Карлу Юнгу:

«Большинство примеров преодоления ал­коголизма, какими бы разнообразными они не были, имеют одну общую черту — крушения собственного эгоизма. Любой человек сталки­вается с этой дилеммой».

«В моем случае, эта дилемма была вызвана маниакальным пристрастием к алкоголю, а мой врач лишь усилил во мне ощущение глу­бокой безнадежности. Еще больше это ощу­щение усугубил мой друг алкоголик, который рассказал мне о печальном вердикте, вынесен­ном в отношении Роланда X.»

«На заре моего духовного опыта, ко мне пришла идея о сообществе алкоголиков. Если каждый страдающий алкоголик будет говорить каждому новичку о научно доказанном фаталь­ном исходе алкоголизма, то в каждом новичке мы бы смогли открыть новые возможности для обогащения его духовного опыта. Эта концеп­ция стала основой успеха, которого достигла ДА на данный момент».

«Грейпвайн», январь 1963.

Счастье — это когда мы
свободны

Для большинства людей алкоголь связан с ве­сельем и общением с друзьями. Он будит во­ображение, приносит освобождение от забот, скуки и беспокойства. Он дает ощущение ра­достной близости с друзьями и заставляет ду­мать, что жизнь прекрасна

Совсем другое испытывали мы в те послед­ние, тяжелые дни запоев. Никакого ощущения прежних радостей, они остались только в вос­поминаниях. Мы испытывали настойчивое желание получать удовольствие от жизни, как когда-то. И вместе с тем, нами владела болез­ненная, навязчивая идея, что произойдет чудо, мы вновь обретем утраченный контроль, и воз­вратятся времена, когда мы были счастливы. Мы делали еще одну попытку и снова испыты­вали горечь поражения.

««« »»»

Мы уверены, что Бог хочет видеть нас счастли­выми, радостными и свободными. Мы не хо­тим верить, что наша жизнь — юдоль слез, хотя когда-то она была именно такой. Но ведь все понимают, что мы сами стали причиной своего несчастья.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. Там же.

 

 

 

Желание верить

Не позволяйте вашим предрассудкам, связан­ным с этими духовными терминами, увести вас от честного решения вопроса: что эти терми­ны значат для вас? В первое время это все, что нам нужно для начала духовного роста, для ус­тановления наших первых сознательных кон­тактов с Богом, как мы понимаем Его. Позднее мы обнаружили, что нами приняты многие вещи, которые казались совершенно неприем­лемыми. В этом заключался духовный рост. Человеку, который хочет расти, нужно с чего- то начинать. Поэтому мы воспользовались на­шей концепцией Бога, какой бы ограниченной она ни была

Нам нужно было задать себе всего один короткий вопрос: «Верю ли я или готов ли я поверить, что существует Сила, более могуще­ственная, чем все, чем мы обладаем?» Как толь­ко человек признает, что он верит или готов поверить, мы стараемся убедить его в том, что он на правильном пути.

Сотрудничество

Пока мы шли по пути духовного прогресса, ста­новилось ясно, что если мы хотели чувствовать себя защищенными в эмоциональном плане, по­нятия «отдавать» и «принимать» должны были стать основой нашей жизни. Нам было необхо­димо развить в себе чувство сотрудничества и брат­ства со всеми теми, кто окружал нас. Мы осозна­ли, что должны постоянно отдавать себя людям, не требуя ничего взамен. Когда это превратилось для нас в норму поведения, все больше и больше людей стало приходить к нам. И даже если они подводили нас, мы проявляли понимание, и это нас не обижало.

««« »»»

Сплоченность, действенность и даже выживание членов общества АА всегда будут зависеть от на­шей постоянной готовности отказываться от соб­ственных амбиций и желаний ради общей стабиль­ности и процветания. Как самопожертвование для отдельного алкоголика является залогом выжива­ния, так и жертвенность является залогом един­ства и выживания для группы и для АА в целом.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «АА взрослеет».

 

Бог не оставит нас

«Я вижу, что вы проявляете огромное муже­ство в борьбе с вашими несчастьями, и одним из таких несчастий является состояние ваше­го здоровья. Мне предоставляется возмож­ность выразить благодарность вам за ваше выз­доровление благодаря АА, и особенно за ваш вдохновенный пример того, как можно выз­дороветь, опираясь на принципы АА.

Вы приятно удивитесь, когда узнаете, ка­ких грандиозных успехов АА достигли в этом отношении. И это все потому, что мы увере­ны — Бог не оставит нас во тьме, так же, как он не оставлял нас в те времена, когда мы силь­но пили. И так должно быть до конца жизни.

Несомненно, Бог не сможет оградить нас от всех испытаний и невзгод. Он также не спа­сет нас от смерти в самом конце нашего жиз­ненного пути, потому что смерть — это дверь в новую жизнь, в небесную обитель, где мы обретем покой. Говоря об этом, я знаю, что теперь вы обладаете стойкой Верой».

Письмо, 1966.

 

Кто виноват?

В Четвертом шаге, выбросив из головы мысли о зле, которое нам причинили другие, мы с ре­шимостью принялись искать наши собствен­ные ошибки. В каких случаях мы проявляли эгоизм, были бесчестными, себялюбивыми, преследовали свои корыстные интересы, тру­сили? Когда какая-либо ситуация возникала не только по нашей вине, мы пытались не прини­мать во внимание ошибки других, вовлеченных в нее, людей.

Мы, наконец, поняли, что мы должны про­анализировать самих себя, а не других. Таким образом мы сможем честно признать свои ошибки, и в нас появится стремление испра­вить их.

 

Одно братство — разные веры

Как сообщество, мы никогда не должны допускать, следуя каким-то тщеславным побуждениям, что мы являемся авторами или изобретателями новой ре­лигии. Мы всегда будем скромно утверждать, что все принципы и концепции АА восходят к древ­ним источникам

««« »»»

Министр Таиланда как-то написал: «Мы взяли кни­гу «Двенадцать шагов АА» и привезли ее в самый большой Буддистский храм в нашей провинции. Мы показали ее главному священнику этого храма Про­смотрев всю книгу до конца, монах сказал: «Но это же великолепно! Для нас, Буддистов, эта книга мо­жет стать еще более приемлемой, если в ней заме­нить слово «Бог» на слово «добро». Тем не менее, в этой книге написано «Бог, как вы ею понимаете», а это подразумевает добро. Да, да, книга «Двенадцать шагов АА» будет принята Буддистами».

««« »»»

Старожилы Сент-Луиса до сих пор вспоминают, как отец Эдвард Доулинг помогал в организации группы. Там были, в основном, протестанты, но это его совсем не беспокоило.

  1. «АА взрослеет».
  2. Там же.
  3. Там же.

 

Лидерство в АА

Ни одно общество не может как следует функ­ционировать без надлежащего руководства на всех уровнях, и АА не являются исключением. Но мы, Анонимные Алкоголики, иногда леле­ем мысль о том, что смогли бы обойтись без единоличного руководства. Мы склонны до­водить традиционную идею о том, что «прин­ципы важнее личности» до того, чтобы пол­ностью обезличить наше руководство. В этом случае мы имели бы безликих роботов, стре­мящихся всем угодить.

Лидер, служащий Анонимным Алкоголи­кам — это мужчина или женщина, способные претворять свои принципы, планы и установ­ки в такую самоотверженную и эффективную деятельность, что у остальных неизбежно воз­никает желание оказать им поддержку и по­мощь в работе. Мы возмущаемся, когда лидер оказывает на нас слишком сильное давление, однако когда он слишком робок в принятии решений и не высказывает собственных суж­дений, он никак не может считаться лидером.

 

 

 

Ответ в зеркале

Когда мы пили, мы были уверены, что наш интел­лект, поддержанный силой воли, способен разум­но контролировать нашу внутреннюю жизнь и га­рантировать нам успех в том мире, в котороммы живем. Эта бравая философия, позволяющая каж­дому ощущать себя Богом, хорошо выглядит на сло­вах, но должна быть все же проверена известной лакмусовой бумажкой: «насколько эффективна она в реальной действительности?» Каждому алкого­лику достаточно взглянуть на себя в зеркало, чтобы получить ответ.

««« »»»

Мое духовное пробуждение было поразительно внезапным и абсолютно убедительным. В одно мгновение я осознал себя частицей (пускай всего лишь крошечной частицей) Вселенной, которая управляется справедливостью и любовью в лице Бога. И это было истиной, независимо от послед­ствий моего собственного своенравия и невеже­ства, или же моих товарищей в этой жизни. Это была новая для меня, но абсолютная уверенность, которая с тех пор не покидала меня.

  1. «Двенадцать id Двенадцать».
  2. «Грейпвайн», январь 1962.

Смирение и для сообщества

Мы, члены АА, склонны иногда кичиться дос­тоинствами, присущими нашему Товарище­ству. Давайте помнить, что они ни в коем слу­чае не являются благоприобретенными добро­детелями. Мы вынуждены придерживаться их, главным образом, под страхом жесткого кну­та, каким является для нас алкоголь. В конеч­ном итоге, мы приняли их для себя не потому, что нам так хотелось, а потому, что нам не ос­тавалось ничего иного.

Затем, когда время подтвердило видимую правоту наших основных принципов, мы нача­ли подчиняться им, поскольку это было пра­вильно. Но и тогда некоторые из нас, особенно я, подчинялись им без особой охоты.

Но, в конце концов, мы пришли к такому состоянию, когда рады подчиняться принци­пам, которые, по милости Божьей, принес нам наш опыт.

«АА взрослеет».

 

Достаточно ли
просто сохранять трезвость?

Алкоголик бурей проносится через жизни дру­гих людей, разбивая сердца, умерщвляя при­вязанности, вытравливая чувства Эгоизм и от­сутствие привычки принимать во внимание чувства и интересы окружающих создавали хаос в доме.

Мы считаем, что те, кто думают, что доста­точно быть трезвыми, чтобы в жизни все нала­дилось, ошибаются. Такой человек напомина­ет фермера, который вылез из погреба, где он прятался от урагана, и, увидя свой дом разру­шенным, говорит жене: «Ничего страшного, голуба, главное, что ветер прекратился».

««« »»»

Можно задать себе вопрос, что мы имеем в виду, когда говорим, что мы «обидели» других людей. И вообще, какого рода «обиды» люди могут причинять друг другу? Мы могли бы прак­тически определить слово «обида» как резуль­тат столкновения инстинктов, наносящий фи­зический, психический, эмоциональный и ду­ховный ущерб людям.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Двенадцать Т4 Двенадцать».

 

Начало подлинного единства

Когда мы вступили в АА, когда мы впервые в жизни оказались среди людей, которые нас понимали, чувство сопричастности переполня­ло нас. Мы думали, что проблема изоляции ре­шена.

Но скоро мы поняли, что, хотя мы более не одиноки в социальном смысле, мы все еще страдаем от приступов отчуждения. Пока мы с полной откровенностью не поговорили с кем- нибудь о наших конфликтах и не послушали, как кто-то делает то же самое, мы все еще не ощущали полной сопричастности.

Ответом стал Пятый Шаг. Он установил настоящую близость с людьми и Богом.

 

День возвращения домой

«Как трезвость означает долгую жизнь и счас­тье для отдельного человека, так единство зна­чит то же самое для всего нашего Содруже­ства В единстве наша жизнь; разъединившись, мы исчезнем».

««« »»»

«Мы всегда должны думать о тех больных лю­дях, которым еще предстоит прийти к АА. Ког­да они стараются вернуться к вере и к жизни, пусть они найдут у АА все, что мы когда-то на­шли, и даже более того, если это возможно. Нельзя жалеть никаких стараний, внимания и усилий, чтобы сохранять действенность и ду­ховную силу АА, дабы мы были полностью го­товы в день, когда они придут к нам».

  1. Письмо, 1949.
  2. Беседа, 1959.

 

Надо ли любить всех?

Немногие из нас могут искренно утверждать, что любят всех. Большинство из нас должны признать, что мы любим лишь горстку людей и равнодушны ко многим другим, и то лишь пока они не причиняют нам неприятностей. Что же касается остальных, то мы их просто не любим, а иногда даже ненавидим.

Мы, члены АА, знаем, что нам для душев­ного равновесия требуется нечто иное. Мы не можем жить с сильным чувством ненависти. Нам придется, если не сразу, то хотя бы посте­пенно, отказаться от идеи, что можно само­забвенно любить немногих, быть равнодушны ми к большинству и испытывать к кому-либо чувство страха или ненависти.

Мы можем перестать предъявлять немыс­лимые требования к тем, кого мы любим. Мы можем проявлять доброту там, где раньше не проявляли ее. Мы можем быть справедливы­ми и вежливыми с теми, кого мы не любим, стремясь изо всех сил понять их и помочь им.

 

Право на общение

Нельзя не согласиться с тем, что нам, Анонимным Алкоголикам, необыкновенно повезло: повезло, что мы так много перестрадали, и что мы можем так замечательно понимать и любить друг друга.

Эти качества и добродетели едва ли можно назвать благоприобретенными. На самом деле, многие из нас хорошо осознают, что это редкие дары, полученные благодаря нашему единству, воз­никшему из общих страданий и общему избавле­нию от них благодаря милости Божьей.

Поэтому нам дана привилегия общаться друг с другом в такой степени и таким образом, как не­часто происходит в окружающем нас мире среди людей, не являющихся алкоголиками.

««« »»»

«Я стыдился своего состояния и потому не говорил об этом Но теперь я открыто признаюсь в том, что я — депрессивный тип, и это привлекает ко мне таких же, как я. Работа с ними очень помогла мне».[2]

  1. «Грейпвайн», октябрь 1959.
  2. Пт4сьмо, 1954.

 

Значение человеческой воли

Многие новички испытывали не что иное как постоянное осознание умаления собственно­го «я» и растущую уверенность в том, что воля человека не представляет никакой ценности. Мы убедили их в том, что многие проблемы, не относящиеся к алкоголю, не поддаются, если мы атакуем их в лоб, полагаясь при этом толь­ко на свои силы.

И вдруг выясняется, что есть определен­ные вещи, осуществить которые может толь­ко сам человек. Самостоятельно и с учетом сво­их собственных обстоятельств, он должен вы­работать готовность действовать. Когда она появится, только он сам может принять ре­шение приложить силы в выбранном направ­лении. Попытка сделать это является актом его собственной воли.

Все Двенадцать Шагов требуют непрерыв­ного личного усилия для осуществления зало­женных в них принципов и, как мы полагаем, Божьей воли.

 

Повседневная жизнь

Мы столь упираем на необходимость мораль­ной оценки только потому, что многие из нас так и не приобрели привычку точно оценивать свои поступки.

Когда человек вырабатывает в себе эту здо­ровую привычку, самооценка становится та­кой интересной и полезной, что затраченное на нее время с лихвой окупается. Ибо эти ми­нуты, а иногда даже часы, потраченные на са­моанализ, делают остальное время более ра­достным и счастливым. В конце концов такие оценки становятся нормальной составной ча­стью каждодневного существования, а не ка­ким-то необычным и специальным занятием

 

Освобожденные заключенные

Из письма группе заключенных:

«В некотором смысле каждый анонимный ал­коголик является заключенным. Каждый из нас отгородил себя от общества, каждый был заклей­мен обществом. Вам, ребята, в основном, прихо­дится еще труднее: общество также отгородилось от вас Но между нами нет никакой существенной разницы, и это знает практически каждый в АА.

Поэтому, когда вы окажетесь во внешнеммире и придете к АА, можете быть уверены, что никому не будет дела до того, что вы отбывали срок. Адя нас имеет значение только то, кем вы стремитесь стать, а не кем вы были раньше».

««« »»»

«Когда мы пытаемся сохранять трезвость, порой бывает очень тяжело переносить психические и эмоциональные трудности. Но, в конце концов, мы понимаем, что преодоление этих проблем являет­ся подлинной проверкой правильности образа жизни АА. Невзгоды дают больше возможностей для роста, чем комфорт или успех».

  1. Пт4сьмо, 1949.
  2. Пт4сьмо, 1964.

В поисках утраченной веры

Многие члены АА могут сказать следующее: «Да, мы тоже отошли от нашей детской веры. Поскольку благодаря этим принципам к нам пришел материальный успех, мы почувствова­ли, что выиграли в жизненной игре. Это вскру­жило нам головы и создало ощущение счастья.

Почему мы беспокоимся о каких-то там теологических абстракциях и религиозных обязанностях или о том, что будет с нашей ду­шой ныне и в будущем? То, что существует здесь, сейчас, нас вполне устраивает. Воля к по­беде поведет нас и дальше.

Но тут алкоголь стал овладевать нами. Ког­да же мы обнаружили, что наши завоевания сведены на нет, и еще один удар может навсег­да выбить нас из игры, мы вынуждены были начать поиск утраченной веры. Мы обрели ее в АА».

 

Совершенство —
это всего лишь цель

Абсолютное смирение недостижимо для про­стых смертных. В лучшем случае перед нами может лишь промелькнуть проблеск истинно­го значения и величия этого совершенного иде­ала. Только Бог может проявить себя как аб­солют, нам же, простым смертным, приходит­ся существовать и развиваться в условиях относительности.

Поэтому мы стремимся к прогрессу в сми­рении только на сегодня.

««« »»»

Достаточно ясно, что лишь немногие из нас все­рьез готовы с быстротой и легкостью поставить перед собою цель духовного и морального со­вершенствования. Нам нужна та степень со­вершенства, без которой мы не можем про­жить, в зависимости, конечно же, от всего раз­нообразия наших идей относительно того, без чего мы прожить не можем. Поэтому «разни­ца между мальчиком и мужем» — это разни­ца между стремлением к установленной нами цели и стремлением к идеальной цели, установ­ленной Богом.

  1. «Грейпвайн», Т4юнь 1961 г.
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

 

Никаких приказов

Ни Конференция общего обслуживания, ни Совет Центра обслуживания, ни самый скром­ный групповой комитет не могут издать ни од­ной директивы членам АА и заставить их под­чиниться ей, не говоря уж об установлении наказания за ее нарушение. Мы множество раз пробовали это сделать, но такие попытки все­гда кончались провалом.

В некоторых группах были попытки исклю­чать своих членов, но исключенные всегда при­ходили на собрания и говорили: «Это наша жизнь, вы не можете выгнать нас». Комитеты рекомендовали прекращать работу с безна­дежными хрониками, но в ответ слышали: «Мою работу по Двенадцатому Шагу я выпол­няю по своему уразумению. Кто вы такие, что­бы судить меня?»

Это не значит, что член АА не примет со­вета или предложения ветерана, но он никог­да не примет приказа

Плаксивые страдания

«Жалость к самому себе — это один из самых неуместных и всепожирающих недостатков. Это барьер на пути дальнейшего духовного развития, который может воспрепятствовать продуктивному общению со своими товарища­ми по причине непомерных требований вни­мания и сочувствия к себе. Это такие плакси­вые страдания, которые мы не можем себе позволить.

Как лечиться от этого? Что ж, давайте при­стально взглянем на себя и еще внимательнее изучим Двенадцать Шагов на пути к исцеле­нию. Когда мы видим, как много наших това- рищей-алкоголиков прибегли к этим Шагам, чтобы преодолеть свою боль и несчастья, это вдохновляет нас на то, чтобы и самим попы­таться реализовать эти жизнеутверждающие принципы».

Пт4СЬМО, 1966.

Когда и как давать

Люди, которые клянчат деньги и просятся на ночлег, даже не начав бороться с алкоголем, находятся на неверном пути. Однако, мы изо всех сил пытаемся помочь во всем этом, если уверены, что человек принял решение бросить пить.

Дело не в том, чтобы оказывать или не ока­зывать помощь кому-то, основной вопрос: ког­да и как оказывать помощь? Как только мы встаем на путь оказания услуг, алкоголики не­медленно начинают полагаться на нас, вместо того, чтобы полагаться на Бога. Они требуют то одного, то другого, заявляя, что не могут справиться с алкоголем, пока им не помогут наладить их материальную жизнь.

Чепуха. Многие из нас на своей шкуре по­знали одну простую истину — есть у нас рабо­та или нет ее, есть жена или нет, мы продолжа­ем пить, пока в первую очередь полагаемся на людей, а не на Бога «Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

Безжалостно к себе,
с заботой о других

Мы не должны раскрываться перед женой или перед родителями, потому что это причинит им боль и страдания. Нельзя спасать свою шку­ру за счет других.

Мы можем рассказать все человеку, кото­рый поймет нас, но сам не пострадает от этого. Правило заключается в том, что мы должны быть требовательными к себе, но вниматель­ными к другим

««« »»»

На этом этапе было бы неразумно возвращать­ся к некоторым мучительным эпизодам прош­лого. Благоразумие должно подсказать нам, что не нужно торопиться. Даже если мы готовы рассказать обо всех наших проступках, даже самых худших, мы должны помнить, что нельзя покупать душевный покой за счет стра­даний других.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Разумная середина

«В некоторых группах АА принцип анонимно­сти доводится до настоящего абсурда. Обще­ние их членов носит столь ограниченный ха­рактер, что они даже не знают фамилий и ад­ресов друг друга. Это напоминает ячейку подпольной организации.

В других группах мы наблюдаем совершен­но обратную картину, когда не удается удер­жать членов АА от эффектных выступлений с лекциями перед широкой аудиторией, когда они начинают изображать важных персон.

Однако я знаю, что мы постепенно двига­емся от этих крайних полюсов к разумной се­редине. Большая часть «гастролирующих лек­торов» ненадолго удерживаются в этой роли, а слишком глубоко законспирированные люди обычно выходят из тени, доверяя своим това­рищам по несчастью, своим коллегам и другим людям. Мне кажется, в долгосрочной перспек­тиве мы придем к разумной середине, как, оче­видно, и следует вести себя в этом вопросе».

Пт4сьмо, 1959.

Полностью отказаться
от прежних идей

После того, как мне не удалось привести к трез­вости никого из алкоголиков, доктор Силку- орт напомнил мне о наблюдении, сделанном профессором Уильямом Джеймсом, о том, что по-настоящему преображающий человека ду­ховный опыт почти всегда проистекает из стра­даний и кризисов. «Перестань читать им на­ставления, — сказал д-р Силкуорт, — и снача­ла изложи суровые медицинские факты. Это может так подействовать на них, что они захо­тят пойти на любые меры, лишь бы выздоро­веть. Тогда они, возможно, начнут восприни­мать твои духовные идеи и даже согласятся с существованием Высшей Силы».

««« »»»

Со всей серьезностью мы просим вас быть с самого начала бесстрашными в выполнении этих шагов и следовать им неуклонно. Неко­торые из нас старались придерживаться сво­их старых представлений и не добились ника­кого результата, пока полностью не отказа­лись от них.

  1. «АА взрослеет».
  2. «Анонимные алкоголики».

Утренние размышления

Проснувшись утром, надо подумать о предстоящих 24 часах жизни. Рассмотрим наши планы. В самом начале дня мы просим Бога направить наши по­мыслы в верное русло, уберечь нас от жалости к себе, бесчестных поступков, корыстолюбия. В таких ус­ловиях мы можем с уверенностью полагаться на наши умственные способности — как никак, а Бог дал их нам, чтобы мы ими пользовались. Наши мысли станут гораздо возвышеннее, когда мы ос­вободим наши рассуждения от неверных мотивов.

Может быть, мы не способны решить, какие действия предпринять. Мы должны просить вдох­новения у Бога, чтобы у нас появились интуитив­ные мысли или решения. Мы успокаиваемся и не нервничаем. Мы ни с кем и ни с чем не боремся. Мы с удивлением обнаруживаем, что, при продол­жении подобной практики, через некоторое вре­мя правильные ответы приходят сами собой.

Мы заканчиваем период углубленного раз­мышления молитвой, чтобы новый день открыл нам, каким должен быть наш следующий шаг, и чтобы нам было дано все то, что необходимо для решения наших проблем. В особенности мы про­сим освободить нас от своеволия…

«Анонт4Мные алкоголики».

Навстречу зрелости

Многие наши ветераны, подвергавшие наше «лекарство от алкоголизма» суровым, но ус­пешным испытаниям, все еще часто ощущают у себя недостаток «эмоциональной трезвости». Для ее достижения необходимо развивать в себе настоящую зрелость и душевное равно­весие (т.е. смирение) во взаимоотношениях с собой, своими товарищами и с Богом

««« »»»

АА никогда не должны превратиться в закры­тое сообщество; давайте никогда не будем скрывать свой опыт, какой бы он ни был, от окружающего мира. Пускай представители АА откликнутся на этот призыв во всех областях человеческой деятельности. Пусть они прине­сут свой опыт и дух АА во все сферы, где могут сотворить благие дела, ибо Бог не только спас нас от алкоголизма, но и мир снова принял нас в свои ряды.

  1. «Грейпвайн», январь 1958.
  2. «АЛ взрослеет».

Борьба в одиночку

Совсем немногие из тех, кто был порабощен алкоголем, сумели в одиночку выиграть битву с ним. Согласно статистическим данным, алко­голики почти никогда не выздоравливают, по­лагаясь только на собственные силы.

««« »»»

На пути к мысу Барроу на Аляске пара золото­искателей нашли себе хижину и ящик виски. Погода была очень суровая, минус пятьдесят, и они так напились, что дали огню потухнуть. Едва не замерзнув до смерти, один из них все же проснулся, чтобы снова развести огонь. Он выполз наружу в поисках топлива и заглянул в пустую бочку из-под нефтепродуктов, в кото­рой была замерзшая вода. Внизу подо льдом он разглядел какой-то красновато-желтый предмет. Когда лед растаял, это оказалась одна из книг АА. Один из этой парочки прочитал эту книгу и завязал с пьянством. Согласно легенде, он стал основателем одной из наших групп на Крайнем Севере.

  1. «Двенадцать тз Двенадцать».
  2. «АА взрослеет».

Жизненный инстинкт

Когда мужчины и женщины начинают вливать в себя алкоголь в таких количествах, что он разрушает их жизни, они, тем самым, совер­шают нечто противоестественное. Вопреки заложенному в них инстинкту самосохране­ния, они пытаются уничтожить себя. Они бо­рются с глубочайшим из заложенных в них ин­стинктов.

Если разрушительная сила алкоголя вызы­вает у них смирение, то милость Господня мо­жет войти в них и избавить их от этого при­страстия. Здесь их мощный инстинкт к продол­жению жизни находит полную поддержку у Создателя, желающего дать им новую жизнь.

««« »»»

«Основная особенность духовного опыта зак­лючается в том, что он дает его обладателю новую и несравненно более сильную мотива­цию к вере и дисциплинированности.

Такой опыт не может немедленно вернуть нам целостность, но он дает вполне определен­ную новую возможность для духовного воз­рождения».

  1. «Двеналцать и Двеналщть».
  2. Пт4сьмо, 1965.

 

 

 

Вы проводили эксперимент?

«Поскольку широта взглядов и познание опыт­ным путем представляются неотъемлемыми атрибутами нашей «научной» цивилизации, кажется странным, что большинство ученых не горят желанием лично проверить теорию первичности Бога по отношению к человеку. Они предпочитают верить в то, что человек — это случайный продукт эволюционного про­цесса, и что Бог как Творец и Создатель не су­ществует.

Я могу сказать лишь то, что я проверял на опыте обе концепции, и что в моем случае кон­цепция Бога доказала себя лучше в качестве жизненной основы, нежели эгоцентричная си­стема.

Тем не менее, я буду первым защищать ваше право думать так, как вам заблагорассу­дится. Я только задам вам вопрос: “Вы когда- нибудь в жизни пытались размышлять и дей­ствовать так, как если бы верили в существова­ние Бога? Вы проводили такой эксперимент?”».

Мы нуждаемся в помощи извне

Было очевидно, что недостаточно простого осоз­нания собственных недостатков, основанного толь­ко на нашей самооценке. Нам нужна посторонняя помощь, если мы хотим знать правду о себе, — помощь Бога и помощь другого человека..

Только обсудив свои качества и ничего не скры­вая при этом, только желая получить совет и руко­водство, мы можем встать на путь разумных суж­дений, укоренившейся честности и подлинного смирения.

««« »»»

Если мы начинаем обманывать себя, опытный нас­тавник быстро это определит. И по мере того, как он умело выводит нас из мира наших фантазий, мы с удивлением обнаруживаем, как мало у нас остается привычных аргументов, которыми мы пользовались, чтобы защитить себя от непригляд­ной правды. Не существует другого способа столь действенно победить в своей душе страх, гордыню и невежество. По прошествии некоторого време­ни мы осознаем, что прочно стоим на качественно новом фундаменте, обеспечивающем целостность наших душ, и мы щедро благо дарим наших настав­ников, чьи советы вывели нас на верный путь.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «Грейпвайн», август 1961.

 

Божий дар

Мы видим, что солнце никогда не заходит над Содружеством Анонимных Алкоголиков, что более трехсот пятидесяти тысяч АА избавились от своего недуга, что мы начали повсеместно преодолевать вековые расовые, религиозные и национальные барьеры. Эта уверенность в том, что столь многие из нас стали социально ответственными людьми, сохраняющими трез­вость, духовно развивающимися и приносящи­ми пользу в этом несовершенном мире, напол­няет наши души глубочайшей радостью и удов­летворением.

Но, как люди, которые очень тяжело учат­ся, мы не должны чрезмерно поздравлять себя. Мы должны рассматривать эти достижения как Божественный дар, которому мы сумели как-то соответствовать благодаря своему крепнущему стремлению узнать и исполнить Его волю в отношении нас.

 

Молитва под давлением

Когда я чувствую в себе сильное напряжение, я удлиняю мои ежедневные прогулки и мед­ленно повторяю нашу «Молитву о душевном покое» в ритм своим шагам и дыханию.

Если я чувствую, что моя боль хотя бы час­тично была вызвана другими людьми, я стара­юсь повторять: «Боже, дай мне душевных сил полюбить лучшее в них, и никогда не смущать­ся худшим». Этот благодатный исцеляющий процесс, иногда продолжающийся по несколь­ку дней, почти всегда возвращает мне эмоцио­нальное равновесие и надежды на будущее.

 

 

 

Встречать трудности

«Не расстраивайтесь слишком сильно из-за своего срыва. Мы, алкоголики, почти всегда учимся на самых тяжелых уроках».

Ваша идея о переезде куда-нибудь в дру­гое место может быть верна, а может, и невер­на. Может быть, вы испытываете эмоциональ­ные или экономические затруднения, с кото­рыми невозможно справиться там, где Вы сейчас находитесь. Но, возможно, Вы сейчас делаете то же самое, что и мы совершали в тот или иной момент: просто бежите от труднос­тей. Попытайтесь еще раз тщательно все об­думать.

Действительно ли Вы ставите выздоровле­ние для вас на первом месте, или оно зависит для вас от людей, обстоятельств или мест? Воз­можно, для Вас будет гораздо лучше встретить­ся с трудностями именно там, где Вы сейчас живете, и, в конечном счете, добиться успеха с помощью программы ДА. Подумайте об этом, прежде чем принять окончательное решение».

Мы больше не одиноки

Пьянство подразумевает одиночество, хотя мы и были окружены любящими нас людьми. Но когда наше упрямство прогнало их всех прочь, и мы остались в полном одиночестве, то начали изображать из себя важных персон в дешевых забегаловках. Когда перестало уда­ваться и это, мы начали слоняться по улицам, клянча милостыню у прохожих.

Мы пытались достичь эмоциональной уравновешенности либо доминируя над дру­гими, либо попадая в зависимость от других людей. Даже если у нас еще оставались какие- то деньги, все равно мы оказывались совершен­но одинокими в этом мире и тщетно старались найти какую-нибудь опору в таких нездоровых отношениях, как доминирование или подчи­нение.

Для тех, кто вел себя именно таким обра­зом, пребывание среди ДА имеет особое зна­чение. В этом Товариществе мы начинаем уз­навать, какими должны быть правильные от­ношения с теми, кто нас понимает, и мы больше не одиноки.

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

 

 

 

 

«Семь раз отмерь»?

«Мудрые люди недаром придают столь боль­шое значение такой добродетели, как благо­разумие. Они знают, что без этого важнейше­го качества никакая мудрость невозможна.

Но «семь раз отмерь, один отрежь» в чис­том виде недостаточно. Если наши глаза зату­манены страхом, подозрением или гневом, то в таком состоянии лучше вообще не действо­вать и не пытаться оценивать ситуацию».

««« »»»

«Мы перестаем испытывать страх перед при­нятием больших и малых решений, как толь­ко начинаем понимать, что даже если наш вы­бор окажется неверным, мы сможем, если за­хотим, извлечь урок из наших ошибок. Если же наше решение окажется верным, мы сможем возблагодарить Бога за Его милость и за то, что Он дал нам мужество действовать подобным образом».

Удовлетворение
от истинной жизни

Еще более удивительным является чувство, что мы не должны особенно выделяться среди сво­их друзей, чтобы быть полезными другим и по- настоящему счастливыми. Немногие из нас способны быть выдающимися деятелями, да мы и не хотим быть ими.

Услуга, которая оказана с радостью; обя­зательства, которые мы честно выполняем; беды, которые мы выносим или которые уме­ем отвратить с Божьей помощью; понимание, что дома и в мире мы являемся соратниками в совместном деле; хороню усвоенный факт, что перед Богом все люди важны в равной мере; уверенность, что любовь, которую мы дарим, сторицей возвращается к нам; уверенность, что мы больше не изолированы и не живем в камерах-одиночках, которые сами построили для себя; уверенность, что мы не сорвались с резьбы, но занимаем достойное место в Божь­ем мироздании, — таковы постоянные за­конные удовольствия правильного образа жизни, которые нельзя заменить никакой помпезностью и торжественностью, никаким количеством материальных благ.

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

 

Более широкое понимание

Для охвата большего числа алкоголиков, для пони­мания ДА и расположения общественности к ДА, сообщество должно продолжать расти повсюду. Нам надо продолжать улучшать отношения с ме­диками, работодателями, правительством, религи­озными деятелями, с судами, исправительными учреждениями, психиатрическими больницами и другими заведениями, имеющими отношение к проблеме алкоголизма Нам надо усилить располо­жение к нам издателей, писателей, работников ра­дио и телевидения. Эти общественные организа­ции должны шире открыться для нас

««« »»»

Важнейшее значение для будущего процветания ДА имеет использование современных средств мас­совой информации. При правильном и бескорыс­тном использовании они могут принести резуль­таты, превосходящие наше воображение.

При неправильном использовании этого мощ­ного инструмента мы можем очень сильно постра­дать от проявлений эгоизма и самолюбования чле­нов нашего сообщества Нашим щитом против та­кой опасности является принцип сохранения анонимности членов АД перед широкой публикой.

  1. «Двенадцать Прт4ншшов».
  2. «Грейпвайн», ноябрь 1960.

 

«Особый» опыт?

Мне довелось получить потрясающий мисти­ческий опыт «внезапного озарения», и на пер­вых порах мне вполне естественно казалось, что такой необычный опыт выделяет меня сре­ди других людей.

Но теперь, когда я вспоминаю об этом по­трясающем событии, я испытываю только глу­бокую благодарность. Теперь мне ясно, что необычными обстоятельствами в моем случае были только внезапность этого озарения, его всепоглощающая сила и возникновение немед­ленной убежденности.

Но я уверен, что во всех остальных отно­шениях мой опыт ничем особо не отличался от любого члена АА, усердно выполняющего нашу программу исцеления. Несомненно, что на любого из них нисходит Божья благодать; разница заключается лишь в том, что осозна­ние Его дара происходит более постепенным путем.

 

 

 

Ключ к трезвости

Уникальная способность каждого члена АА на основании собственного опыта понять нович­ка и обеспечить его выздоровление не зависит от его образования, красноречия или каких- то индивидуальных способностей. Единствен­ное, что имеет значение, это то, что он алкого­лик, который сам нашел ключ к трезвости.

««« »»»

Когда я в первый раз разговаривал с д-ром Бо­бом, я напирал на безнадежность его состоя­ния с медицинской точки зрения. Я пользовал­ся словами д-ра Силкуорта, которыми он опи­сывал алкогольную дилемму «одержимость плюс аллергия (непереносимость)». Хотя Боб сам был врачом, это оказалось неприятной новостью для него. А то обстоятельство, что я сам был алкоголиком и по собственному опы­ту знал, о чем говорил, придавало особую убе­дительность этому неприятному открытию.

Как видите, наш разговор был одинаково необходим нам обоим. Я перестал «читать про­поведи». Я знал, что нуждаюсь в этом алкого­лике так же сильно, как и он во мне.

  1. «Двенадцать тз Двенадцать».
  2. «АА взрослеет».

Что скрывается в глубине

Некоторые станут возражать, что недостатки их характера не столь вопиющи. Выскажем предположение, что тщательный анализ по­зволит выявить недостатки как раз там, где мы противились неприятным вопросам.

А так как на поверхности наше поведение выглядело довольно приличным, мы часто ро­бели, когда представлялась возможность по­нять, что все выглядит именно так потому лишь, что мы спрятали те самые недостатки под толстым слоем самооправданий. Какими бы ни были дефекты нашего характера, они, в конечном счете, навлекли на нас алкоголизм и уготовили нам бездну страданий.

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

Слуга, а не хозяин

В нашем сообществе Анонимных Алкоголиков мы обнаружили, что не важно, каково наше материальное положение, важно — каково духовное. Деньги постепенно превратились из наших господ в наших слуг. Они стали сред­ством выражения любви и обмена услугами с окружающими нас людьми.

««« »»»

Среди членов нашего содружества в Австра­лии есть один овцевод-одиночка, живущий в 2 тысячах миль от ближайшего городка, куда он приезжает раз в году, чтобы продать шерсть своих овей. Чтобы получить макси­мальную выручку, ему надо приехать в город в определенный месяц. Но когда он узнал, что расширенное региональное собрание АА со­стоится значительно позднее, когда цены на шерсть уже упадут, он с радостью принял тя­желую финансовую потерю ради поездки в данное время. Вот как много для него значила встреча с АА.

  1. «Двенадцать тз Двенадцать».
  2. «АА взрослеет».

Внутренняя сущность

Мы постоянно обнаруживаем при изучении материального мира, что видимая реальность вовсе не является истинной сущностью. Про­заическая стальная балка представляет собой множество электронов, с невероятной скоро­стью движущихся относительно друг друга. Движение этих крошечных тел происходит по совершенно точным законам, и законы эти одинаковы для всего материального мира Так нас учит наука У нас нет никаких оснований сомневаться в этом.

Однако, как только нам предлагают впол­не логичное предположение, что в основе все­го материального мира и жизни, насколько мы можем понять это, лежит Всемогущий Руко­водящий Творческий Разум, так тут же неза­медлительно проявляется наш антагонизм, и мы усердно стараемся убедить себя, что все это совсем не так. Но если бы это было так, то из этого вытекало бы, что жизнь возникла из ни­чего, что она бессмысленна и никуда не дви­жется.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Бесстрашно и глубоко

Мой самоанализ нередко бывал ошибочным. Иногда мне не удавалось рассказать о своих недостатках лю­дям, которые действительно могли мне помочь; в дру­гие разы я скорее признавал их недостатки, нежели свои собственные, а бывали и такие времена, когда мое признание собственных недостатков скорее на­поминало громкие жалобы на проблемы и обстоя­тельства.

««« »»»

Поэтому, когда АА предлагает бесстрашный анализ с нравственной позиции, нам кажется, что от нас тре­буют невозможного. Гордыня и страх преграждают дорогу новичку каждый раз, когда он пытается чест­но оценить себя. Гордыня говорит: «Тебе не нужно идти этим путем!», а Страх шепчет: «Ты не посмеешь взглянуть!»

Но согласно свидетельствам тех членов АА, кто действительно пытался произвести моральную оцен­ку своего «я», гордыня и страх — это не более чем огородные пугала. Когда мы по-настоягцему захотим разобраться в своем «я» и постараемся сделать это скрупулезно, появится такое чувство, словно яркий свет вспыхнул в тумане. При известной настойчивос­ти возникнет новая уверенность в себе, а в душе на­ступит такое облегчение, которое с трудом поддает­ся описанию.

  1. «Грейпвайн», июнь 1958.
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Личные обязательства

Снова хотим подчеркнуть, что нежелание бо­роться друг с другом или с кем-нибудь еще не рассматривается нами как особая добродетель, которая ставит нас выше других людей. Это не значит также, что члены АА, восстановленные во всем мире в своих гражданских правах, бу­дут уходить от любых индивидуальных обязан­ностей действовать так, как они считают спра­ведливым, по отношению к важнейшим про­блемам современности.

Но что касается Содружества АА в це­лом — это совершенно другое дело. Как орга­низация мы не вступаем в общественные спо­ры, потому что, если мы сделаем это, наше Со­дружество погибнет «Двенадцать Т4 Двенадцать».

Страх и вера

Избавление от страха — это процесс, который длится всю жизнь и не может быть полностью завершен.

Под тяжелыми ударами судьбы или во вре­мя серьезной болезни, или в других ситуациях, когда мы не чувствуем себя в безопасности, мы все испытываем страх — в большей или мень­шей степени, в зависимости от обстоятельств. Те, кто заявляют, будто полностью свободны от страха, обманывают сами себя.

««« »»»

Мы наконец увидели, что вера в какого-то Бога столь же свойственна нам, как, например, чув­ство, которое мы питаем к другу. Иногда нам требовалось бесстрашие в поисках, и тогда мы находили Его. Он был столь же реален, как мы сами. В глубине души мы обнаружили Великую Реальность.

  1. «Грейпвайн», январь 1962.
  2. «Анонтамные алкоголтжта».

 

 

 

Шаг, способствующий
нашему развитию

Порой, когда друзья говорят нам, какие мы молодцы, в глубине души мы понимаем, что это не совсем так. Мы знаем, что еще недостаточ­но преуспели, поскольку не можем полностью принимать жизнь такой, как она есть. Должно быть, в нашей духовной практике и нашем раз­витии существует какой-то серьезный изъян.

Что же это за изъян?

Скорее всего, источник нашего беспокой­ства лежит в невыполнении или недопонима­нии Одиннадцатого Шага ДА, который гово­рит нам о необходимости молитвы, медитации и Божественного руководства.

Другие Шаги могут помочь большинству из нас сохранять трезвость и в той или иной степени исполнять свои обязанности, но толь­ко Одиннадцатый Шаг помогает нам разви­ваться, при условии, что мы будем постоянно и упорно работать над этим.

Отказ от зависимости и самодостаточности

Когда мы шли по противоположному пути, настаивая, как дета, на том, чтобы другие люди защищали нас и заботились о нас, или на том, что мир должен обеспе­чить нам средства к существованию, результат также оказывался плачевным Эго часто заставляло людей, ко­торых мы любили, отдаляться от нас или даже уходить насовсем Нам было трудно пережить разочарование.

Мы не могли понять, что, будучи взрослыми, мы вели себя как дета, пытаясь превратить всех вокруг — друзей, жен, мужей и даже весь мир — в оберегающих нас родителей. Мы отказывались понять довольно су­ровый жизненный принцип, что чрезмерная зависи­мость от людей делает человека несчастным, потому что все люди способны ошибаться и даже самые луч­шие из них могут нас подвести, особенно если наши требования к ним не имеют разумных границ.

««« »»»

Сейчас мы опираемся на другую основу — мы верим в Бога и рассчитываем на его помощь. Мы с большим доверием относимся к безграничному Богу, чем к на­шим собственным ограниченным силам. Мы должны играть в этом мире ту роль, которую Он нам предоп­ределил До тех пор, пока мы действуем так, как угод­но Ему и смиренно полагаемся на Него, Он дарует нам способность посреди всех бед обрести чистоту, не уступающую им по силе.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «Анонимные алкоголики».

Благодарить

Хотя мне до сих пор нелегко с полным спокой­ствием принимать сегодняшние волнения и боль, как это, возможно, удается людям, бо­лее развитым в духовном отношении, тем не менее, я могу благодарить за нынешние стра­дания.

Такая готовность возникает у меня, когда я вспоминаю уроки, которые мне удалось из­влечь из прошлых страданий, и которые при­вели меня к нынешнему благословенному со­стоянию. Я вспоминаю, как прошлые муки ал­коголизма, боль сопротивления и упрямая гордыня помогли мне получить Божью благо­дать и таким образом, обрести новую свободу.

 

Что стоит за нашими
оправданиями

Мы, алкоголики, являемся чемпионами по изобре­тению самооправданий и теоретизированию. Зада­ча психиатра — внимательно выслушать наши оп­равдания и обнаружить более глубокие причины нашего поведения. Хотя мы не изучали психиатрию, проведя некоторое время среди Анонимных Алко­голиков, мы можем понять, что наши мотивы на самом деле не таковы, как нам изначально казалось, и что мы находимся под воздействием сил, ранее нам неизвестных. Поэтому нам следует с величай­шим уважением, интересом и пользой для себя вос­принимать достижения психиатрии.

««« »»»

«Духовный рост, который достигается благодаря выполнению Двенадцати Шагов АА, в сочетании с помощью хорошего наставника обычно помогает обнаружить большую часть глубинных причин, обусловливающих недостатки нашей натуры, по крайней мере, в той степени, которая соответству­ет нашим практическим потребностям. Тем не ме­нее, нам следует благодарить наших друзей-пси- хиатров за то, что они так настоятельно подчерки­вают необходимость обнаружения ложных и зачастую неосознанных мотиваций».

  1. «АА взрослеет».
  2. Птзсьмо, 1966.

 

Те, другие люди

«Как и вы, я часто считал себя жертвой слов и поступков других людей. Но каждый раз, когда я признавал грехи этих людей, особенно тех, чьи прегрешения не имели ничего общего с моими собственными, я понимал, что только умножаю общий урон собственной личности. Под влиянием личного недовольства, обиды и жалости к самому себе я стал бы практически никчемным человеком.

Потому сегодня, когда кто-нибудь в разго­воре со мной желает причинить мне боль, я сперва спрашиваю себя, есть ли правда в том, что говорит этот человек. Если нет, я стараюсь сдерживать себя той мыслью, что и у меня бы­вали периоды, когда я умышленно говорил горькие для окружающих вещи, что обидное и ранящее злословие есть всего лишь остаточ­ный симптом нашей эмоциональной болезни, и вследствие этого я понимаю, что всегда дол­жен сдерживать свой гнев по отношению к неблагоразумному поведению этих не вполне здоровых людей.

Под воздействием тяжелых обстоятельств мне приходилось, раз за разом, прощать дру­гих — а также и себя. А когда вы в последний раз пробовали поступать подобным образом?»

 

 

 

Когда заканчивается детство

«Вы должны помнить, что каждая группа Аноним­ных Алкоголиков начинается с усилий одного че­ловека и его друзей, то есть основателя и его спод­вижников, с соблюдением определенной иерар­хии. Другого варианта не существует.

Но когда период становления остается поза­ди, истинный лидер всегда создает возможности для демократического пути развитая, который на­чинается снизу, и, в конечном счете, этот предво­дитель полностью отходит от своей прошлой стра­тегии самоизбранного лидерства».

««« »»»

Из письма д-ру Бобу:

«Группы Анонимных Алкоголиков повсемес­тно берут вопросы руководства текущей деятель­ностью в свои руки. Местные основатели и их дру­зья отходят на второй план. Я не понимаю, почему так много людей забывают об этом, когда рассуж­дают о будущем нашей Всемирной службы.

В конце концов, именно группы возьмут все под свой контроль, и возможно, когда это произой­дет, они потеряют свое наследие. Однако возмож­но, что этого и не произойдет. В любом случае, они на самом деле выросли, и АА принадлежит им, да­вайте же признаем этот факт».

Пт4сьма, 1950,1949.

Честность и выздоровление

Подводя нравственную инвентаризацию, каждый член АА должен обдумать следующие вопросы:

Когда и как, в каких именно случаях мое эгоис­тическое стремление к сексуальным отношениям навлекло беду на других людей и на меня самого? Кого я конкретно обидел и в какой мере? Разруши­ло ли это мою семейную жизнь и отразилось ли на моих детях? Рисковал ли я при этом своим поло­жением в обществе? Как я относился к тем своим поступкам тогда? Сгорал ли я от стыда? Или же я считал, что я не виновник, а жертва, и тем самым оправдывал себя?

Как я относился к неудачам в сексуальных от­ношениях? Когда я сталкивался с отказом, вызыва­ло это у меня мстительное чувство, или я впадал в депрессию? Вымещалли я это на других? Если жена отказываламне в близости тали была холодна соляной, пользовался ли я этим как поводом для измен?

««« »»»

Пускай ни один алкоголик не говорит, что не может выздороветь до тех пор, пока его семья не вернется к нему. Его выздоровление не зависит от людей. Оно зависит только от его взаимоотноше­ний с Богом, как бы он ни понимал Его для себя.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «Анонимные алкоголики».

Об Анонимных Алкоголиках
в двух словах

«Весь путь Анонимных Алкоголиков может быть емко описан двумя словами — смирение и ответственность. Уровень нашего духовного развития можно точно измерить степенью нашей приверженности этим прекрасным эта­лонам».

«Всегда двигаться вперед по пути смирения, в сочетании со все возрастающей готовностью принимать на себя ясные и четкие обязатель­ства и исполнять их — вот поистине краеуголь­ные камни в процессе нашего духовного раз­вития и роста. Они позволяют нам осознать подлинную суть правильного существования и правильного действия. Именно через них мы можем понять и исполнить Божью волю».

Беседа, 1965 (напечатана в журнале «Греипваин» за январь 1966 г.).

Проблемы,

которые мы сами создаем

Себялюбие — эгоцентризм! В этом, мы пола­гаем, корень всех наших проблем. Ведомые разными формами страха, самообмана, свое­корыстия, жалости к себе, мы расталкиваем локтями окружающих, а они платят нам той же монетой. Иногда они причиняют нам боль, как нам кажется, безо всякого повода, но мы неизменно обнаруживаем, что когда-то давно мы сделали выбор, думая лишь о себе, потому- то нам и досталось впоследствии.

Таким образом, мы сами являемся причи­ной наших бед. Они начинаются в нас; алкого­лик представляет собой законченный пример бунта своеволия, но сам он, конечно же, так не считает. Прежде всего мы, алкоголики, долж­ны освободиться от этого эгоцентризма. Мы должны сделать это, иначе он убьет нас.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Обязательная любовь

Жизнь каждого члена АА и каждой группы стро­ится на приверженности нашим Двенадцато Ша­гам и Двенадцато Традициям Мы знаем, что нака­занием за продолжительное несоблюдение этих принципов будет смерть индивида и распад груп­пы. Но еще большей силой, способствующей един­ству АА, является обязательная любовь к своим то­варищам и нашим принципам

««« »»»

Вы, может быть, думаете, что штаб-квартира АА в Нью-Йорке является исключением? Коненно,люди всегда нуждаются в какой-то власти. Но много лет тому назад попечители и члены Центра обслужива­ния поняли, что они могут всего лишь давать реко­мендации , и, притом, в самой мягкой форме.

Они были вынуждены даже сформулировать некоторые клише, которые включаются в полови­ну рассылаемых писем «Конечно, у вас есть полная свобода решить этот вопрос удобным для вас спо­собом, но большой опыт АА подсказывает, что…».

Из Всемирной штаб-квартиры АА не исходит никаких приказов. Она является главным распрос­транителем нашего опыта, приобретенного на ос­новании полученных нами уроков.

  1. «Двенадцать Прт4ншшов».
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Путь в одиночку

Решать духовные проблемы в одиночку до­вольно опасно. Нам часто приходилось слы­шать, как люди, движимые благими намерени­ями, провозглашают, что ими руководит Гос­подь, в то время как совершенно очевидно, что они в этом жестоко ошибаются. Не имея прак­тики общения с Богом и не обладая смирени­ем, эти люди могут обманывать себя, оправ­дывая всякого рода бессмыслицу на том лишь основании, что она подсказана им Богом.

Стоит отметить, что люди с высокой ду­ховностью всегда настаивают на нашей про­верке с друзьями или с духовными наставни­ками указаний, которые мы, по нашему мне­нию, получили от Бога. А тем более новичок не должен подвергать себя опасности совершить какую-либо нелепую или даже трагическую ошибку такого рода. Хотя комментарий или совет другого члена АА не всегда является без­ошибочным, он не будет столь неопределен­ным, как любое прямое указание, которое мы можем получить, общаясь с Силой более мо­гущественной, чем мы и не обладая при этом достаточным опытом такого общения.

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

Исцеление через самоотдачу

Новичку надо рассказать о программе дей­ствий, которой вы следовали, объясните, как вы дали оценку своей жизни с нравственных позиций, как вы пересмотрели свое прошлое, и почему вы теперь хотите помочь ему. Важно, чтобы он понял, что ваши попытки передать ему все, что вы знаете, играют важную роль в вашем собственном излечении. Фактически, он может помочь вам больше, чем вы ему. Объяс­ните ему, что он вам ничем не обязан.

««« »»»

В первые полгода, когда я перестал пить, я усер­дно работал со многими алкоголиками, но ни с одним из них не добился успеха Тем не менее, эта деятельность помогала мне сохранять трезвость. Дело заключалось не в том, что я что- то получал от них. Моя психологическая ста­бильность проистекала из моих стремлений что-то отдавать, а вовсе не получать от них.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «Грейпвайн», январь 1958.

Высшая сила глазами атеистов

«У меня большой и преимущественно поло­жительный опыт работы с атеистами. Каждый член АА имеет право на собственное мнение. Гораздо лучше сохранять открытое и терпи­мое общество, чем подавлять недовольство, которое может возникать из-за их взглядов. На самом деле, я не знаю никого, кто ушел бы от нас и умер от алкоголизма только из-за сво­их атеистических взглядов на устройство ми­роздания.

Но я всегда прошу таких людей рассмат­ривать в качестве Высшей Силы свою группу. Когда они впервые пришли туда, они пили, то­гда как большинство членов группы сохраня­ли трезвость. Следовательно, для них группа представляет собой Высшую Силу. Это непло­хо для начала, и для многих из них прогресс на­чинается именно с этой точки. Я понимаю их чувства, поскольку некогда сам был таким».

Пт4Сьмо, 1962.

Облегчить нашу ношу

Только одно соображение должно останавли­вать нас от полного признания своей вины пе­ред другими людьми. Оно действует там, где полное признание серьезно повредило бы тому человеку, которому мы хотим возместить ущерб. Или — что не менее важно — это мо­жет повредить каким-либо другим людям. На­пример, мы не можем взваливать бремя на­ших внебрачных связей на плечи ничего не по­дозревающих мужей и жен. Если обсуждение таких связей все же возникнет, давайте поста­раемся не нанести ущерба третьей стороне, независимо от того, что это за человек.

Наша ноша не станет легче, даже если мы бездумно переложим ее на плечи других.

««« »»»

При возмещении ущерба, нужно вести себя разумно, тактично, смиренно, учитывая инте­ресы других людей, но при этом не расшарки­ваясь и не раболепствуя перед ними. Бог помо­гает нам прочно стоять на ногах, мы не долж­ны ни перед кем ползать и унижаться.

  1. «Двенадцать и Двенадцать».
  2. «Анонтамные алкоголики».

Говорить без страха

Немногие из нас сохраняют анонимность в своей повседневной жизни. Мы отказались от принци­па анонимности на этом уровне, поскольку счита­ем, что наши друзья и коллеги должны знать о су­ществовании Содружества АА и о том, что оно для нас сделало. Мы хотим также избавиться от страха перед публичным признанием, что мы алкоголики. Хотя мы убедительно просим журналистов не рас­крывать наши имена, мы нередко выступаем на смешанных встречах, где присутствуют посторон­ние люди. Мы стремимся убедить аудиторию в том, что алкоголизм — это наша болезнь, о которой мы больше не боимся разговаривать с кем бы то ни было.

Однако, если мы переступим эти границы, мы, без сомнения, навсегда утратим принцип соблю­дения анонимности. Если бы каждый член АА мог смело обнародовать свое имя и свою историю и поместить свою фотографию, то на нас вскоре об­рушился бы шквал персональной известности.

««« »»»

«Когда члены АА обращаются ко мне за советом от­носительно участия во встрече с так называемой широкой общественностью, я это приветствую, с единственным условием, чтобы журналисты соблю­дали наш принцип анонимности и понимали, что мы не требуем для себя ничего, кроме понимания».

  1. «Грейпвайн», январь 1946.
  2. Письмо, 1949.

Искусство оправданий

Большинство членов АА, когда продолжали пить, жестоко страдали от способности выго­раживать себя. Для многих эта способность служила, разумеется, извиняющим поводом для выпивки, а также и для множества безум­ных и диких выходок. Придумывание алиби стало для нас тонким искусством.

Мы должны были пить потому, что време­на были тяжелые, или потому, что времена были — что надо. Мы должны были пить пото­му, что дома нас окутывала атмосфера всеоб­щей любви, или потому, что нас никто не любил. Мы должны были пить потому, что нам сопут­ствовали крупные удачи на службе, или потому, что у нас были серьезные неприятности в делах. Мы должны были пить потому, что наша стра­на выиграла войну, или потому, что она вступи­ла в войну. И так далее до бесконечности.

««« »»»

Требуется немало времени, чтобы понять, что мы стали жертвой собственной эмоциональ­ной неустойчивости. Что касается других лю­дей, то нужно было отказаться от слова «вина» в наших разговорах и мыслях.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. Там же.

Духовная зрелость

Если мы духовно выздоровели, мы можем де­лать все то, что не рекомендуется делать алко­голикам. Принято считать, что нам нельзя по­являться там, где потребляют алкоголь, что мы не должны держать его у себя дома, что мы должны избегать пьющих друзей, что нельзя смотреть фильмы, в которых показывают сие­ны с выпивкой, что мы не должны заходить в бары, что наши друзья должны прятать бутыл­ки, когда мы приходим к ним в дом, что мы не должны думать об алкоголе и нам не следует напоминать о нем Наш опыт показывает, что это не так.

Ежедневно мы сталкиваемся со всеми эти­ми ситуациями, которые мы якобы должны избегать. Алкоголик, который не может иметь дело со всем этим, все еще не избавился от того образа мышления, который сопутствует алко­голизму. Его духовный статус еще не закрепил­ся. Ибо выходит, что его единственный шанс стать трезвым — это жить где-нибудь в Ерен- ландии, но ведь даже там может появиться эс­кимос с бутылкой виски, который все погубит.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Мы как отдельные личности

Есть только один бесспорный способ провер­ки духовной зрелости. Он гласит: «По плодам их узнаете их».

Вот почему я думаю, что не следует зада­вать вопросов относительно чьей-либо духов­ной трансформации, была ли она мгновенной или постепенной. Не следует также ожидать для себя чьего-то особенного типа изменения, поскольку опыт показывает, что нам обычно дается то, что лучше всего подходит именно нам.

««« »»»

Одинаковых людей не бывает, поэтому каж­дый из нас, проводя моральную оценку, дол­жен понять недостатки своей индивидуальнос­ти. Подобрав ботинки впору, каждый человек должен надеть их и идти по жизни с уверенно­стью, что теперь он на правильном пути.

  1. «Грейпвайн», Т4юль 1962.
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Необузданные инстинкты

Всякий раз, когда такой человек дает волю сво­им инстинктам по отношению к окружаю­щим, случаются неприятности. Если в погоне за богатством он попирает людей, встречаю­щихся на его пути, это может вызвать у окру­жающих страх, ревность и мстительность. Не­обузданный секс также приводит к неприят­ностям.

Обращенные к другим требования чрез­мерного внимания, покровительства или люб­ви вызывают у тех, к кому они обращены, либо стремление подавлять, либо отвращение, — две столь же нездоровые эмоциональные ре­акции, сколь и требования, их вызвавшие. Ког­да стремление завоевать престиж становится неконтролируемым, то уже неважно, где это происходит, — в кружке кройки и шитья или на международной конференции; другие люди страдают от этого и часто выражают протест. Такое столкновение инстинктов может выз­вать любую реакцию — от холодного пренеб­режения до яростного противодействия.

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

«Бессилие перед алкоголем»

Я неуклонно скатывался вниз, и в один из дней 1934 г. я лежал на верхнем этаже больницы, впервые осознав, что мое состояние совершен­но безнадежно.

Лоис находилась внизу, и д-р Силкуорт в своей мягкой манере пытался объяснить ей, в чем причина моих проблем и моего безнадеж­ного состояния. «Но у Билла огромная сила воли, — сказала она. — Он отчаянно пытается выздороветь. Мы уже все перепробовали. Док­тор, почему он не может остановиться?»

Он объяснил ей, что мое пьянство, некогда бывшее привычкой, превратилось в настоящее безумие, в зависимость, которая вынуждает меня пить даже против моей воли.

««« »»»

«На последних стадиях алкоголизма воля к со­противлению улетучивается. Но когда мы при­знаем наше полное поражение и становимся готовы к попытке следовать принципам АА, алкогольная зависимость покидает нас, и мы переходим в иное измерение, приобретая сво­боду под Богом, как мы Его понимаем».

  1. «АА взрослеет».
  2. Птзсьмо, 1966.

Вера, план и работа

«Идея “жить сегодняшним днем” относится, в первую очередь, к эмоциональной жизни че­ловека. С этой точки зрения мы должны жить не вчерашним и не завтрашним, а именно се­годняшним днем

Но мне никогда не доводилось видеть, что­бы отдельный человек, группа АА или все Со­дружество в целом никогда не задумывались о том, как им действовать завтра или в более отдаленном будущем. Одна только вера не воз­двигнет дом, в котором можно будет жить. Необходим план и много работы для его воп­лощения в реальность.

К Анонимным Алкоголикам, как ни к кому иному, применимо библейское выражение: “Вера без дел мертва”. Усердное и искреннее служение в рамках Двенадцатого Шага явля­ется именно такими «делами», способствую­щими нашей дальнейшей жизни и развитию за счет избавления от анархии или застоя».

Пт4Сьмо, 1954.

Ложная гордость

Самым тревожным в отношении слепой гор­дыни является легкость, с которой мы находим оправдания для нее. Однако не надо далеко хо­дить, чтобы понять, что самооправдание — это универсальное средство для разрушения гар­монии и любви. Оно настраивает человека про­тив человека, народ против народа. Руковод­ствуясь им, можно оправдать любые формы безрассудства и насилия, и даже представить их достойными уважения.

««« »»»

Было бы ложной гордостью считать, что АА изобрели панацею от всех болезней, даже от алкоголизма.

  1. «Грейпватш», Т4юнь
  2. «АА взрослеет».

Справляться с обидами

Мы пришли к пониманию, что мир и люди по­велевали нами. Зло, воображаемое или реаль­ное, которое причиняли нам люди, обладало силой, способной убить. Как избежать этого? Мы поняли, что нужно обуздать свое недоволь­ство, но как? Наше желание избавиться от него не было столь же сильным, как желание изба­виться от алкоголя.

Наш путь был таким мы пришли к заклю­чению, что люди, причинявшие нам зло, были, возможно, духовно ущербны. Хотя нам не нра­вились симптомы их недуга и то, что они были несправедливы по отношению к нам, все же они, как и мы, были больны. Мы просили Бога помочь нам относиться к ним с той же терпи­мостью, с тем же состраданием и жалостью, с которой мы отнеслись бы к больному другу.

Мы избегаем споров или возмездия. Ведь мы не стали бы так относиться к больному че­ловеку. Если мы себе это позволим, то мы не сможем помочь им. Конечно, мы не можем помочь всем людям, но Бог научит нас, как быть добрыми и терпимыми по отношению к каж­дому.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Аспекты духовности

«Среди Анонимных Алкоголиков все еще со­храняется довольно много людей, проводящих различие между материальным и духовным. Я же предпочитаю думать, что все здесь зависит от мотивации. Если мы эгоистично используем наше земное имущество, значит, мы материа­листы. Но если мы используем это имущество для помощи другим людям, тогда материаль­ное помогает духовному».

««« »»»

«В обществе продолжает господствовать мысль о том, что наши инстинкты преимуще­ственно являются низменными и препятству­ют развитию духовности. Я думаю, что разли­чие между добром и злом не сводится к разни­це между духовностью и инстинктами: это различие между правильным и неправильным использованием инстинктов. Осознание ин­стинктивных мотивов и направление их в нуж­ное русло составляют сущность обретения це­лостности натуры».

  1. Пт4Сьмо, 1958.
  2. Пт4сьмо, 1954.

Эмоциональная трезвость

Если мы проанализируем все свои неприятно­сти, большие и малые, мы обнаружим, что в основе их лежит какая-то нездоровая зависи­мость и проистекающие из нее нездоровые требования. Давайте же с Божьей помощью будем постепенно освобождаться от этих пут.

Когда мы освободимся от них, мы обретем необходимую свободу для жизни и любви, и способность к двенадцатому шагу, которая приведет и нас, и остальных к эмоциональной трезвости.

«Грейпвайн», январь 1958.

Когда противоречия нарастают

Порой мне приходилось пересматривать ситуа­ции, в которых я вел себя не слишком хорошо. Тот- час же появлялось навязчивое стремление найти себе оправдание.

«Это были, — говорил я себе, — ошибки по­истине неплохого человека». Когда же эта люби­мая отговорка не срабатывала, я думал «Что ж, если бы эта люди не поступили так со мной, то и мне бы не пришлось сделать то, что я сделал». Или вот еще: «Господь знает, что у меня бывают ужасные поры­вы, с которыми я не могу справиться в одиночку. Он должен избавить меня от них». И, наконец, наступало время, когда я восклицал: «Этого я уж точно не смогу сделать! Не стоит даже и пытаться».

Разумеется, мои противоречия все нарастали, так как меня просто переполняли различные отго­ворки, отказы и полное неповиновение.

««« »»»

Когда мы одни, случившееся с нами может быть искажено нашими рассуждениями и нашими благими пожеланиями. Беседа с другим челове­ком поможет нам услышать его мнение и полу­чить совет, в отношении которого у нас не будет сомнений. Решать духовные проблемы в одиноч­ку довольно опасно.

  1. «Грейпвайн», Т4юнь
  2. «Авенадпать и Авенадпать».

 

Время против денег

Если сравнить наше отношение к трате времени и к трате денег, то выявляется интересное противо­речие. Мы посвящаем довольно много времени де­лам сообщества АА, и делаем это не только для соб­ственной поддержки и дальнейшего развития, но и ради наших групп, окружения, Содружества АА в целом и, в первую очередь, для новичков. Если оценить эти затраты времени в денежном выра­жении, наши коллективные пожертвования соста­вили бы огромную сумму.

Однако, когда дело доходит до реальной тра­ты наличных денег, в частности, на содержание штаб-квартиры АА, многие из нас делают это весь­ма неохотно. Мы вспоминаем о своих финансовых потерях за годы, которые мы потратили на пьян­ство, о суммах, которые могли бы отложить на обу­чение детей или просто на черный день.

В последние годы происходит повсеместный отход от подобного отношения; оно особенно бы­стро улетучивается, когда становится очевидной реальная потребность в функционировании той или иной службы АА. Жертвователи нечасто могут увидеть конкретные результаты своих пожертво­ваний, однако они отлично сознают, что таким образом помогают бесчисленным тысячам других алкоголиков и их семьям

 

Боль-убийца
или боль-целитель?

«Я считаю, что когда мы были активными ал­коголиками, мы пили в основном для того, что­бы убить в себе боль того или иного проис­хождения — физическую, психическую или эмоциональную. Конечно же, у каждого есть свой предел стойкости, и как только вы дос­тигли его, вы снова обращаетесь за облегче­нием к бутылке.

На вашем месте я бы не стал взваливать весь изнуряющий груз вины только на себя; с другой стороны, этот опыт должен удвоить вашу убежденность в том, что алкоголь не яв­ляется постоянно действующим болеутоляю­щим средством».

««« »»»

И каждый раз боль была иеной, которую при­ходилось платить за вступление в новую жизнь. Но за эту плату мы приобретали больше, чем ожидали. Мы получали такое смирение, кото­рое, как выяснилось, исцеляло боль. Мы стали меньше бояться боли и стремиться к смире­нию как никогда ранее.

  1. Пт4сьмо, 1959.
  2. «Двенадцать Т4 Двенадцать».

 

Стремление к партнерству

Когда отношения серьезно нарушены, для ис­правления требуется длительная и терпеливая работа. Когда муж становится членом АА, жена бывает недовольна и с неприязнью относится к АА за то, что Содружеству удалось сделать то, чего не удалось ей за многие годы предан­ности и старания. Муж может так увлечься АА и своими новыми друзьями, что довольно не­обдуманно будет проводить больше времени вне дома, чем даже раньше, когда он пил. Оба начинают упрекать друг друга и задавать себе вопрос, возможно ли счастье в их браке.

Когда же алкоголик понимает, что дове­лось вынести его жене и какой ущерб он нанес ей и детям, он почти всегда охотно берет на себя ответственность за семью и готов испра­вить все, что можно, и примириться с тем, что изменить нельзя. Он настойчиво стремится осуществить Программу всех Двенадцати Шагов у себя в семье и часто добивается хоро­ших результатов. С этого момента он с твердо­стью, но и с чувством любви, начинает вести себя, как и подобает мужу, а не избалованно­му мальчику.

 

Протест или принятие

Почта все мы, за редким исключением, временами молиться могли только невероятным усилием воли. Иногда бывает даже так, что бунт внутри нас столь велик, что мы вообще не хотим молиться. Если та­кое случается, мы не должны судить себя слишком строго. Нам следует вновь приступить к молитве, когда это станет возможным, помня, что она явля­ется благом для нас.

««« »»»

Человек, стойко и неизменно продолжающий мо­литься Богу, со временем обнаруживает, что владе­ет великими дарами. Когда он сталкивается с зат­руднительными обстоятельствами, он понимает, что способен смело смотреть им в лицо. Он спосо­бен принять самого себя и весь окружающий мир.

Он способен на это потому, что принял в сво­ей душе Бога, который суть Все, и который любит нас всех. Когда он говорит: «Отче наш, иже еси на небесах, да святится имя Твое!», он действительно глубоко и смиренно прочувствовал это. Когда в ре­зультате глубокой медитации он отстраняется от шума окружающего мира, он знает, что он в руках Божьих, и что его высшему предназначению на самом деле ничего не угрожает, ни сейчас, ни по­том, что бы ни произошло.

  1. «Двенадцать id Двенадцать».
  2. «Грейпвайн», июнь 1958.

 

Любовь + Разум = Рост

«Мне кажется, что основной задачей любого человеческого существа является его рост, ко­торый, как задумано Создателем, есть суть вся­кого развития.

Наш поиск должен быть направлен на от­крытие для себя новых реалий, в том числе, наилучшего понимания и ощущения любви, которую мы только способны обрести. Если способность любить дана человеческому су­ществу, она обязательно присуща и его Соз­дателю.

Существующие теологические концепции помогают мне верить, что я живу в разумно устроенном мире, управляемом Божественной любовью, и что моя собственная неразумная природа может быть постепенно преодолена. Это, по моему разумению, и есть тот процесс роста, для которого мы предназначены».

Пт4сьмо, 1958.

 

Правильно молиться

Нам казалось, что мы очень серьезно относим­ся к религиозным практикам. Однако, после честного пересмотра своих позиций, мы обна­ружили, что по большей части бывали весьма поверхностны. Или же порой, впадая в край­ности, мы захлебывались от эмоций, ошибоч­но принимая их за истинное религиозное чув­ство. В обоих случаях, мы хотели получать, ни­чего не давая взамен.

Мы молились неправильно. Мы всегда про­сили «Исполни мои желания» вместо того, что­бы говорить «Да свершится воля Твоя». Мы совершенно не понимали сути Божественной любви к человеку. Поэтому мы оставались в плену своих заблуждений, неспособные при­нять Божественную благодать, которая могла бы исцелить нас.

 

Ежедневная инвентаризация

Зачастую, когда мы анализируем каждый про­житый день, только пристальный и испытую­щий взгляд может выявить истинные мотивы нашего поведения. В таких случаях наш ста­ринный враг под названием «рациональные объяснения» берет верх и начинает оправды­вать поведение, которое на самом деле было неправильным. Возникает искушение пове­рить, что мы руководствовались благими при­чинами и намерениями, хотя на самом деле это было не так.

Мы «конструктивно критиковали» других людей, нуждавшихся в этом, хотя нашим ис­тинным желанием было победить в бесполез­ном споре. Или же, если человек, о котором шла речь, отсутствовал на собрании, мы дума­ли, будто помогаем остальным лучше понять его, тогда как на самом деле мы унижали его, чтобы почувствовать свое превосходство.

Мы ранили чувства тех, кого любили, так как считали, что «нужно преподать им хоро­ший урок», но на самом деле хотели наказать их. Мы впадали в депрессию и жаловались, что нам плохо, а на самом деле требовали сочув­ствия и внимания к себе.

 

Целостный взгляд

«Хотя многим из нас приходилось бороться за сохранение трезвости, нашему Содружеству никогда не пришлось сражаться за восстанов­ление утраченного единства Поэтому мы иног­да воспринимаем этот бесценный дар как само собой разумеющийся. Мы забываем, что в слу­чае утраты нашего единства миллионы алко­голиков, которые пока не знают о нас, никогда не получат своего шанса на выздоровление».

««« »»»

«Мы имели обыкновение скептически отно­ситься к широким мероприятиям АА вроде конференций, поскольку считали их несколь­ко показным Но в результате оказывается, что их польза очень велика. Хотя интересы каждо­го члена АА в основном сфокусированы на сво­ей группе и на тех, кто находится непосред­ственно вокруг него, но вместе с тем, весьма необходимо и желательно, чтобы мы обрели более широкое видение в целом

Генеральная конференция АА, которая проводится в Нью-Йорке, оказывает именно такой эффект на тех, кто там присутствует. Это сильно расширяет наш кругозор».

  1. Пт4сьмо, 1949.
  2. Пт4сьмо, 1956.

 

Мощное начало

Даже только что появившиеся в ДА новички находят неизъяснимое удовольствие в том, что оказывают помощь другим алкоголикам, ко­торые еще более незрячи, чем они. Это дары такого рода, когда никто ничего не требует вза­мен, не ждет никакой платы от страдающего алкоголика и даже никакой любви.

Оказывается, что подобная самоотдача содержит в себе вознаграждение независимо от того, оказали мы реальную помощь друго­му алкоголику или нет. Характер того, кто стре­мится помочь товарищу по несчастью, еще, возможно, полон недостатков, но он чувству­ет, что Бог позволил ему положить хорошее начало. Он понимает, что его ожидают новые тайны, радости и переживания, о которых он даже не мечтал.

 

 

 

Анонимность и трезвость

По мере того как число групп росло, проблемы ано­нимности усложнялись. Радуясь чудесному исце­лению каждого из наших братьев-алкоголиков, мы иногда обсуждали интимные или мучительные для него моменты, предназначенные только для ушей его наставника. Пострадавший, оскорбленный в своих чувствах, справедливо жаловался, что его до­верие было обмануто.

Когда такие истории начинали циркулировать за пределами группы, возникала серьезная угроза подрыва обещанного нами принципа анонимнос­ти. Это нередко отталкивало от нас людей. Ясно, что имя каждого члена АА и его история должны были храниться в тайне, если он того желал.

««« »»»

Теперь мы полностью осознали, что абсолютная персональная анонимность перед внешним ми­ром так же необходима для продолжения суще­ствования Содружества АА, как абсолютная трез­вость необходима для существования его отдель­ных членов. Это требование продиктовано не страхом, а благоразумием, основанном на много­летнем опыте.

  1. «Двенадцать id Двенадцать».
  2. «АА взрослеет».

Люди веры

Мы все, шедшие этим сомнительным путем атеизма и агностицизма, просим вас отказать­ся от предрассудков, в том числе направлен­ных против организованных религий. Мы по­няли, что, при всех своих недостатках, вера дает смысл и цель миллионам людей. У верующих есть вполне разумная идея о том, каков смысл жизни.

У нас, в прошлом, фактически не было ни­какого общего представления о жизни как та­ковой. Мы забавлялись тем, что цинично раз­бирали по косточкам духовные верования и практику религий, не замечая того, что многие люди с религиозными устремлениями, незави­симо от расы, цвета кожи и вероисповедания, демонстрируют известный уровень стабильно­сти, счастья и благополучия, к которым следо­вало бы стремиться и нам «Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

 

 

Заново построить стабильность

Для алкоголиков также очень важны вопросы, касаю­щиеся финансового положения и эмоциональной ста­бильности. Здесь наибольший вред приносят страх, жад­ность, стяжательство и гордыня. Анализируя свой по­служной список, практически каждый алкоголик должен задать себе примерно следующие вопросы. Какие недо­статки моего характера, помимо алкоголизма, способ­ствовали моим финансовым затруднениям? Возможно, страх и комплекс неполноценности по отношению к своим профессиональным данным подорвали мою уве­ренность в себе и создали внутренний конфликт? Пы­тался ли я скрыть комплекс неполноценности с помо­щью лжи, обмана и попыток избежать ответственнос­ти? Или я жаловался на то, что другие не признают моих исключительных способностей? Не переоценивал ли я себя, представляясь исключительной личностью? Был ли я настолько беспринципен в своих амбициях, что позволял себе предавать своих коллег и ставить им под­ножки? Был ли я расточителен? Брал ли я беззаботно взаймы деньги, не заботясь о том сумею ли вернуть долг? Был ли я скуп и держал ли свою семью в голодном теле? Был ли разумным в своих тратах? Как насчет сомни­тельных сделок, игры на бирже, ставок на бегах.

Женщины, состоящие в АА и занимающиеся биз­несом, увидят, конечно, что многие из этих вопросов относятся и к ним тоже. Но алкоголичка -домохозяйка тоже способна серьезно подорвать семейный бюджет. Она может подделывать счета, манипулировать деньга­ми, отпускаемыми на продукты, в дневное время зани­маться азартными играми и загнать своего мужа в долг благодаря ненужным тратам, собственной безответ­ственности и расточительности.

Товарищи по несчастью

Мы ощущаем себя так же, как спасшиеся после кораблекрушения пассажиры огромноголайнера, когда чувства товарищества, радости и равенства как бы наполняют судно от трюмов до капитанс­кой каюты.

Но в отличие от пассажиров корабля, наша радость в связи с тем, что нам удалось избежать гибели, не убывает, когда мы расстаемся и идем по жизни каждый своей дорогой. Чувство, что всем нам грозила одна и та же опасность, является лишь частью того, что цементирует крепость наших уз.

««« »»»

Наша первая женщина-алкоголик была пациент­кой д-ра Гарри Тьебу, снабдившим ее первоначаль­ным вариантом нашей Большой книги, которая тогда еще не вышла из печати. После первого прочтения книги все в ней протестовало, однако второе прочтение сумело убедить ее. Вскоре она пришла на собрание, проходившее тогда в на­шей гостиной, и оттуда вернулась в больницу с классической фразой, которую произнесла для ос­тальных пациентов: «Мы больше не одиноки».

  1. «Анонимные алкоголт4кт4».
  2. «АА взрослеет».

 

 

 

Доброжелательные советчики

Если бы Провидение не послало мне мудрых и доброжелательных советчиков, я бы давно потерпел полный провал. Один врач когда-то спас меня от смерти от алкоголизма, потому что заставил меня понять смертельную опас­ность этой болезни. Затем другой врач, психи­атр, помог мне сохранить здравомыслие, зас­тавив вытащить на поверхность глубоко скры­тые недостатки характера. А от священников я получил правильные установки, в соответ­ствии с которыми мы стараемся теперь жить.

Но эти бесценные друзья сделали для меня гораздо больше, нежели просто дали профес­сиональные советы. Я понял, что могу прийти к ним с любой проблемой. Я всегда мог обра­титься за советом к их мудрости и добропоря­дочности.

Точно такие же взаимоотношения связы­вали меня со многими дорогими мне друзьями из числа АА. Очень часто они могли мне помочь больше, чем кто-либо другой, просто потому, что они были из АА.

Единственная цель

Существуют люди, предсказывающие, что Ано­нимные Алкоголики могли бы стать зачинате­лем всемирного духовного пробуждения. Ког­да наши друзья говорят такие вещи, это вели­кодушно и искренне с их стороны. Но мы, Анонимные Алкоголики, должны подумать о том, что такая честь и такое пророчество мо­гут вскружить голову большинству из нас, если мы действительно начнем верить, что именно это является настоящей целью АА, и станем вести себя соответственно.

Поэтому наше Содружество должно бла­горазумно следовать своему единственному принципу: донесение идей до тех, кто еще стра­дает. Давайте удержимся от горделивого пред­положения о том, что раз Господь позволяет нам добиваться успехов в одной сфере, то нам суждено стать проводниками спасительной благодати для всех.

«АА взрослеет».

 

Главный стержень

Принцип, согласно которому мы не найдем сколько-нибудь надежной опоры, пока не при­знаем полное поражение, является тем кор­нем, на основе которого зародилось и расцве­ло наше Содружество.

««« »»»

Каждый новичок в АА сначала слышит от дру­гих, а потом понимает сам, что смиренное при­знание бессилия перед алкоголем является первым шагом на пути к освобождению от его парализующей нашу волю хватки.

Таким образом, сначала мы рассматрива­ем смирение как необходимость. Но это все­го лишь начало. Чтобы полностью преодолеть отвращение к идее смирения, чтобы понять его как дорогу к подлинной свободе челове­ческого духа, чтобы утвердиться в желании развивать в себе смирение как нечто жела­тельное само по себе, потребуется немало времени. Жизнь, основанная на эгоцентриз­ме, не может быть мгновенно коренным об­разом перестроена.

  1. «Двенадцать Т4 Двенадцать».
  2. Там же.

 

Счастье — это самоцель?

«По-моему, вопрос заключается не в том, сча­стливы мы или несчастны. Как мы справляем­ся с проблемами, которые встают перед нами? Способны ли мы извлекать из них необходи­мые уроки и передавать свой опыт другим лю­дям, если они захотят получить его?

Мне кажется, в этом мире мы являемся учениками в великой школе жизни в том смыс­ле, что мы должны стремиться к развитию и стараться помогать нашим товарищам разви­ваться в атмосфере любви, ничего не требую­щей взамен. Короче говоря, мы стараемся при­близиться к образу и подобию Бога, как мы Его понимаем.

Когда приходит боль, мы должны с готов­ностью извлекать из нее необходимые уроки, и помогать другим делать то же самое. Когда приходит счастье, мы должны воспринимать его как Божий дар и благодарить за это Гос­пода».

 

Круг и треугольник

Когда в 19 5 5 г. мы собрались на Международный съезд в Сент-Луисе, над нами развивалось знамя, на котором был изображен новый символ АА — круг, опоясывающий треугольник. Круг символи­зирует сеть АА, действующую по всему миру, а тре­угольник символизирует Три Завета АА: Выздоров­ление, Единство и Служение.

Пожалуй, выбор этого символа был не случаен. Священнослужители и пророки древности счита­ли, что треугольник, опоясанный кругом, способен отпугивать силы зла

««« »»»

Когда в 1955 г. мы, ветераны АА, передали наши Три Завета в руки Всемирного движения, грусть по ушед­шим дням смешивалась с чувством благодарности за то, что мне удалось дожить до этого великого дня. Мне больше не надо было принимать решения и действовать от имени АА или же защищать АА.

Какое-то время я страшился наступающих пе­ремен. Но такое настроение быстро прошло. Для упрочения будущего АА можно смело полагаться на групповое сознание АА, которым руководит Гос­подь. Совершенно очевидно, что моя дальнейшая задача — это отпустить их на волю под Божью волю.

  1. «АА взрослеет».
  2. Там же.

 

Выход из депрессии

«В период острой депрессии не пытайтесь не­медленно исправить всю вашу жизнь. Если вы ставите перед собой столь сложную задачу, с которой точно не справитесь в один момент, это означает, что ваше подсознание сыграло с вами злую шутку. Таким образом, вы остане­тесь убежденными в своей несостоятельнос­ти, и, когда придет неудача, у вас появится еще одна причина для еще более глубокого погру­жения в депрессию.

Короче говоря, такой подход, основанный на принципе «все или ничего», является край­не деструктивным. Лучше начинать с мини­мальных задач, а затем день за днем расширять свою активность. Не огорчайтесь из-за неудач, просто начните сначала».

 

Духовная аксиома

Есть одна аксиома из области духовного мира если мы чем-нибудь расстроены, то, независи­мо от причины, вызвавшей такое состояние, это обнажает какой-то дефект нашей души. Если кто-либо обидел нас и нам больно, то это тоже указывает на дефект.

Но, может быть, существуют какие-то ис­ключения из этого правила? Как насчет «пра­ведного гнева»? Если нас кто-то обманул, раз­ве мы не должны испытывать негодование? Разве мы не должны сердиться на самодоволь­ных людей?

Мы, члены АА, считаем, что опасно рас­сматривать эти случаи как исключения. Мы пришли к выводу, что «праведный гнев» луч­ше оставить тем, кто лучше умеет справлять­ся с ним.

 

Учиться доверять

Вся программа АА базируется на принципе взаимного доверия. Мы доверяем Богу, мы доверяем А А, мы дове­ряем друг другу. Поэтому мы доверяем нашим лиде­рам Всемирного движения АА. Мы делегировали им право принятая решений, и это не только средство, по­зволяющее им эффективно действовать и руководить Содружеством, но и символ нашего полного доверия.

««« »»»

Спешу заверить тебя, что в поисках веры члены АА идут самыми разными путями. Если тебе не по душе предло­женный мною путь, ты наверняка найдешь свой соб­ственный, если только будешь наблюдать и слушать. Многие такие же, как ты, пытались решить эту пробле­му методом замены. Ты можешь тоже, если тебе так хочется, считать АА «Высшей Силой». Ведь это доволь­но большая группа людей, которые решили проблему алкоголизма В этом отношении они, конечно же, — сила более могущественная, чем ты, поскольку ты нисколь­ко не приблизился к решению своих проблем. Ты впол­не можешь верить в них. Даже этого минимума веры будет достаточно.

Многие члены АА сумели преодолеть барьер имен­но этим способом. Все они скажут тебе, что, как только они прошли через это, их вера расширилась и углуби­лась. Освобождение от пристрастия к алкоголю необъяс­нимым образом изменило их образ жизни, они повери­ли в Высшую Силу, и большинство из них стали гово­рить о Боге

  1. «Двенадцать Принципов».
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

 

Говорить самое плохое

Основная тема моих размышлений с некото­рыми вариациями всегда сводилась к тому, ка­кой я отвратительный. Точно так же, как под воздействием гордыни я склонен был преуве­личивать свои скромные достижения, так под влиянием чувства вины я преувеличивал свои прегрешения. Я кидался ко всем, кто соглашал­ся меня выслушать и признавался во всех по­роках, зачастую вымышленных. Хотите — верь­те, хотите — нет, но мне казалось, что выстав­ляя так широко напоказ свои прегрешения, я проявляю высшее смирение, и я считал это ог­ромным духовным достижением и своим уте­шением!

Но позднее в глубине души я понял, что на самом деле не чувствовал глубокого раскаяния за то зло, которое я некогда причинил окру­жающим. Эти истории просто служили для меня поводом, чтобы поразглагольствовать и полюбоваться собой. С осознанием этого ко мне постепенно начало приходить подлинное смирение.

«Грейпвайн», Т4юнь 1961.

 

Терпимость помогает сохранять трезвость

«Честность перед собой и другими помогает нам бросить пить, но именно терпимость по­могает и далее воздерживаться от пьянства.

Как показывает наш опыт, лишь немногие алкоголики способны надолго отстраниться от своей группы только потому, что они не соглас­ны с положением дел в ней. Большинство из них в таких случаях все же возвращаются и приспосабливаются к существующим услови­ям. Некоторая часть идет в другую группу или образует новую.

Другими словами, как только алкоголик осознает, что в одиночестве ему плохо, он най­дет способ поладить с остальными и приспосо­биться к их обществу. Так было с самого нача­ла существования ДА и, возможно, так всегда будет и в дальнейшем».

 

Снова в солнечном свете

Когда я впервые услышал мысль о том, что у меня может быть собственный Бог, она мне очень не понравилась. Тогда мой друг Эбби высказал мысль, которая показалась мне ори­гинальной: «Почему бы тебе не выбрать соб­ственное представление о Боге?»

Это наконец проняло меня. Ледяная гора рассудочности, в тени которой я жил и мучил­ся столько лет, растаяла Я стоял освещенный солнечным светом.

««« »»»

Может, и можно найти объяснение духовного переживания, которое нам довелось испытать, но когда я пытался объяснять мой собствен­ный опыт, мне удавалось лишь дать его описа­ние. Я знаю чувство, которое он пробудил во мне, и результат, который за этим последовал, но при этом осознаю, что никогда не смогу до конца понять, как и почему это произошло.

  1. «Анонт4мные алкоголт4кт4».
  2. «АА взрослеет».

 

 

 

Для всех и каждого

Когда наше сообщество было совсем немногочис-

ЛенНЫМ, МЫ ИМСЛИ ДеЛО ТОЛЬКО С ОПуСТТ4ВШТ4МТ4СЯ

на самое дно. Многие не столь отчаявшиеся алко­голики пытались следовать нашим принципам, но не добились никаких результатов, потому что не могли согласиться с тем, что находятся в безнадеж­ном положении.

Мы с огромным удовлетворением отмечаем, что в последующие годы положение дел измени­лось. Алкоголики, еще сохранившие здоровье, се­мью, работу, а иногда даже два автомобиля в гара­же, начали осознавать, что они все же алкоголики. По мере того как эта тенденция усиливалась, к ним присоединились молодые люди, которые были только еще потенциальными алкоголика ми. Их удалось спасти от того буквального ада последних десяти-пятнадцати лет, через который прошли все мы. Поскольку Первый Шаг требует признания того, что мы более не в состоянии управлять своей жизнью, как могли такие люди решиться выпол­нить предписания этого Шага?

Припоминая истории из нашего прошлого, связанные с выпивкой, мы могли показать, что еще за годы до того, как мы поняли, что утратили конт­роль над собой, тогда наше пристрастие к алкого­лю не было уже просто привычкой. Оно было нача­лом рокового падения.

Сила, более могущественная,

чем мы

Если бы моральный кодекс или философия жизни были достаточны, чтобы преодолеть алкоголизм, многие из нас уже давно могли бы выздороветь. Но мы обнаружили, что никакие моральные кодексы и философские концепции не помогают, как бы мы ни старались. Мы мог­ли бы обратиться к морали или найти утеше­ние в философии, но ни в том, ни в другом не было необходимой силы, как бы мы этого ни жаждали. Наши внутренние резервы, во главе с волей, оказались недостаточными, для них это была непосильная задача

Наша дилемма заключалась в недостатке силы. Нам нужно было найти силу, которая будет вести нас в жизни, и эта Сила должна быть более могущественной, чем что-либо, чем мы обладаем.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

Наша защитная оболочка

Почти все журналисты, пишущие об Аноним­ных Алкоголиках, поначалу жалуются, как труд­но написать историю, не называя имен. Но за­тем они быстро забывают об этой трудности, когда понимают, что перед ними группа людей, которым не нужны никакие аплодисменты.

Возможно, впервые в жизни они пишут об организации, которой не нужна никакая пер­сональная реклама. Хотя журналисты бывают весьма циничными, благодаря нашей несом­ненной искренности они быстро превращают­ся в друзей АА.

««« »»»

Движимые духом анонимности, мы стараемся отказаться от естественного желания лично выделиться в среде других алкоголиков или в глазах общественного мнения. Отказываясь от этих вполне человеческих устремлений, мы счи­таем, что каждый из нас участвует в создании надежного защитного покрывала для нашего Содружества, под прикрытием которого мы можем духовно расти и совместно работать.

  1. «Грейпвайн», март 1946.
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

 

Взгляд в перспективу

Я думаю, что предвидение — это способность давать надежные прогнозы на ближайшее бу­дущее и на более отдаленную перспективу. Некоторые могут подумать, что подобные попытки противоречат нашему принципу: «Жить сегодняшним днем». Но этот ценный принцип в действительности относится к на­шей психической и эмоциональной жизни, и означает, главным образом то, что глупо жа­ловаться на прошлое и неразумно жить в меч­тах о будущем.

Как отдельные личности и как товарище­ство в целом мы, несомненно, пострадаем, если будем полностью полагаться только на бессмысленную мысль о полном провидении и совсем не планировать завтрашний день. Подлинное Божественное Провидение наде­лило людей достаточно развитой способнос­тью предвидения, и, несомненно, Он хочет, чтобы мы пользовались этой способностью. Конечно, мы часто обманываемся в своих пред­положениях, полностью или частично, но это лучше, чем вообще не думать о будущем.

 

Прощение

Претворяя в жизнь столь необходимый нам Пятый Шаг, что мы можем быть прощены, какими бы ни были наши мысли, и что бы мы ни совершили в прошлом.

Часто, работая именно по этому Шагу с наставником или духовником, мы впервые чув­ствовали, что способны простить других, как бы сильно они нас ни обидели.

Наша моральная опенка собственного «я» убедила нас в том, что желательно всегда всех прощать. Но только всерьез взявшись за рабо­ту по Пятому Шагу, мы внутренне осознаём возможность того, что мы будем прощены, и собственную способность даровать прощение.

 

Две власти

Многие удивляются, как АА удается успешно функционировать при такой кажущейся анар­хии. Другие общества вынуждены иметь зако­ны, постановления, санкции, наказания, кото­рые применяются уполномоченными лицами. К счастью, мы поняли, что нам не нужна ника­кая человеческая власть. У нас есть две власти, которые намного эффективнее: одна — доб­рая, другая — злая.

Есть Бог, наш Отец, который просто гово­рит нам «Я жду, что вы исполните мою волю». Другую власть зовут Джон, Ячменное зерно и он говорит: «Вам лучше исполнить волю Бо­жью, а не то я убью вас».

««« »»»

Традиции АА — это не правила, не постанов­ления и не законы. Мы с радостью подчиняем­ся им, потому что нам это необходимо, и мы так хотим. Возможно, секрет нашей силы зак­лючается в том, что эти животворящие прин­ципы возникли из реального опыта и основа­ны на любви.

  1. «АА взрослеет».
  2. «Анонтзмные Алкоголтзктз сегодня».

 

Кто командует парадом

Большинство людей пытается жить, полагаясь исключительно на свои силы. Они бывают по­хожи на актеров, которым хотелось бы в оди­ночку играть весь спектакль. Они постоянно заботятся об освещении, балетных вставках, декорациях, а также о том, чтобы остальные актеры, занятые в спектакле, им подыгрывали. Если бы все эти приготовления завершились удачно, если бы другие делали так, как хочется такому человеку, то представление было бы прекрасным.

Как же обычно происходит на самом деле? Спектакль не слишком удается. Признавая какую-то часть своей вины, человек уверен, что остальные виноваты гораздо больше. Он сер­дится, негодует, жалеет себя.

Разве он не корыстный человек, даже ког­да он пытается быть добрым? Разве он не жер­тва заблуждения, что он будет счастлив и до­волен жизнью, если преуспеет в ней?

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

 

 

 

Результаты молитвы

Когда человек, имеющий сомнения, попытает­ся молиться, он обязательно начнет видеть результаты. Если он будет настойчиво продол­жать это занятие, он обязательно обретет большее душевное равновесие и терпимость, уменьшаться его страхи и гневливость. Он при­обретет спокойное мужество и освободится от нервного напряжения. Он узнает истинную пену «победам» и «поражениям». Он начнет воспринимать проблемы и беды не как несчас­тья, направленные на его уничтожение, а как способы обучения. Он станет более свободным и адекватным

Мысль о том, что это может быть резуль­татом самовнушения, покажется ему смехот­ворной. Усилятся целеустремленность и пони­мание верного направления. Тревоги начнут отступать. Скорее всего, улучшится его физи­ческое самочувствие. Начнут происходить чу­десные и необъяснимые вещи. Удивительным образом наладятся испорченные отношения в семье и с окружающим миром.

Не суетитесь, но исполняйте

Промедление — это те же лень, только выра­женные более длинным словом.

««« »»»

«Судя по моим наблюдениям, кое-кто может позволить себе некоторое промедление, но немногие останутся в живых, если будут выра­жать открытое неповиновение».

««« »»»

«Нам удалось справиться со многими проблем­ными алкоголиками с помощью этой страш­ной альтернативы: «Или мы справимся с этим вместе с АА, или умрем». Когда этот выбор твердо отпечатается в мозгу, дальнейшее пьян­ство лишь все туже затягивает веревку.

Очень многие алкоголики признавались: «Я дошел до той точки, где либо в АА, либо в окно. Вот я и здесь!»

  1. «Двеналцать и Двеналщть».
  2. Пт4сьмо, 1952.
  3. Пт4сьмо, 1950.

 

 

 

Поиск пути к Богу

«Мне кажется, что алкоголики, больше чем кто-либо другой, хотят знать, кто они, в чем смысл их жизни, имеют ли они Божественное происхождение и указанное предначертание, и существует ли система вселенской любви и справедливости.

Судя по опыту многих из нас, на ранних стадиях алкоголизма нам казалось, что усили­вается чувство нашего слияния с космосом, и что мы видим проблески Абсолюта. Хотя эти чувства и проблески сознания были, безуслов­но, подлинными, впоследствии они деформи­ровались и были вытеснены в результате хи­мического, духовного и эмоционального раз­рушения, которое оказал на нас алкоголь.

В АА, как и во многих религиозных подхо­дах, алкоголики обретают гораздо больше, не­жели прежние проблески истины и подлинно­го чувства, которые они видели, когда пытались проложить путь к Богу с помощью алкоголя».

Духовность и деньги

Некоторые из нас все еще задаются вопросом: «Что за штука этот Третий Завет? И на какую территорию распространяется «служение»?»

Позвольте начать рассказ с моего соб­ственного наставника, Эбби. Когда Эбби услы­шал о том, насколько серьезно я пил, он решил приехать ко мне. Он находился в Нью-Йорке, а я жил в Бруклине. Ему недостаточно было просто принять решение: надо было совер­шить действие и потратить деньги.

Он позвонил мне по телефону и сел в мет­ро — в общей сложности это обошлось ему в 10 центов. Так, с помощью телефонной будки и турникета в метро начался процесс объеди­нения денег с духовным началом. Одно без дру­гого не дало бы никакого результата.

Таким образом, Эбби утвердил принцип о том, что деятельность АА требует жертвы в виде большого количества времени и неболь­шой суммы денег.

«АА взрослеет».

 

Смирение дает надежду

Теперь, когда мы больше не торчим в барах и борделях и приносим домой всю зарплату, когда мы ведем активную деятельность среди АА, и люди поздравляют нас с этими видимы­ми результатами нашего прогресса, что ж, вполне естественно, что мы тоже начинаем поздравлять себя с этими достижениями. Ра­зумеется, мы пока еще даже не приблизились к смирению.

««« »»»

Мы должны сознательно стремиться попро­бовать смирение, чтобы освободиться от на­ших недостатков с той же готовностью, с ко­торой мы признали свое бессилие перед ал­коголем и поверили в то, что Сила более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.

Если мы нашли в себе достаточно смире­ния, чтобы обрести благодать, освободившую нас от грозящего нашей жизни пристрастия, то есть надежда, что мы сможем добиться та­кого же успеха и в решении других проблем

  1. «Грейпвайн», Т4юнь
  2. «Двеналцать Т4 Двеналцать».

 

Приветствуем критику

«Большое спасибо за Ваше критическое пись­мо. Я уверен, что в отсутствие суровой крити­ки развитие АА могло бы существенно замед­литься.

Лично я очень высоко ценю людей, кото­рые меня критикуют, независимо от того, яв­ляется эта критика обоснованной или нет. В любом случае они часто удерживают меня от еще более дурных поступков, чем те, которые я все же совершаю. Неразумная критика, я надеюсь, научила меня проявлять больше вы­держки и терпения. А разумная критика все­гда была очень важна для АА и дала лично мне много ценных уроков».

 

 

 

Три выбора

Непосредственной целью наших поисков яв­ляется обретение трезвости, то есть свободы от алкоголя и его пагубных последствий. Без обретения этой свободы мы — ничто.

Однако, парадоксальным образом, мы не в состоянии освободиться от алкогольной за­висимости до тех пор, пока не захотим рабо­тать с теми недостатками своего характера, которые и повергли нас в это безнадежное со­стояние. В поисках этой свободы у нас всегда есть три выбора

Первый — это решительный отказ преодо­леть наши вопиющие недостатки, что почти неизбежно приведет к нашему разрушению. Или же существует возможность, что какое- то время мы сможем сохранять трезвость при минимальной работе над собой, и тогда мы окажемся в удобном, но опасном положении заурядной личности. И, наконец, мы можем непрестанно и усердно пытаться развивать в себе благородные качества, способствующие обретению чистоты наших помыслов и поступ­ков, и это и есть подлинная и бесконечная сво­бода человека, ходящего под Богом.

«Грейпватш», ноябрь 1960.

Обретение веры в Провидение

Когда вы беседуете с новичком, стоящим на пози­циях агностицизма или атеизма, пользуйтесь бы­товым языком для описания духовных принципов. Не нужно касаться его предубеждений, связанных с определенными теологическими терминами и идеями, в отношении которых у него нет полной ясности. Старайтесь не поднимать этих вопросов, какими бы ни были ваши собственные убеждения.

««« »»»

Всякий вступивший в АА с намерением присоеди­ниться к Содружеству, уже приступил к выполне­нию Третьего Шага, хотя еще и не осознает этого. Разве вы не доверили решение всех проблем, свя­занных с алкоголем, Содружеству Анонимных Ал­коголиков, полагаясь при этом на его заботу, защи­ту и руководство? Ведь вы уже обрели желание под­чинить вашу волю и ваши представления об алкоголизме тем идеям, которые выдвигает АА. Каждый добровольно вступивший в Содружество, чувствует уверенность в том, что это единственное пристанище для такого, терпящего крушение суд­на, которым стал он. Если это не вручение своей воли и жизни некоему найденному Провидению, то что же это?

  1. «Анонимные алкоголики».
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Сделай это по-нашему?

Когда мы молимся, первым нашим порывом будет стремление попросить Его указать нам, как следует решать какие-то конкретные проблемы, и дать нам силы помочь другим людям, поскольку мы уже решили, что им надо помочь. В этом случае мы будем просить Бога сделать это так, как мы считаем нужным. Поэтому надо тщательно продумать каждую просьбу, чтобы понять, в чем ее достоинства Даже прося о чем-то вполне конкретном, хорошо добавить: «Если на то Твоя воля».

«Двенадцать Т4 Двенадцать».

Повзрослеть

Присущие многим из нас подростковые стремле­ния к безоговорочному одобрению, абсолютной защищенности и совершенной любви вполне умес­тны в семнадцатилетнем возрасте, но совершенно не годятся для человека в возрасте сорока семи или пятидесяти семи лет.

После возникновения АА я находился в силь­ном возбуждении, ожидая воплощения всех этих трех стремлений, поскольку тогда я еще не был взрос­лым человеком ни эмоционально, ни духовно.

««« »»»

По мере духовного роста мы обнаруживаем, что наше прежнее отношение к нашим инстинктам нуждается в серьезном пересмотре. Наши стрем­ления к душевному покою, богатству, личному пре­стижу и значимости, к счастливым любовным вза­имоотношениям и счастливой семейной жизни должны быть введены в определенные рамки и пе­реориентированы.

Мы поняли, что удовлетворение природных инстинктов не является единственным смыслом жизни. Если мы придаем им первостепенное значе­ние, то как бы ставим телегу впереди лошади, и нас неизбежно потянет назад к разочарованию. Но если мы готовы считать главным наш духовный рост, тог­да и только тогда у нас появляется реальный шанс

  1. «Греипваин», январь 1958.
  2. «Двенадцать и Двенадцать».

Неоспоримый факт

Мы понимаем ограниченность наших знаний. Бог будет постоянно открывать новое вам и нам. Спрашивайте Его во время вашего углуб­ленного утреннего размышления, что вы мо­жете сделать для тех, кто еще болен. Вы полу­чите ответы, если в своем собственном хозяй­стве вы навели порядок.

Совершенно очевидно, что вы не сумеете передать другим то, чего у вас нет. Следите, что­бы ваши взаимоотношения с Богом были все­гда такими, какими они должны быть, и тогда значительные события произойдут с вами и многими другими людьми. Для нас это — Ве­ликий Факт.

Напутствие вновь пришедшему к нам

Положитесь на Бога, как вы понимаете Его. Признайте собственные недостатки пе­ред Ним и перед своими товарищами. Очис­титесь от обломков прошлого. Делитесь с дру­гими тем, что вы узнали, и присоединяйтесь к нам. Мы будем с вами, объединенные Духов­ным Братством, и вы, конечно, встретите мно­гих из нас на нашем общем нелегком Пути к Счастью.

Да благословит вас Еосподь и да хранит вас ныне и присно.

«Анонт4мные алкоголт4кт4».

Я считаю себя ответственным…

Когда кто-либо где-либо ищет помощи, я хочу, чтобы этот человек всегда мог найти протяну­тую к нему руку АА, и я считаю себя ответ­ственным за это.

— Выдержка Т43 декларации, принятой на Международном съезде в честь ЗО-леттзяАА

««« »»»

Дорогие друзья!

Начиная с 1938 г. большая часть моей жизни в рядах АА была посвящена разработке, созданию, управлению и обеспечению эффективности и ста­бильности международной сети АА во главе с ее штаб-квартирой, чья деятельность обеспечивает функционирование нашего объединенного Содру­жества по всему миру.

Не будет преувеличением сказать, что под ру­ководством своих попечителей эти важнейшие направления нашей деятельности приобрели боль­шой размах и повсеместную эффективность.

Штаб-квартира Генерального совета АА не­сомненно является крупнейшим проводником идей АА. Она сумела установить правильные взаи­моотношения АА с неспокойным внешним ми­ром, в котором мы живем Она способствовала рас­пространению нашего Содружества во всем мире. Всемирная служба АА всегда готова откликнуться на конкретные потребности любой группы и лю­

 

бого одинокого алкоголика незавт4СТ4МО от того, где онт4 находятся Т4 на каком языке говорят. Накоп­ленный за много лет опыт ее деятельное™ досту­пен для всех.

Члены нашего Попечительского совета — Ге­нерального совета АА — в будущем останутся на- ШТ4МТ4 основными руководителями во всем, что ка­сается международной деятельности АА. На нт4х уже давно возложена эта высокая ответственность; в международных делах онтг пртгнялтг эстафету от меня т4 д-ра Боба, Т4 в своей деятельное™ непос­редственно подотчетаы Содружеству в целом.

Мы, уходящие со сцены ветераны АА, остав­ляем это наследство Т4 эту ответственность за функ- цт40нт4ровант4е Всемирной службы вам, олицетво­ряющим сегодняшний Т4 завтрашний день АА. Мы знаем, что вы будете хранить, поддержтгвать Т4 ле­леять это всемирное наследие, которое являет со­бой велт4чайшую тгз коллектавных обязанностей, когда-либо существовавших у Анонимных Алко­голиков.

С доверием и любовью,

 

Билл у. скончался 24 января 1971 г.

 

  1. Мы признали свое бессилие перед алкоголем — при­знали, что потеряли контроль над собой.
  2. Пришли к убеждению, что только Сила более могугце- ственная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.
  3. Приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимали.
  4. Тщательно и бесстрашно провели моральную инвента­ризацию собственной личности.
  5. Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.
  6. Были полностью готовы к тому, чтобы Бог избавил нас от всех наших дефектов характера.
  7. Смиренно просили Его исправить наши изъяны.
  8. Составили список всех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину пе­ред ними.
  9. Лично возместили причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.
  10. Продолжали инвентаризацию и, когда допускали ошиб­ки, сразу признавали это.
  11. Стремились путем молитвы и размышления улучшить свой сознательный контакт с Богом, как мы Его пони­мали, молясь лишь о знании Его воли в отношении нас, и силе для исполнения ее.
  12. Достигнув духовного пробуждения, к которому приве­ли эти шаги, мы старались донести смысл наших идей до других алкоголиков и применять эти принципы во всех наших делах.
  13. Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства АА.
  14. В делах нашей группы есть лишь один высший автори­тет — любящий Бог, воспринимаемый в том виде, в каком Он может предстать в нашем групповом сознании. Наши руководители — всего лишь облеченные доверием испол­нители, они не приказывают.
  15. Единственное условие д ля того, чтобы стать членом А А, — это желание бросить пить.
  16. Каждая группа должна быть абсолютно самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или АА в целом.
  17. У каждой группы есть лишь одна главная цель — донести наши идеи до тех алкоголиков, которые все еще страдают.
  18. Группе АА никогда не следует поддерживать, финансиро­вать или предоставлять имя АА для использования какой- либо родственной организации или посторонней компа­нии, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственно­стью и престижем, не отвлекали нас от нашей главной цели.
  19. Каждая группа АА должна полностью опираться на соб­ственные силы, отказываясь от помощи извне.
  20. Содружество Анонимных Алкоголиков должно всегда оставать­ся непрофессиональным объединением, однако наши службы могут нанимать работников определенных специальностей.
  21. Анонимным Алкоголикам никогда не следует вводить себя в рамки определенной организационной структуры, одна­ко мы можем создавать службы или комитеты, непосред­ственно подчиненные тем, кого они обслуживают.
  22. Анонимные Алкоголики не высказывают своего мнения по вопросам, не имеющим отношения к их деятельности, поэтому имя АА никогда не следует вовлекать в какие- либо общественные дискуссии.
  23. Наша политика во взаимоотношениях с общественностью основывается на привлекательности наших идей, а не на про­паганде; мы должны всегда сохранять анонимность на уров­не прессы, радио и кино.
  24. Анонимность — духовная основа всех наших традиций, постоянно напоминающая нам о том, что на первое место надо ставить принципы, а не личности.

[1] Сегодня внедрение принципов жизни по АА в семьи является основной задачей Семейных Групп Ал-Анон, которых уже насчитывается (по данным на 1983 г.) око­ло 20 тысяч по всему миру. Б них входят жены, мужья и близкие родственники алкоголиков. И успехи Ал-Анон в работе с семьями были огромны.

[2] Билл упомянул, что после 1955 г. у него больше не было депрессий.