Выход из депрессии историческая справка

Депрессия стара, как мир, ее возраст равен возрасту человеческой расы, и мало кто из людей не чувствовал ее прикосновения. Иногда внезапно, без каких-либо причин, мы чувствуем невыносимую печаль. Мир становится серым, мы переживаем душевную горечь, нам кажется, что колокол звонит по нам. Мы теряем душевный покой и погружаемся в переживание одиночества. Для кого-то эти переживания — всего лишь мимолетные мгновения или нечто, что можно преодолеть при помощи здравого смысла или практической активности. Но для кого-то этот опыт стал призраком, чье нежелательное присутствие изрядно портит жизнь, а иногда и становится тюрьмой, стены которой, хотя и прозрачны, но все же остаются непроницаемыми.

В наш век депрессия была классифицирована как болезнь. Ее лечили таблетками и электросудорожной терапией (ЭСТ). Кому-то такое лечение помогло — их депрессия прошла и уже никогда не возвращалась. Тем не менее, были люди, которым лекарственная терапия и ЭСТ принесли лишь временное облегчение или вообще никак не повлияли на течение болезни. Этим людям требовалось что-то еще. И это неудивительно, так как депрессия — это нечто больше, чем просто болезнь.

Когда мы просто болеем корью или ломаем ногу, мы чувствуем себя несчастными и переживаем, но мы не помышляем о смерти и не проводим все время в размышлении о наших грехах или бесполезности нашей жизни. А вот когда мы находимся в депрессии, мы занимаемся именно этим. Мы мучительно размышляем над проблемами жизни и смерти, о том, каков смысл нашей жизни, какой веры нам придерживаться. Мы размышляем о том, есть ли что-то за гранью смерти, и о том, что полезного мы сделали в нашей жизни, почему в нас борются противоположные чувства: стыд и вина, страх и смелость, прощение и месть, гнев, зависть, ненависть и любовь. Для многих из нас этот период болезненного беспорядка становится важным уроком мудрости, и впоследствии мы обретаем мир в душе. Некоторых же страдания так и не оставляют.

Депрессия характерна для всех культур, на протяжении всей истории человечества, и можно с легкостью утверждать, что она представляет собой нечто гораздо большее, чем просто мучительную болезнь. Это похоже на определенный опыт, в течение которого периоды безрадостных выводов и некомфортного бездействия приводят человека к пониманию того, что что-то пошло неправильно в его жизни и что необходимы изменения. Почему же тогда некоторые люди проходят сквозь этот опыт и осознают то, что необходимо изменить, тогда как другие продолжают оставаться в плену своих страданий?

На протяжении последних двадцати лет я проводила долгие беседы с людьми, чья депрессия сохранялась, несмотря на то, что они проходили самое лучшее медицинское лечение. Я также беседовала и с людьми, которые имели большие проблемы с депрессией, но, несмотря на это, все-таки справлялись с ней. Люди, которые справились, и люди, которые остались в депрессии, имеют кардинально различные взгляды на вопросы жизни и смерти.

Некоторые из людей, страдающих депрессией, с которыми мне довелось разговаривать, нашли свой путь из депрессии. Некоторые до сих пор испытывают приступы депрессии время от времени, но у них уже есть понимание того, почему это с ними происходит. Депрессия — это тюрьма, которую мы строим сами для себя. Но так как мы сами ее строим, то и сами можем открыть замок и освободить себя.

Дороти Роу